ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

— Если ты хочешь ребенка, Клэр, то я возьму его и справлюсь со всем, что за этим последует.

Если я хочу ее. Внезапно я ощутила вес ребенка, спящего под моей грудью. Я забыла лихорадку материнства, отодвинула память о восторге, панике, усталости, возбуждении. Но появление Германа, Джемми и Джоан ярко напомнили мне об этих чувствах.

— Один последний вопрос, — сказала я, беря его руку и переплетаясь с ней пальцами. — Отец ребенка не был белым. Что это может значить для нее?

Я знала, что это будет значить в Бостоне 1960-х годов, но это было другое место и другое время, и хотя здесь и сейчас общество было более суровым и менее просвещенным, чем там, откуда я прибыла, оно отличалось значительной терпимостью.

Джейми задумался, выбивая негнущимися пальцами правой руки тихий ритм по бочонку с соленой свининой.

— Я думаю, все будет в порядке, — сказал он, наконец. — Нет никакой опасности, что ее обратят в рабство. Даже если можно будет доказать, что ее отец был рабом — а таких доказательств нет — ребенок приобретает статус матери. Ребенок, рожденный свободной матерью, свободен, ребенок, рожденный рабыней — раб. И какой бы не была эта женщина, она не была рабыней.

— Официально, по крайней мере, — сказала я, вспомнив об отметках на косяке двери. — Но не касаясь вопроса рабства…?

Джейми вздохнул и выпрямился.

— Я думаю, нет, — сказал он. — Не здесь. В Чарльстоне, да, это имело бы значение, по крайней мере, если бы ей пришлось вращаться в обществе. Но не в этой глуши.

Он пожал плечами. Действительно, возле Линии соглашения имелось много детей от смешанных браков. Для поселенцев было обычным делом брать жен из племен чероки. Более редко встречались дети от связи между белыми и черными людьми, но их было много в прибрежных областях. Большинство из них являлись рабами, но тем не менее.

Маленькой мисс Бердсли не придется вращаться в обществе, по крайней мере, если мы оставим ее Браунам. Здесь ее состояние имело бы гораздо большее значение, чем цвет ее кожи. С нами ей в этом плане будет труднее, поскольку Джейми был — и всегда будет — несмотря на нехватку средств, светским человеком, джентльменом.

— Вообще-то это не последний вопрос, — сказала я, приложив его холодную руку к моей щеке. — Последний вопрос — почему ты предложил мне это?

— О, я просто подумал… — он опустил руку и отвел взгляд, — о том, что ты говорила, когда мы вернулись домой со сбора. Что ты могла выбрать бесплодие, но не сделала это из-за меня. Я подумал… — он снова замолчал и сильно потер согнутым пальцем вдоль носа. Он глубоко вздохнул и начал снова.

— Я не хочу, — сказал он твердо, обращаясь к воздуху перед собой, как если бы стоял перед судом, — чтобы ты рожала ребенка ради меня. Я не могу рисковать тобой, сассенах, — его голос внезапно стал хриплым, — даже ради дюжины детей. У меня есть дочери и сыновья, племянники и племянницы, внуки, у меня достаточно детей.

Теперь он взглянул на меня и мягко произнес:

— Но у меня нет жизни, кроме тебя, Клэр.

Он громко сглотнул и продолжил, не спуская с меня глаз.

— Но я подумал… если ты хочешь еще одного ребенка, возможно, я смогу дать его тебе.

Слезы навернулись мне на глаза. В пристройке было холодно, и наши пальцы занемели от стужи. Я сильно сжала его руку.

Пока мы разговаривали, мой мозг работал, просчитывая возможности, оценивая трудности и мечтая о счастье. Но мне не нужно было думать об этом — решение принято. Ребенок был искушением, как для плоти, так и для духа; я знала блаженство неограниченного единения, так же как и сладостно-горькую радость от осознания того, что это единение исчезает, когда ребенок познает себя и отдаляется, становясь личностью.

Но я уже пересекла некую тонкую грань. Было ли это от того, что мой лимит материнства, отпущенный природой, исчерпан, или от того, что я знала, что мои обязательства лежат в иной сфере… но мое материнское чувство было удовлетворено, мой материнский долг исполнен.

Я уткнулась лбом в его грудь и произнесла в ткань, закрывающую его сердце:

— Нет. Но Джейми… я так тебя люблю.

Мы какое-то время стояли, обнявшись и слушая шум голосов в доме за стеной, и молчали, ощущая покой и удовлетворение. Мы были совершенно измотаны, но нам не хотелось покидать мирную атмосферу нашего простого убежища.

— Нам нужно пойти в дом, — пробормотала я, наконец, — а то мы упадем прямо здесь, и нас найдут утром вместе с окороками.

Слабый хрип смеха сотряс его грудь, но прежде чем он мог ответить, на нас упала тень. В дверях пристройки кто-то стоял, перекрывая лунный свет.

Джейми резко поднял голову, руки на моих плечах напряглись, но потом ослабли, позволив мне отстраниться и обернуться.

— Мортон, — произнес Джейми многострадальным голосом, — что, во имя Христа, ты здесь делаешь?

Исайя Мортон вовсе не походил на записного соблазнителя, но полагаю, что вкусы различаются. Он был ниже меня ростом, но шире в плечах с бочкообразным туловищем и слегка кривыми ногами. Правда, у него были довольно приятные глаза и красивые волнистые волосы, хотя я не могла сказать какого они цвета. Я прикинула, что ему было немногим более двадцати лет.

— Полковник, сэр, — произнес он шепотом. — Мэм, — он коротко поклонился, — не хотел вас пугать. Но я услышал голос полковника и решил воспользоваться шансом, так сказать.

Джейми рассматривал Мортона, сузив глаза.

— Воспользоваться шансом? — повторил он.

— Да, сэр. Я никак не мог придумать, как мне вызвать Эли, и все кружил вокруг дома, и услышал, как вы с леди разговариваете.

Он снова поклонился мне, словно по рефлексу.

— Мортон, — произнес Джейми тихо, но со стальными нотками в голосе, — почему ты не уехал? Разве Фергюс не сказала тебе, что милиция распущена?

— О, да, сэр, сказал, — не сей раз он поклонился Джейми. — Но я не мог уехать, сэр, не увидев Эли.

Я откашлялась и взглянула на Джейми, который вздохнул и кивнул мне.

— Э… боюсь, что мисс Браун услышала о ваших прежних обязательствах, — сказала я деликатно.

— А? — Исайя выглядел непонимающим, и Джейми раздраженно фыркнул.

— Она имеет в виду, что девушка знает, что у тебя есть жена, — сказал он жестко, — и если ее отец не пристрелит тебя при встрече, то она сама проткнет тебе сердце. А если они не смогут, — он выпрямился, достигнув угрожающей высоты, — то это сделаю я голыми руками. Что за мужчина может соблазнить девушку и наградить ее ребенком, не имея права дать ему свое имя?

Исайя Мортон побледнел заметно даже в лунном свете.

— Ребенком?

— Да, — сказала я холодным тоном.

— Да, — подтвердил Джейми, — и теперь тебе, ничтожный двоеженец, лучше убраться отсюда, иначе…

Он резко замолчал, поскольку рука Исайи вынырнула из-под плаща с пистолетом. Стоя рядом, я увидела, что он был заряжен, и курок взведен.

— Мне жаль, сэр, — сказал он извиняющимся тоном и облизал губы, переводя взгляд с Джейми на меня и обратно. — Я не причиню вам вреда, тем более вашей леди, но поймите, мне очень нужно увидеть Эли.

Его довольно пухлые черты лица затвердели, но губы слегка дрожали, хотя пистолет он держал довольно твердо.

— Мэм, — сказал он мне, — не будете ли вы так добры, чтобы пойти в дом и позвать Эли? Мы будем ждать здесь… полковник и я.

Сначала у меня не было времени испугаться, но теперь я действительно не боялась, только была безмерно удивлена.

Джейми на мгновение закрыл глаза, словно молил бога дать ему терпения. Потом открыл их и вздохнул, испустив белое облака пара.

— Опусти пистолет, идиот, — сказал он почти любезно. — Ты прекрасно знаешь, что не выстрелишь в меня, и я тоже это знаю.

Исайя теснее сжал губы и палец на курке, и я задержала дыхание. Джейми продолжал смотреть на него со смесью раздражения и жалости во взгляде. Наконец, палец на курке расслабился, и ствол пистолета опустился так же, как и глаза Исайи.

— Мне только нужно увидеть Эли, полковник, — сказал он тихо, глядя в пол.

119
{"b":"222028","o":1}