ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Мускулы его ног под килтом были сильны и упруги, как у прыгающего оленя, и он танцевал со всем мастерством воина, которым был и все еще оставался. Но думаю, сейчас он танцевал ради памяти, чтобы те, кто видели танец, не могли забыть его. Пот летел с его лба, и выражение невыразимой отдаленности стыло в глазах.

Люди все еще возбужденно обсуждали танец, когда перед полуночью мы отправились к дому, чтобы поесть рагу и выпить пива и сидра перед приходом первого гостя.

Миссис Баг достала корзину яблок и собрала молоденьких незамужних девушек в углу кухни, где они, хихикая и кидая взгляды на молодых людей, очищали яблоки, снимая кожуру одной лентой. Каждая девушка бросала счищенную кожицу за плечо, и вся группа бросалась со смехом и восклицаниями посмотреть, какую букву образовала упавшая полоска.

Очищенная кожица имела тенденцию к скручиванию, и потому было очень много букв «О» и «С». Большое обсуждение вызвал вопрос, следует ли считать, что буква «О» указывает на Ангуса Ога. Молодой Ангус Ог из МакЛеодов был веселым симпатичным парнем, тогда как единственным мужчиной на «О» был Оуэн, пожилой вдовец пяти футов ростом с большим жировиком на лице.

Я унесла Джемми наверх и уложила его в кроватку, расслабленного и посапывающего во сне. Когда я спустилась вниз, Лиззи бросала свою кожуру.

— «С»! — хором пропели две девочки Гатри, почти стукнувшись головами, когда наклонились посмотреть образовавшуюся букву.

— Нет, нет, это «Д»!

Привлеченная в качестве эксперта, миссис Баг некоторое время рассматривала полоску красной кожицы со склоненной набок головой, словно малиновка, рассматривающая червяка.

— «Д», точно, — постановила она, распрямляясь, и все девушки захихикали как одна, повернувшись к Джону Лоури, молодому фермеру с вуломской мельницы, который ответил им полным замешательства взглядом.

Уголком глаза я уловила красную вспышку и, повернувшись, увидела в дверном проеме зала Брианну. Она кивнула головой, подзывая меня, и я поторопилась подойти к ней.

— Роджер готов выйти, но мы не могли найти молотую соль, ее нет в кладовой. Может, она у тебя в хирургии?

— О! Да, там, — сказала я виновато. — Я засыпала ею змеиный корень и забыла вернуть на место.

Гости оккупировали оба крыльца и прихожую, набились в кухню и кабинет Джейми, разговаривали и наслаждались едой и напитками. Мне пришлось прокладывать путь к моему кабинету в настоящей давке, обмениваясь пожеланиями, ныряя под кружки с сидром в размахивающих руках и поскальзываясь на кусочках рагу.

Сам хирургический кабинет был почти пуст; люди избегали его из-за суеверия, болезненных воспоминаний или простой осторожности, и я не поощряла посещений, оставив комнату без всякого огня. Сейчас в ней горела лишь одна свеча, и единственным визитером в ней был Роджер, который рылся среди вещей на стойке.

Он поднял голову, когда мы вошли и улыбнулся. Он все еще был слегка раскрасневшимся после танцев, без сюртука и с обмотанным вокруг шеи шарфом; его плащ лежал рядом на табурете. Согласно обычаю, считалось, что наступивший год будет удачным, если первым гостем после полуночи на Хогманай будет высокий красивый темноволосый мужчина.

Роджер, бесспорно, являлся самым высоким и весьма хорошо выглядящим темноволосым мужчиной в ближайшем окружении, поэтому он был выбран в качестве первого гостя не только для «большого дома», но и для всех домов поблизости. Фергюс, Марсали и другие соседи уже умчались домой, чтобы подготовиться к встрече первого гостя.

Рыжеволосый мужчина в качестве первого гостя, наоборот, считался ужасной неудачей, и потому Джейми был отправлен в свой кабинет под охраной веселых братьев Линдсеев, которые должны были держать его там после полуночи. Во всей окрестности до самого Кросс-Крика не было больших часов, но у мистера Гатри были карманные часы, еще более старые, чем он сам, и этот инструмент должен был объявить тот мистический момент, когда один год сменяется другим. Учитывая тенденцию этих часов останавливаться, я сомневалась, что время полуночи будет определено точно, но вряд ли это имело какое-либо значение.

— Одиннадцать-пятьдесят, — объявила Брианна, заглядывая в кабинет, с плащом в руках. — Я только что посмотрела на часах Гатри.

— Времени много. Ты идешь со мной? — Роджер улыбнулся Брианне, увидев плащ в ее руках.

— Шутишь? Я давно не гуляла после полуночи, — она усмехнулась ему в ответ, заворачиваясь в плащ. — Все взял?

— Все, кроме соли, — Роджер кивнул на парусиновый мешок на стойке. Первый гость должен принести подарки: яйцо, полено, немного соли и виски, гарантируя таким образом изобилие в домашнем хозяйстве в предстоящем году.

— Ах, да. Куда же я… О, Боже!

Распахнув двери буфета в поисках соли, я наткнулась на пару горящих в темноте глаз.

— О, Господи, — я приложила руки к груди, удерживая прыгающее сердце, и слабо махнула рукой Роджеру, который бросился на мой крик, готовый защитить меня. — Не волнуйтесь, это только котенок.

Адсо нашел убежище в буфете в компании с пойманной мышью. Он заворчал на меня, очевидно, решив, что я претендую на его добычу, но я раздраженно сдвинула его в сторону и вытащила мешочек с солью из-за его пушистой задней части.

Я закрыла дверь буфета, оставив Адсо пировать, и вручила соль Роджеру. Он взял ее, положив на стойку предмет, который держал в руках.

— Где вы раздобыли эту старинную вещицу? — спросил он, кивнув на предмет и убирая соль в сумку. Я поглядела на стойку и увидела небольшую розовую фигурку, которую мне дала миссис Баг.

— У миссис Баг, — ответила я. — Она говорит, что это амулет для плодовитости, и надо сказать, выглядит он очень даже соответствующе. Значит, фигурка старинная?

Я думала так же, и интерес Роджера подтвердил это.

Он кивнул, не сводя глаз со статуэтки.

— Очень старинная. Подобные фигурки, которые я видел в музеях, имеют возраст несколько тысяч лет.

Он почтительно провел по выпуклостям камня указательным пальцем.

Брианна высунулась вперед, чтобы посмотреть статуэтку, и я без размышлений схватила ее за руку.

— Что? — спросила она, поворачивая ко мне голову. — Мне нельзя ее касаться? Амулет работает?

— Нет, конечно, нет.

Я со смешком убрала руку, но почувствовала себя довольно смущенной. Я поняла, что мне не хочется, чтобы она прикасалась к фигурке, и испытала облегчение, когда она просто наклонилась над стойкой, рассматривая ее. Роджер тоже смотрел на нее, точнее на Брианну, уставившись в ее затылок со странной интенсивностью во взгляде. Я могла предположить, что он желал, чтобы она коснулась вещицы, так же страстно, как я не хотела.

«Бьючемп, — сказала я про себя, — ты слишком много выпила сегодня».

Но, тем не менее, я импульсивно схватила фигурку и сунула ее в свой карман.

— Ладно! Вам нужно идти!

Странное настроение этого момента было разрушено, и Брианна, выпрямившись, повернулась к Роджеру.

— Да, правда. Идем.

Он забросил сумку на плечо и улыбнулся мне, потом взял ее за руку, и они исчезли, закрыв за собой дверь кабинета.

Я взяла свечу и собралась последовать за ними, но потом остановилась, внезапно охваченная нежеланием возвращаться в хаос праздника.

Я чувствовала звуки дома, пульсирующие вокруг меня; под дверь тек свет из зала. И только в кабинете было относительно тихо. Я ощутила вес маленького идола в моем кармане и прижала твердый шероховатый камень к ноге.

Нет ничего особенного в этой дате, первое января, кроме того значения, которое мы сами придаем ему. Древние народы праздновали новый год в разные дни — в начале февраля, когда зима идет на убыль, и день начинает прибывать, или в день весеннего равноденствия, когда мир находится в равновесии между темным и светлым временем суток. И, тем не менее, я, стоя в темноте и слушая чавканье котенка в буфете, ощущала биение земли под моими ногами, когда год — или что-то еще — менялся. Шум и присутствие толпы не мешали мне ощущать свое уединение, и чувство нового года пело в моей крови.

127
{"b":"222028","o":1}