ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

— Федра! Ты видела Иннеса сегодня утром?

Пробегающая мимо гувернантка Джокасты с руками, полными скатертей, резко остановилась.

— Не видела мистера Иннеса с завтрака, мэм, — ответила она, покачав головой в аккуратном чепце.

— Как он выглядел? Он хорошо ел?

Завтрак в эти дни тянулся несколько часов; гости, поселившиеся в доме, завтракали в удобное для них время, самостоятельно выбирая блюда на буфете. Скорее всего, на кишечник Дункана повлияли нервы, а не пищевое отравление, однако кусок колбасы, который я видела на буфете, показался мне довольно подозрительным.

— Нет, мэм, ни кусочка, — Федра нахмурила брови, она любила Дункана. — Повар пытался соблазнить его запеченными яйцами, но он только качал головой и выглядел уставшим. Он, правда, выпил стакан ромового пунша, — добавила она, пытаясь сказать что-то утешительное.

— Да, это ему поможет, — заметил Ниниан, подслушавший наш разговор. — Не беспокойтесь, миссис Клэр. С Дунканом все будет в порядке.

Федра сделала реверанс и убежала к столам, установленным под деревьями. Сочный аромат жарящейся свинины разносился по холодному воздуху; со стороны кузницы приплыли душистые облака дыма от горящих поленьев гикори. Там жарили ляжки оленя, бараньи бока и множество домашних птиц на вертелах. Мой живот громко булькнул от предвкушения, несмотря на тесно зашнурованный корсет.

Казалось, ни Джейми, ни Ниниан не заметили этого, но я все равно отступила от них, осматривая лужайку, которая тянулась от террасы до речного берега. Я не была уверена в действии рома, особенно на пустой желудок. Конечно, Дункан не был первым женихом, который явится к алтарю пьяным, но все же…

Брианна, яркая в платье из голубой шерсти, стояла возле одной из мраморных статуй, держа Джемми на бедре, и разговаривала с Джеральдом Форбсом, адвокатом. У нее тоже был веер, но он сейчас применялся не по назначению — Джемми с сосредоточенным видом на розовой мордашке грыз его костяную ручку.

Конечно, у Брианны не было такой необходимости в помощи веера, как у меня; она унаследовала способность Джейми скрывать свои мысли за маской расслабленной вежливости. Эта маска сейчас была на ее лице, и потому я знала ее мнение относительно мистера Форбса. «Где же Роджер?» — задалась я вопросом. Совсем недавно он был с нею.

Я повернулась, чтобы спросить Джейми, что он думает об этой эпидемии исчезающих мужей, но лишь обнаружила, что она настигла и его. Ниниан Гамильтон отвернулся, разговаривая с кем-то, а возле меня проходили два раба, которые волокли к столам огромную оплетенную бутыль с бренди. Я торопливо отступила с их дороги и повернулась, высматривая Джейми.

Он исчез в толпе, как шотландская куропатка в вереске. Я медленно поворачивалась, рассматривая террасу и лужайку, но не обнаружила никакого признака его присутствия среди беспорядочно передвигающейся толпы. Я прищурилась от яркого солнечного света, прикрывая глаза рукой.

В конце концов, он не столь не заметен; горец с кровью гигантов-викингов в жилах, он возвышался на голову над большинством мужчин, и его волосы сияли в солнечном свете, как полированная бронза. Вдобавок ко всему, он в честь свадьбы Джокасты был одет в свой лучший наряд: перепоясанный плед из красно-черного тартана, красивый серый сюртук с жилетом и самые яркие красно-черные чулки, которые когда-либо украшали голени шотландца. Он должен был выделяться как пятно крови на новом полотне.

Я не нашла его, но увидела знакомое лицо. Я сошла с террасы и пошла, обходя группы празднующих.

— Мистер МакЛеннан!

Он с удивлением повернулся ко мне, но грубоватые черты его лица тут же смягчились сердечной улыбкой.

— Миссис Фрейзер!

— Как я рада вас видеть, — сказала я, подавая ему руку. — Как дела?

Он выглядел немного лучше, чем в последний раз, когда я видела его. Он был чист и одет в приличный темный сюртук и простую шляпу с лентой, но щеки его запали, а в глазах таилась тень, которая оставалась даже тогда, когда он улыбнулся мне.

— О… Со мной все в порядке. Весьма хорошо.

— Вы… Где вы сейчас живете?

Этот вопрос казался мне более деликатным, чем просто: «Почему вы не в тюрьме?» Не будучи глупым, он ответил мне на оба вопроса.

— О, в общем, ваш муж был так добр, чтобы написать мистеру Ниниану, — он кивнул на худую фигуру Ниниана Бела Гамильтона, который о чем-то с жаром спорил с мужчинами, — и рассказать о моих проблемах. Мистер Ниниан поддерживает регуляторов и большой друг судьи Хендерсона.

Он покачал головой, сжав рот в замешательстве.

— Я не могу сказать, как это вышло, но мистер Ниниан приехал и забрал меня из тюрьмы, и теперь я живу у него. Пока. Я благодарен ему.

Он говорил искренне, но несколько рассеянно. Потом он затих, и я поняла, что хотя он все еще смотрел на меня, он ничего не видел. Я безуспешно пыталась найти что сказать, чтобы вернуть его к действительности, но тут, к моему облегчению, зов Ниниана вывел его из транса. Абель вежливо извинился и пошел к спорящим мужчинам.

Я прогуливалась по лужайке, кивая знакомым поверх моего веера. Я была рада снова увидеть Абеля и узнать, что, по крайней мере, физически он в порядке, но я не могла отрицать, что от разговора с ним у меня стало холодно на душе. У меня было такое чувство, что для Абеля МакЛеннана не имело никакого значения, где находится его тело, его сердце все еще лежало в могиле рядом с его женой.

Почему Ниниан привез его? Ведь свадьба не могла не напомнить ему его собственный брак.

Солнце поднялось достаточно высоко, чтобы прогреть воздух, но я дрожала. Горе МакЛеннана напомнило мне бесконечные дни после Каллодена, когда я вернулась в свое время, зная, что Джейми мертв. Я слишком хорошо знала это безразличие сердца, когда ходишь, как лунатик днем, и лежишь с открытыми глазами ночью, не находя отдыха и чувствуя только мертвую пустоту.

С террасы раздался голос Джокасты, призывающей Улисса. Она потеряла трех мужей и собралась за четвертого. Она могла быть слепой, но в ее глазах не было этой смертельной пустоты. Значит ли это, что она никого по-настоящему не любила? Или она была женщиной с большой силой воли, способной преодолевать горе не раз, а снова и снова?

Я сделала это однажды ради Брианны. Но у Джокасты нет детей, по крайней мере, сейчас. Может, когда-то они у нее были, и разлука с ними разбила ее сердце?

Я встряхнулась, пытаясь отогнать печальные мысли. В конце концов, это был праздник, и день соответствовал ему. В роще уже расцвел кизил, синешейки и кардиналы носились среди деревьев, как разноцветное конфетти, сходя с ума в своих брачных играх.

— Но они спят, — говорила женщина авторитетным тоном. — Боже, они же живут в одном доме уже много месяцев!

— Да, — с сомнением в голосе согласилась одна из ее компаньонок, — но так не подумаешь, глядя на них. Они ведь даже не глядят друг на друга! Ох… я имею в виду… конечно, она не может смотреть на него, так как слепая, но вы думаете…

«Не только птицы охвачены безумием», — подумала я с улыбкой. Какие-то соки бродили сегодня по всему сборищу. Я могла видеть молодых женщин, которые, словно курицы, хихикали и сплетничали группками, в то время как мужчины — о, так небрежно — вышагивали мимо них взад и вперед, разряженные, как попугаи, в праздничные одежды. Я не удивлюсь, если после этого празднования будет объявлено о нескольких помолвках и возникнет несколько беременностей. Секс витал в воздухе, я могла чувствовать его запах под опьяняющими ароматами весенних цветов и готовящейся пищи.

Меланхолия оставила меня, хотя желание найти Джейми осталось.

Я спустилась вниз по одной стороне лужайки и поднялась по другой, но между домом и пристанью, где рабы встречали припозднившихся гостей, прибывающих по реке, не нашла и следа Джейми. Среди тех, кто все еще не прибыл, числился и священник, который должен был провести свадебный обряд.

Отец Леклерк был иезуитом и направлялся из Нью-Орлеана в миссию возле Квебека, но польстился на богатое пожертвование, сделанное Джокастой обществу Иисуса. «Деньги не могут купить счастье, — подумала я, — но пользу приносят».

137
{"b":"222028","o":1}