ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Возле загона находились люди, и я повернула в другую сторону, зайдя за угол конюшни, пока никто меня не увидел. Укрывшись от глаз, я быстро произвела осмотр, чтобы убедиться, что не выгляжу слишком потрепанной. Я не знала, видел ли кто-нибудь, как я входила в конюшню с Уайли, и я могла только надеяться, что никто не видел, как я выскочила оттуда.

Несмотря на недавние осложнения, всего один локон выбился из прически; я его тщательно заправила и попутно смахнула несколько соломинок с юбки. К счастью, он не порвал мне платье, и, завернувшись в шаль, я снова имела приличный вид.

— Все в порядке, сассенах?

Я подпрыгнула, как пойманный лосось, и мое сердце тоже. Я обернулась — адреналин тряхнул меня, как удар электрического тока — и увидела Джейми, который смотрел на меня с несколько хмурым видом.

— Что ты делала, сассенах?

Мое сердце все еще билось в горле, но я смогла выдавить, как я надеялась, несколько беспечных слов.

— Ничего. Я просто смотрела лошадей… то есть лошадь. Кобылу. У нее родился жеребенок.

— Да, я знаю, — произнес он, странно посмотрев на меня.

— Ты нашел Ниниана? Что он сказал?

Я пригладила волосы сзади, приводя в порядок прическу, и воспользовалась случаем избежать его взгляда.

— Он сказал, что это правда, хотя я и не сомневался. Более тысячи мужчин расположились лагерем возле Солсбери. И каждый день прибывают еще, а старый дурак этому рад!

Он нахмурился, барабаня двумя жесткими пальцами правой руки по бедру, и я поняла, что он сильно встревожен.

И неудивительно. Не принимая во внимание сам конфликт, нужно учитывать тот факт, что сейчас была весна. Только из-за того, что Речной поток располагался в предгорье, мы смогли приехать на свадьбу Джокасты. Здесь лес был покрыт облаком зелени, и крокусы торчали из земли, как оранжевые и фиолетовые зубы дракона. Однако в горах все еще лежал снег, а ветви деревьев только набухали почками. Недели через две почки лопнут, и во Фрейзер-Ридже настанет пора весенних посевных работ.

Правда, Джейми предусмотрел такую возможность, наняв Арчи Бага. Однако Арчи сам по себе не мог сделать многого. Что касается арендаторов и поселенцев… Если милиция будет созвана опять, весенние работы лягут на плечи женщин.

— Мужчины в этом лагере оставили свои земли, да?

Солсбери также находился в долине. Было немыслимо для фермера оставить свою землю, ради того чтобы выразить протест правительству, как бы разгневан он не был.

— Оставили или потеряли, — ответил он коротко. Взгляд его стал еще более хмурым, когда он поглядел на меня. — Ты говорила с моей тетей?

— А… нет, — ответила я, чувствуя себя виноватой. — Еще нет. Я только собралась… О, случилось еще что-то?

Он произвел шипящий звук, словно закипающий чайник, что означало его крайнее раздражение.

— Христос, я почти забыл про нее. Одна из рабынь, как я думаю, была отравлена.

— Что? Кто? Как? — я опустила руки от прически и уставилась на него. — Почему ты не сказал мне?

— Я говорю тебе сейчас, не так ли? Не беспокойся, она в безопасности. Только чертовски пьяна, — он раздраженно дернул плечами. — Единственная проблема в том, что, скорее всего, отравить хотели не ее. Я послал Роджера Мака и Брианну посмотреть, и они еще не вернулись, так что, возможно, никто больше не погиб.

— Возможно? — я потерла переносицу, отвлеченная новым развитием событий. — Конечно, алкоголь может быть ядовитым, хотя многие этого не понимают, но напиться и быть намеренно отравленным — это разные вещи. Что ты думаешь…

— Сассенах, — прервал он.

— Что?

— Что, во имя Бога, ты делала? — выпалил он.

Я в замешательстве уставилась на него. Его лицо становилось все краснее, пока мы говорили, но я считала, что это из-за беспокойства о Ниниане и регуляторах. Уловив опасную синюю вспышку в его глазах, я стала подозревать, что здесь замешаны более личные отношения. Я наклонила голову набок и осторожно взглянула не него.

— Что ты имеешь в виду?

Его губы тесно сжались, но он не ответил. Вместо этого он протянул указательный палец и очень деликатно коснулся уголка моих губ. Потом он перевернул ладонь и показал мне маленький черный предмет, прилипшей к кончику его пальца — бархатная мушка Филиппа Уайли в форме сердечка.

— О, — в ушах у меня загудело. — Это… Э-э…

Голова моя закружилась, и в глазах заплясали маленькие черные звездочки.

— Да, это, — рявкнул он. — Христос, женщина! Меня до смерти достали глупые разговоры Дункана и шутки Ниниана… И почему ты не сказала мне, что он дрался с Барлоу?

— Вряд ли я назвала бы это дракой, — сказала я, изо всех сил пытаясь вернуть себе здравый смысл. — Кроме того майор МакДональд быстро положил ей конец, поскольку тебя нигде не было. И кстати майор хочет…

— Я знаю, чего он хочет, — он отмел разговор о майоре коротким взмахом руки. — Я по уши в этих проблемах с майором, регуляторами и пьяными девицами, а ты тут в конюшне ласкаешься с этим хлыщом!

Я почувствовала, как кровь прилила мне в голову, и сжала кулаки, борясь с горячим желанием ударить его.

— Я не ласкалась, и ты знаешь об этом! Проклятый идиот приставал ко мне с ухаживаниями, это все.

— С ухаживаниями? Занимался с тобой любовью, ты имеешь в виду? Да, я вижу!

— Нет!

— О, да? И ты попросила его прилепить эту копейку тебе на счастье?

Он сунул мне под нос палец с черной мушкой, я стукнула по нему, заставив мушку улететь на землю, и немного запоздало вспомнила, что «заниматься любовью» означало ухаживать, заниматься флиртом, а не прелюбодеянием.

— Я имею в виду, — сказала я сквозь сжатые зубы, — что он поцеловал меня. Вероятно, в шутку. Ради Бога, ведь я гожусь ему в матери!

— Скорее в бабушки, — сказал Джейми жестко. — Поцеловал тебя… Почему, черт побери, ты поощряла его, сассенах?

Мой рот открылся от возмущения, происходящего как от того, что он назвал меня бабушкой Филиппа Уайли, так и от обвинения в его поощрении.

— Поощряла его? Ты проклятый идиот! Ты отлично знаешь, что я не поощряла его!

— Твоя собственная дочь видела, как ты пошла с ним! Ты что не имеешь никакого стыда? Из-за всего, что здесь произошло, мне теперь вызывать человека на дуэль?

Я почувствовала небольшой приступ растерянности при мысли о Брианне, и еще больший при мысли о Джейми, бросающем вызов Уайли. Он не носил свой меч, но он привез его с собой. Я твердо отбросила обе мысли.

— Моя дочь не дура и не сплетница, — произнесла я с огромным достоинством. — Она не подумает ничего плохого от того, что я пошла посмотреть лошадь. И почему она должна? И, вообще, почему кто-то должен?

Он длинно выдохнул через сжатые губы и впился в меня взглядом.

— Да, действительно? Возможно, потому что все видели, как ты флиртовала с ним на лужайке? Потому что видели, как он преследовал тебя, как кобель течную сучку?

Он, должно быть, увидел, как опасно изменилось выражение моего лица, потому что коротко кашлянул и поспешно продолжил.

— Более чем один человек посчитали необходимым сказать мне об этом. Ты думаешь, мне нравится быть общественным посмешищем, сассенах?

— Ты… ты…, — ярость душила меня. Мне хотелось стукнуть его, но я видела, что в нашу сторону повернулись заинтересованные головы. — Течная сучка? Как ты смеешь так говорить обо мне, ты проклятый ублюдок?

У него хватило приличия выглядеть немного смущенным, хотя он все еще смотрел на меня с негодованием.

— Да, хорошо, я не должен был так говорить. Но ты ушла вместе с ним, сассенах. Как будто у меня мало других проблем, чтобы моя собственная жена… И если бы ты пошла поговорить с тетей, как я просил тебя, ничего бы этого не произошло. А сейчас видишь, что ты наделала!

Я поменяла свое отношение к дуэли. Мне захотелось, чтобы Джейми и Филипп Уайли убили друг друга, быстро, на глазах у всех, и с большим количеством крови. Мне было все равно, что на нас смотрят. Я сделала нешуточную попытку кастрировать его голыми руками, и он схватил меня за запястья, резко дернув их вверх.

153
{"b":"222028","o":1}