ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Прежде чем я смогла произнести слово, он прижал предмет к вялой руке рабыни. Раздался негромкий звук прокола, и когда он убрал его, на коричневой коже руки появился прямоугольник, наполненный темно-красной кровью. Капля разбухла и превратилась в ручеек крови, который потек вниз по руке в тазик рядом с локтем женщины.

— Скарифактор,[140] — пояснил маленький человечек Улиссу, с гордостью демонстрируя этот предмет. — Большое усовершенствование по сравнению с таким грубым инструментом, как ланцет. Получил его из Филадельфии.

Дворецкий вежливо склонил голову то ли для того, чтобы лучше рассмотреть инструмент, то ли в знак уважения к его выдающемуся происхождению.

— Я уверен, мистрис Камерон будет очень благодарна за оказанную любезность, доктор Фентман, — пробормотал он.

Фентман. Итак, это был врач Кросс-Крика. Я откашлялась, и Улисс тревожно поднял голову.

— Мистрис Фрейзер, — сказал он, слегка поклонившись. — Доктор Фентман был настолько…

— Мистрис Фрейзер? — доктор Фентман развернулся и уставился на меня с таким же подозрительным интересом, с которым я смотрела на него. Очевидно, он также слышал обо мне. Однако вежливость победила, он поклонился мне, отставив ногу и прижав одну руку к атласному жилету.

— Ваш слуга, мэм, — произнес он, слегка пошатнувшись, когда принимал вертикальное положение. Я почуяла запах джина в его дыхании и увидела красноту от расширившихся сосудов на его носу и щеках.

— Весьма впечатлена, — сказала я, протягивая ему руку для поцелуя. Он удивился, но потом с большим изяществом склонился над моей ладонью. Я смотрела поверх его напудренного парика, пытаясь разглядеть как можно больше в тусклом свете чердака.

Бетти выглядела так, словно умерла неделю назад, если судить по пепельному оттенку ее кожи, но такой эффект мог создавать недостаток света, который проникал в комнату через толстую промасленную бумагу, прибитую к фронтонам. Сам Улисс выглядел серым, как уголь припорошенный пеплом.

Кровь на руке рабыни начала сгущаться; это было хорошо, хотя меня охватывал дрожь при мысли о том, на скольких людях Фентман использовал свой мерзкий инструмент. Его чемоданчик стоял открытый на полу, и я не видела ни одного признака того, что он чистил свои инструменты между их применениями.

— Ваша доброта делает вам честь, миссис Фрейзер, — сказал доктор, выпрямляясь и держа при этом меня за руку. «Чтобы не упасть», — подумала я. — Однако вам нет необходимости беспокоиться. Миссис Камерон — моя добрая знакомая, и я весьма рад вылечить ее рабыню.

Он улыбнулся и моргнул, пытаясь сфокусировать взгляд.

Я могла слышать дыхание женщины, глубокое и тяжелое, но весьма регулярное. Мне до зуда в пальцах хотелось пощупать ее пульс. Я потянула носом воздух, стараясь делать это незаметно. Кроме острого запаха от парика доктора Фентмана, который очевидно посыпали порошком крапивы и иссопа против вшей, и сильного застарелого духа пота и табака от его тела, я уловила острый медный аромат свежей крови и смрад старой разложившейся крови изнутри чемоданчика. Нет, Фентман не чистил свои лезвия.

Кроме того, я могла легко унюхать алкогольные миазмы, о которых мне говорили Джейми и Брианна, но я не могла разделить, что исходило от Бетти, а что от Фентмана. Если в этом букете и был намек на лауданум, то я должна подойти ближе, чтобы обнаружить его, покуда ароматические масла не исчезли полностью.

— Как это любезно с вашей стороны, доктор, — произнесла я, натянуто улыбаясь. — Я уверена тетя моего мужа будет вам очень благодарна. Однако думаю, у такого джентльмена, как вы, есть более важные вопросы, требующие вашего внимания. Думаю, Улисс и я можем обеспечить уход за этой женщиной. А ваши компаньоны, наверное, уже соскучились по вас.

«Особенно те, кому не терпится выиграть у вас несколько фунтов в карты, — подумала я. — Они захотят воспользоваться шансом, пока вы не протрезвели».

К моему удивлению доктор не поддался на мои льстивые речи. Отпустив мою руку, он ответил мне такой же неискренней улыбкой.

— О, нет нисколько, моя дорогая. Я уверяю, здесь не требуется никакого ухода. Это простой случай чрезмерного потакания слабостям. Я дал сильное рвотное средство, и как только оно подействует, женщину можно спокойно оставить одну. Действительно нет никакой необходимости в вашем присутствии, дорогая леди, возвращайтесь к своим удовольствиям, не стоит рисковать запачкать такое прекрасное платье.

Прежде чем я смогла выразить протест, с постели раздался сильный звук рвоты, и доктор Фентман быстро развернулся, выхватив из-под кровати ночной горшок.

Несмотря на его состояние, он был похвально внимателен к пациенту. Сама я не решилась бы дать рвотное средство коматозному больному, но я должна была признать, что это не было неблагоразумно при подозрении в отравлении, если даже ядом явился чрезмерно употребленный алкоголь. А если доктор Фентман обнаружил то же, что и Джейми…

Рабыня хорошо наелась, что было неудивительно с большим количеством пищи, приготовленной для праздника. Рвота резко пахла ромом и бренди, но мне показалось, что я действительно учуяла слабый запах опиума.

— Какое рвотное средство вы использовали? — спросила я, склоняясь над женщиной и приподнимая веко. Коричневая радужка блестела, как агат, зрачок был сильно сужен. Ха, опиум, определенно.

— Миссис Фрейзер! — доктор Фентман впился в меня раздраженным взглядом, его парик съехал на одно ухо. — Пожалуйста, уйдите и не вмешивайтесь в мои дела! Я очень занят, у меня нет времени потворствовать вашим фантазиям. Вы уведите ее! — он махнул рукой Улиссу и повернулся к кровати, поправляя парик.

— Да вы, ничтожный… — я задушила готовый вырваться эпитет, увидев, что Улисс сделал неуверенный шаг ко мне. Он был смущен распоряжением доктора, но явно собирался исполнить его.

Дрожа от ярости, я развернулась и вылетела из комнаты.

Джейми ждал меня у подножия лестницы. Увидев мое лицо, он, молча, взял меня за руку и вывел на улицу.

— Этот… этот… — я не могла найти слов.

— Безмозглый червяк? — услужливо подсказал он. — Unsonsie sharg?[141]

— Да! Слышал бы ты, что он говорил! Злобный наглец, мясник… проклятый шарлатан! Нет времени потворствовать моим фантазиям! Как он смеет?

Джейми произвел горловой звук, выражая активное сочувствие.

— Мне подняться и прирезать его? — спросил он, положив руку на кинжал. — Я могу выпотрошить его, или просто набить морду, если хочешь.

Как бы заманчиво ни звучало предложение, я была вынуждена отклонить его.

— Да, нет, — сказала я, с некоторым трудом беря себя в руки. — Нет, не думаю, что тебе стоит это делать.

Наш обмен словами внезапно напомнил мне разговор относительно Филиппа Уайли. Такая же мысль пришла в голову Джейми, потому что один уголок его широкого рта приподнялся с суховатой иронией.

— Проклятие, — сказала я с сожалением.

— Да, — согласился он, неохотно убирая руку с кинжала. — Похоже, мне сегодня не разрешат пролить чью-нибудь кровь, да?

— Ты хочешь?

— Очень, — сухо произнес он. — Ты тоже, сассенах, если судить по твоему виду.

Я не могла с ним спорить — мне не хотелось ничего больше, чем выпотрошить доктора Фентмана тупым скальпелем. Вместо этого я протерла рукой по моему лицу и глубоко вздохнула, приводя свои чувства в подобие спокойного состояния.

— Он может убить женщину? — спросил Джейми, кивая головой в сторону дома.

— Не сразу. Кровопускание и слабительное могут быть опасными, но не приведут к мгновенной смерти. О,… ты был прав, это лауданум.

Джейми кивнул, задумчиво поджав губы.

— Ладно. Очень важно поговорить с Бетти, как только она придет в себя. Как ты думаешь, этот Фентман будет дежурить возле ее кровати?

Теперь настала моя очередь задуматься, но, наконец, я покачала головой.

— Нет. Он сделал для нее все возможное, — неохотно признала я. — И насколько я знаю, она не находится в большой опасности. За ней нужно наблюдать, чтобы она не задохнулась во сне от рвоты, но я сомневаюсь, что он сам станет делать это, даже если подумает о такой возможности.

вернуться

140

Инструмент для нанесения насечек на кожу при вакцинации.

вернуться

141

Маленький негодяй (шотл.)

156
{"b":"222028","o":1}