ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

— Да, сэр? Надеюсь, ничего дискредитирующего.

Джейми слышал, что Лайон занимался куплей и продажей любых товаров, не сильно заботясь об их происхождении. Ходили слухи, что при случае он занимался товарами, менее осязаемыми, чем железо и бумага, но это были только слухи.

Лайон рассмеялся, показывая зубы, достаточно ровные, но запятнанные табаком.

— Нет, мистер Фрейзер. За исключением небольшого недостатка, касающегося ваших семейных связей, что вряд ли можно поставить вам в вину, я слышал только восхваления в адрес вашего характера и ваших дел.

«Dhia,[142] — подумал Джейми, — и шантаж, и лесть — все в одном предложении. Неужели Северная Каролина такое захолустье, что здесь не найдется компетентного интригана?» Он вежливо улыбнулся, скромно пробормотав возражения, и приготовился услышать, чего же хочет этот тупица.

Не так уж много для начала. Информацию об отряде милиции Фрейзера и имена мужчин. «Это интересно, — подумал он. — Лайон не является человеком губернатора, иначе он располагал бы такими сведениями. Кто же стоит за ним? Конечно, не регуляторы». Единственным из них, кто имел хотя бы немного денег, был Ниниан Белл Гамильтон, и если бы он захотел узнать о милицейском отряде, то просто подошел бы к нему и спросил. Кто-то из богатых плантаторов побережья? У многих аристократов был интерес к колониям, касающийся их карманов.

А это ведет к логическому выводу: кому бы Лайон не собирался продать информацию, тому есть что терять или выигрывать от потенциального недовольства в колонии. Кто же это может быть?

— Чизхолм, МакДжилливрей, Линдсей… — задумчиво начал перечислять Лайон. — Итак, большинство ваших людей — шотландские горцы. Сыновья ранних поселенцев или, возможно, бывшие солдаты, как вы, сэр?

— О, я сомневаюсь, что солдаты бывают бывшими, сэр, — сказал Джейми, наклонившись, чтобы дать понюхать одной из конюшенных собак свою закрытую ладонь. — Как только человек становится под ружье, я думаю, он остается там на всю жизнь. Я слышал, что старые солдаты никогда не умирают, они просто исчезают.

Лайон громко рассмеялся, заявив, что это прекрасная эпиграмма. Она его собственная? Не дожидаясь ответа, он продолжил, явно хорошо ориентируясь в вопросе.

— Я рад слышать о таком вашем отношении, мистер Фрейзер. Его величество всегда рассчитывал на смелость горцев и их воинские качества. Вы или ваши знакомые, возможно, служили в полку вашего кузена? Семьдесят восьмой полк Фрейзера геройски отличился во время недавнего конфликта. Осмелюсь сказать, военное искусство у вас в крови, да?

Это был достаточно смелый ход. На самом деле младший Симон Фрейзер приходился Джейми дядей со стороны его деда, а не кузеном. Чтобы искупить измену старшего Симона и восстановить семейное благосостояние, молодой Симон возглавил два полка во время семилетней войны, которую Брианна упорно называла французско-индейскими войнами, словно Британия не имела к ним никого отношения.

Теперь Лайон спрашивал Джейми, не собирается ли тот доказать свою лояльность Короне, взяв комиссию в один из горных полков. Джейми едва мог поверить в непроходимую тупость этого человека.

— Нет. Я сожалею, но я не способен служить в таком качестве, — ответил Джейми. — Испытываю недомогание еще с ранних кампаний.

Недомогание, заключающееся в том, что он был узником Короны в течение нескольких лет после восстания, но об этом он промолчал. Если Лайон не знал этого, не было смысла ставить его в известность.

Они подошли к загону и удобно облокотились на изгородь. Лошади еще не были загнаны на ночь, и большие черные существа с сияющими в свете факела шкурами двигались по загону, словно тени.

— Какие странные лошади, не правда ли? — прервал он размышления Лайона, зачаровано наблюдая за ними.

Очарование заключалось не только в чрезвычайно длинных гривах, которые струились, как вода, когда они трясли головами, не в черных, как смоль, шкурах, не в грациозном изгибе шеи, более мускулистой и толстой, чем у чистокровок Джокасты. Их тела были широкими так же в груди, холке и брюхе, что создавало ощущение массивности, но при этом они двигались грациозным легким шагом, выказывая игривость и ум.

— Да, это очень древняя порода, — сказал Лайон, откладывая свои размышления, чтобы полюбоваться на лошадей. — Я видел их раньше в Голландии.

— В Голландии? Вы много путешествовали?

— Не так много. Я был там несколько лет назад и случайно встретил вашего родственника. Виноторговца по имени Джаред Фрейзер.

Джейми ощутил толчок удивления, потом теплое удовольствие от упоминания о своем кузене.

— Неужели? Да, Джаред — кузен моего отца. Я полагаю, с ним все было в порядке?

— Все хорошо действительно.

Лайон пододвинулся чуть ближе, и Джейми понял, что они вплотную приблизились к делу, интересующему мужчину. Он допил остаток вина и поставил бокал на землю, приготовившись слушать.

— Я так понимаю, что талант управляться со спиртным у вас семейный, мистер Фрейзер?

Он рассмеялся, хотя не чувствовал большого веселья.

— Возможно вкус к спиртному, сэр. Я не могу сказать ничего относительно таланта.

— Не можете? Хорошо. Я уверен, что вы очень скромны, мистер Фрейзер. Качество вашего виски хорошо известно.

— Вы мне льстите, сэр.

Теперь он знал, что ему следует ожидать, и приготовился выразить внимание. Не в первый раз ему предлагали партнерство — он обеспечивает виски, а кто-нибудь организует его сбыт в Кросс-Крике, Уилмингтоне и даже в Чарльстоне. У Лайона, казалось, были более обширные планы.

Наиболее выдержанный товар будет доставляться морем в Бостон и Филадельфию. Неочищенный виски мог сплавляться через Линию соглашения племенам чероки в обмен на кожи и меха. Он, мистер Лайон, имеет партнеров, которые смогут обеспечить…

Джейми слушал с растущим неодобрением, потом резко прервал Лайона.

— Благодарю вас за интерес, сэр, но боюсь, у меня нет достаточно товара для того, что вы предлагаете. Я делаю виски только для домашних нужд, ну, и может быть время от времени несколько бочонков для торговли. Не больше.

Лайон издал понимающий звук.

— Я уверен, что вы можете увеличить свое производство, мистер Фрейзер, учитывая ваши знания и опыт. Если дело касается материала, то уверен, можно заключить некое соглашение… Я могу поговорить с господами, которые согласились бы стать партнерами в вашем предприятии, и…

— Нет, сэр. Боюсь, что нет. Если вы меня извините… — он отрывисто поклонился, развернулся и направился к террасе, оставив Лайона в темноте.

Он должен спросить Фаркарда Кэмпбелла об этом человеке. Его стоит опасаться. И дело не в том, что Джейми возражал против занятия контрабандой. Однако он сильно возражал против вероятности попасться на ней, и вряд ли что-нибудь может быть более опасным в этом плане, чем крупномасштабные операции, которые предлагал Лайон, и в которых он увязнет по уши, не имея при этом возможности контролировать самые опасные участки.

Да, мысль о деньгах была привлекательна, но не настолько, чтобы ослепить его. Если бы он решил заняться такой торговлей, то он стал бы делать это сам, возможно, взяв в долю Фергюса и Роджера Мака, и еще, может быть, Арчи Бага и Джо Вемисса, и никого больше. Более безопасно держать это дело в узком круге людей. Хотя, вероятно, стоит подумать о схеме, которую предложил Лайон. Фергюс был плохим фермером, и для него необходимо найти другое занятие. Кроме того француз хорошо знаком с рисковым делом, как они называли его когда-то в Эдинбурге…

Он шел к террасе, обдумывая идею, но вид жены стер все мысли о виски из его головы.

Клэр оставила Стэнхоупа и его приспешников и теперь стояла возле стола, рассматривая деликатесы, немного нахмурив свой широкий ясный лоб, как если бы не одобряла демонстрируемой на столе неумеренности.

Он увидел масленый взгляд Джеральда Форбса, направленный на нее, и инстинктивно встал между женой и адвокатом. Он почувствовал, как взгляд мужчины ударился о его спину и мрачно улыбнулся. «Она моя, стервятник», — подумал он про себя.

вернуться

142

Боже (гэльск.)

158
{"b":"222028","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Прощай, немытая Европа
Карта хаоса
Очаровательная девушка
Мужская книга. Руководство для успешного мужчины
Башня у моря
Клан
Всеобщая история чувств
Грудное вскармливание. Настольная книга немецких молодых мам
Гридень. Из варяг в греки