ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Рассказы Люси Синицыной (сборник)
Не дай голове расколоться! Упражнения, которые возвращают жизнь без головной боли
Бумеранг мести
Эрхегорд. Забытые руины
Дети мои
Бронеходчики. Гремя огнем…
Нелюдь
Ольга Чехова. Тайная роль кинозвезды Гитлера
30 правил настоящего мечтателя. Практическая мечталогия на каждый день
Содержание  
A
A

— Я думаю, не лучше ли тебе забрать оба?

Мои руки были холодными и скользкими, и потому золотое кольцо соскользнуло легко, серебряное же шло более туго, и я с силой стащила его с сустава. Взяв его ладонь, я бросила в нее звякнувшие кольца.

Потом я повернулась и ушла.

Глава 47

Во славу Венеры

Роджер, прокладывая путь между людьми, облепившими обеденные столы, словно тля, пробрался с гостиной на террасу. Ему было жарко, он обильно потел, и ветерок снаружи обдал его неожиданным холодом. Он остановился в укромном уголку террасы и, расстегнув жилет, принялся хлопать полами рубашки, загоняя под нее прохладный воздух.

Пламя сосновых факелов, которые горели по всей террасе и вдоль кирпичных дорожек, дергалось от ветра и бросало пляшущие тени на праздничную толпу, хаотически высвечивая из нее лица и части тел. Огонь блестками отражался от серебра и хрусталя, золотого кружева и застежек на обуви, сережек и пуговиц на сюртуках. С расстояния это выглядело так, словно в толпе мерцали светлячки. У Брианны не было ничего отражающего свет, но ее должно быть хорошо видно из-за ее высокого роста.

Он мельком видел ее в течение дня; она либо помогала свой тете, либо была занята с Джемми, либо разговаривала со множеством людей, с которыми она познакомилась во время своего предыдущего пребывания в Речном потоке. Он радовался, что она может наслаждаться обществом, которого было так мало во Фрейзерс-Ридже.

Сам он тоже неплохо проводил время; горло его немного саднило от длительного пения, и он выучил три новые песни у Шеймуса Ханлона. Наконец, он, с затуманенной от усталости и алкоголя головой, решил отдохнуть и покинул небольшой оркестр, который играл в гостиной.

Она была здесь; он уловил вспышку ее волос, когда она выходила из дверей, что-то говоря женщине, следующей за ней.

Повернувшись, она увидела его, и ее осветившееся радостью лицо добавило жара под его жилетом.

— Вот ты где! Я почти не видела тебя весь день. Хотя время от времени слышала твой голос, — добавила она, кивнув на открытые двери гостиной.

— О, да? Как он звучал? — спросил он, нескромно напрашиваясь на комплимент. Она усмехнулась и похлопала его по груди сложенным веером, изображая записную кокетку, которой она, разумеется, не была.

— О, миссис МакКензи, — произнесла она в нос высоким тоном, — голос вашего мужа божественен! Как я была бы счастлива часами наслаждаться его звуками!

Он рассмеялся, признав голос мисс Мартин, молодой простоватой компаньонки престарелой мисс Бледсой, которая крутилась вокруг него с наивным видом и томными вздохами, когда после обеда он пел баллады.

— Ты знаешь, как ты хорош, — сказала она, переходя к своему собственному голосу. — Тебе не нужны комплименты от меня.

— Возможно, — допустил он. — Однако это не означает, что мне не нравится слушать их.

— Действительно? Поклонения от всех других тебе не достаточно? — она рассмеялась, и ее глаза превратились в синие треугольники.

Он не знал, что ответить, и вместо этого, рассмеявшись, взял ее за руку.

— Ты не хочешь потанцевать? — он кивнул в другой конец террасы, где сквозь открытые французские двери доносились веселые звуки «Пертского герцога», а потом в сторону столов. — Или поесть?

— Ни то, ни другое. Я хочу на улицу, не могу здесь дышать.

Капля пота, красная в свете факела, стекла вниз по ее шее, и она смахнула ее.

— Хорошо, — он взял ее за руку и потянул в сторону барбекю за террасой. — Я знаю одно место.

— Великолепно. О… подожди. Я все-таки хочу чего-нибудь съесть, — она махнула рукой, остановив мальчика-раба, который шел от кухни к террасе с маленьким накрытым подносом, издающим аппетитный дух. — Что это, Томми? Можно мне немножко?

— Вы можете взять все, мисс Бри, — он улыбнулся и сдернул салфетку, чтобы показать закуски. Она вдохнула запах с блаженным видом.

— Я хочу все, — сказала она, забирая поднос к веселому изумлению Томми. Роджер, пользуясь моментом, высказал рабу свою просьбу, который кивнул, исчез на минутку и вернулся с открытой бутылкой вина и двумя стаканами. Роджер взял принесенное, и они отправились по тропинке от дома к пристани, делясь новостями и пирогом с голубями.

— Ты видел: кто-нибудь выходил из кустарника? — спросила она голосом, неразборчивым от набитого в рот пирога. Она проглотила кусок и произнесла более внятно. — Я имею в виду, когда па попросил тебя днем пойти и посмотреть.

Он коротко фыркнул, беря сосиску, запеченную в тесте.

— Знаешь в чем различие между шотландской свадьбой и шотландскими похоронами?

— Нет, в чем?

— На похоронах на одного пьяного меньше.

Она рассмеялась, рассыпав крошки изо рта.

— Нет, — сказал он, ловко направляя ее направо от пристани к зарослям ивы. — Сейчас ты можешь увидеть пару-другую ног, торчащих из кустов, но днем они еще не были пьяны в зюзю.

— Как ты умеешь выражаться, — одобрила она его ответ. — Я сходила и поговорила с рабами, все они присутствовали на месте и были трезвыми. Несколько женщин признали, что Бетти частенько напивается на праздниках.

— И не только, если судить из того, что сказал твой па. «Смердит», — сказал он, и я подозреваю, что он имел виду не только то, что она напилась.

Что-то маленькое и темное выпрыгнуло на дорожку. Лягушка. Он мог слышать их кваканье в роще.

— Ммм. Мама сказала, что с ней все в порядке, несмотря на то, что доктор Фентман пустил ей кровь, — она немного передернулась и натянула шаль. — У меня мурашки от этого доктора. Он похож на гоблина, и у него самые липкие руки, какие я только встречала. И говоря о смраде, он страшно воняет.

— Я не имел удовольствие встречаться с ним, — сказал Роджер. — Идем.

Он отодвинул висячие ветки ивы, опасаясь, что они потревожат какую-нибудь влюбленную пару на каменной скамье, но все было в порядке. Все гости находились в доме, танцевали, ели и пили, и планировали спеть серенаду «кошачий концерт» для брачной пары. «Лучше для Дункана и Джокасты, чем для нас», — подумал он, вспомнив о некоторых предложениях, которые слышал. В другое время он, скорее всего, захотел бы услышать шуточную серенаду и попытался бы отследить в ней корни французских и шотландских обычаев, но, черт побери, не сейчас.

Под ивами было неожиданно тихо, большая часть шумного празднества заглушалась стремительным потоком воды и монотонным кваканьем лягушек. И еще было темно, как в полночь, Брианне пришлось тщательно нащупать скамью, прежде чем поставить на нее поднос.

Роджер закрыл глаза и сосчитал до тридцати. Когда он открыл их, он, по крайней мере, смог различить ее силуэт и горизонтальную линию скамьи.

Он протянул руку и провел по ее предплечью, найдя ее ладонь, в которую вложил полный стакан. Потом поднял свой.

— За красоту.

— За личную жизнь, — сказала она и пригубила стакан. — О, хорошее, — произнесла она мгновение спустя немного мечтательным тоном. — Я не пила вина… где-то год. Нет, почти два. До рождения Джемми и после, — она резко замолчала, потом продолжила более медленно. — Начиная с нашей первой брачной ночи. В Уилмингтоне, помнишь?

— Помню, — он потянулся и приложил ладонь к ее щеке, поглаживая большим пальцем скулу. Неудивительно, что она вспомнила ту ночь. Они провели ее под свисающими ветвями огромного каштана, который защитил их от шума и света из соседней таверны. Теперешняя ситуация странно и трогательно напоминала прошлое, когда они были вдвоем среди запаха листьев и воды, в окружении сходящих с ума лягушек, кваканье которых заменило шум таверны.

Однако тогда была жаркая ночь, влажная и душная, так что, казалось, их расплавленные тела слиплись. Сейчас было существенно холоднее, и его тело тосковало по ее теплу. Обвевающий их аромат состоял из запахов весенней листвы и бегущей реки, и не было плесневелого запаха мертвых листьев и влажного после прилива берега моря.

— Ты думаешь, они будут спать вместе? — спросила Брианна. Она, казалось, немного задыхалась, вероятно, от вина.

160
{"b":"222028","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Эпоха Ренессанса
Час трутня
Инструменты гигантов. Секреты успеха, приемы повышения продуктивности и полезные привычки выдающихся людей
Жаба на пуантах
Сториномика. Маркетинг, основанный на историях, в пострекламном мире
Лунный календарь на 2019 год
Не обещай себя другим
Дневник жены юмориста
Детекция скрываемой информации. Психофизиологический подход