ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Она чередовала успокаивающие слова к ребенку с вопросами к Брианне и Федре, и все произносилось одним и тем же тоном спокойной уверенности, в то время как ее руки дотрагивались до тела малыша тут и там, такими же уверенными и успокаивающими жестами.

Клэр взяла лист плотной почтовой бумаги с секретера Джокасты и, свернув его рупором, внимательно прослушала спину и грудь Джемми, пока тот натужно кашлял. Роджер заметил, что ее волосы выбились из прически, упав ей на лицо, и она должна была убрать их, чтобы не мешали слушать.

— Да, скорее всего, это круп, — сказала она рассеяно, подтверждая предположение, высказанное ранее одной из присутствующих дам. — Но сейчас у него только кашель и затрудненное дыхание. Это может быть или круп, или первичные признаки других заболеваний.

— Каких именно?

Бри крепко обхватила Джемми, и ее лицо стало таким же белым, как и суставы ее пальцев.

— О… — Клэр, казалось, внимательно прислушивалась, но не к Бри. Скорее к тому, что происходило с Джемми, который прекратил кашлять и обессиленный привалился к матери, дыша тяжело, как паровоз. — Хм… острый ринит, то есть обычный насморк. Грипп. Астма. Дифтерия. Нет, не это, — добавила она быстро, подняв глаза и увидев лицо Брианны.

— Ты уверена?

— Да, — твердо ответила Клэр, выпрямляясь и откладывая импровизированный стетоскоп. — Это совсем не похоже на дифтерию. Кроме того, вспышек этой болезни поблизости не наблюдается, иначе я бы слышала о них. И вообще, поскольку ты кормишь его грудью, у него иммунитет… — она резко замолчала, внезапно вспомнив об окружающих их женщинах. Потом прочистила горло и наклонилась к Джемми, словно вдохновляя его примером; тот издал тихое хныканье и снова закашлял. Роджер почувствовал камень у себя в груди.

— Ничего страшного, — объявила Клэр, выпрямившись. — Его нужно поместить в паровую палатку. Несите его в кухню. Федра, принеси, пожалуйста, несколько старых одеял.

Она двинулась к двери, разгоняя женщин перед собой, словно куриц.

Роджер импульсивно потянулся к ребенку и взял его у Бри, которая отдала ему сына после некоторого колебания. Джемми был вялый и тяжелый, совершенно не похожий на живого мальчишку, который прыгал и скакал, как резиновый. Роджер чувствовал жар его щеки даже сквозь свою рубашку.

Кухня располагалась в кирпичном полуподвале дома, и когда они по черной лестнице спускались в темные глубины кухни, Роджеру пришла в голову мысль об Орфее, нисходящем в ад вместе с Эвридикой. Однако вместо волшебной лиры он нес в руках ребенка, который был горяч, как уголья, и кашлял так, словно легкие его разрывались. Если он не станет оглядываться назад, как сделал Орфей — пришло ему в голову — то с мальчиком все будет хорошо.

— Может быть, немного холодной воды не будет лишним, — Клэр приложила руку ко лбу Джемми, проверяя температуру. — У тебя болит ушко, любимый?

Она легонько дунула в ухо ребенка, и тот моргнул, закашлявшись, но не дернулся. Рабы суетились в углу кухни, натягивая одеяла в виде палатки под ее руководством.

Клэр взяла ребенка из рук Роджера, чтобы обтереть его холодной водой, и он стоял, желая со всей силой что-нибудь сделать, пока Брианна не взяла его за руку, впившись ногтями в его ладонь.

— С ним все будет хорошо, — прошептала она. — Все будет хорошо.

Он без слов сжал ее руку.

Когда палатка была готова, Брианна нырнула под свисающее одеяло и развернулась, чтобы забрать Джемми, который то кричал, то кашлял, ненавидя холодную воду вообще. Клэр отправила раба за ее аптечкой и теперь, порывшись в ней, достала пузырек с бледно-желтым маслом и бутылку с грязно белыми кристаллами.

Прежде чем она смогла с ними что-нибудь сделать, вниз по лестнице сбежал задыхающийся Джошуа, один из конюхов Джокасты.

— Миссис Клэр, миссис Клэр!

Несколько господ устроили салют в честь радостного события стрельбой из пистолетов, и один из них пострадал, но Джошуа точно не знал, что произошло.

— Он не сильно пострадал, — уверил конюх Клэр на чистейшем диалекте абердинских шотландцев, который странно звучал в устах черного раба, — но он сильно кровит, а доктор Фентман, он едва стоит на ногах. Вы идете, мэм?

— Да, конечно, — она мгновенно сунула пузырек и бутылку в руки Роджера. — Я должна идти. Вот. Положите немного в горячую воду и поддерживайте пар, пока он не перестанет кашлять.

Быстро и аккуратно, она закрыла свой сундучок и, вручив его Джошуа, направилась к ступенькам, прежде чем Роджер успел что-нибудь сказать. Потом она исчезла.

Из палатки струился пар; увидев его, он скинул сюртук и жилет, бросив их беспорядочной кучей на полу, и нырнул в темноту, держа в руке пузырек и бутылку.

Бри сидела на табурете, держа Джемми на коленях; большой белый таз, полный парящей воды стоял возле ее ног. Свет от очага упал на ее лицо; Роджер улыбнулся ей, пытаясь выглядеть уверенным, и опустил одеяло на место.

— Где мама? Она ушла?

— Да, возникла чрезвычайная ситуация. Но все будет в порядке, — сказал он твердо. — Она дала мне лекарства, которые нужно бросить в воду, и сказала, держать пар, пока он не перестанет кашлять.

Он сел на пол возле таза. В палатке было темно, но когда его глаза приспособились, он мог видеть достаточно хорошо. Бри все еще выглядела взволнованной, но не такой напуганной, какой была наверху. Он также чувствовал себя лучше, по крайней мере, он знал, что делать, а Клэр казалась не слишком обеспокоенной, так как спокойно оставила своего внука; по-видимому, она считала, что он не задохнется от кашля.

В пузырьке было сосновое масло, остро и сильно пахнущее смолой. Он не знал, сколько его использовать, и вылил в таз щедрую ложку. Потом вынул пробку из бутылки, и из нее, словно джин, заструился острый запах камфары. При ближайшем рассмотрении это оказались не совсем кристаллы, скорее кусочки высохшей смолы, гранулированной и немного липкой. Он высыпал несколько гранул на ладонь и растер их, прежде чем бросить в воду, машинально подумав, что жест ему этот знаком.

— О, это, — произнес он, сообразив.

— Что это?

— Это, — он обвел рукой убежище, быстро заполняющееся остро пахнущим паром. — Я вспомнил, как я лежу на кровати с одеялом на голове. Моя мать бросала в воду лекарство, которое пахло точно также. Именно поэтому оно показалось мне знакомым.

— О, — это, казалось, успокоила ее. — У тебя был круп, когда ты был маленьким?

— Я думаю так, хотя не помню точно. Только запах.

Пар к этому времени заполнил всю палатку. Он вдохнул, наполняя легкие острым горячим воздухом, потом похлопал Брианну по ноге.

— Не волнуйся, это поможет, — сказал он.

Джемми закашлялся своим тюленьем лаем, но кашель теперь не казался таким тревожным. Из-за темноты ли, запаха или обычных кухонных шумов снаружи, но все казалось спокойнее. Он слышал, как Бри потянула воздух и тут же выдохнула, и почувствовал, не увидел, как тело ее немного расслабилось.

Они некоторое время сидели спокойно, слушая, как Джемми кашлял, сопел и пыхтел, потом снова кашлял и, наконец, отдышался, икая. Он прекратил хныкать, успокоенный близостью родителей.

Роджер уронил пробку от бутылки и стал хлопать ладонью по полу, пока не нашел ее, потом заткнул бутылку.

— Интересно, что твоя мать сделала со своими кольцами? — спросил он в поисках какого-либо предмета разговора, чтобы нарушить тишину.

— Почему она должна что-то с ними сделать? — Брианна убрала с лица волосы. Она зачесала их в высокую прическу на вечер, но сейчас они выскользнули из своих заколок, падая мокрыми прядями на лицо.

— Их у нее не было, когда она давала мне лекарство.

Он кивнул на бутылку с камфарой, поставленную подальше к стене. Он ясно помнил ее руки с длинными белыми пальцами; они поразили его, так как он никогда не видел их без золотого и серебряного колец.

— Да? Ты уверен? Она никогда не снимает их, если не делает действительно что-то грязное, — она вдруг нервно хихикнула. — Последний раз она снимала их, когда Джем уронил свой баби в горшок.

162
{"b":"222028","o":1}