ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

— Не обращайте внимания, — сказала я резко, несколько справившись с нервами. — Что вы делаете здесь ночью?

Очевидно, это был хороший вопрос, выражение открытого ужаса на его лице сразу же сменилось на осторожность. Он непроизвольно дернул головой, словно хотел оглянуться и посмотреть через плечо. Он не закончил движение, но я уже глядела в том направлении. В темноте позади него стоял высокий человек; он вышел вперед, и в свете фонаря появилось бледное лицо с сардоническими зелеными, как крыжовник, глазами. Стивен Боннет.

— Иисус Рузвельт Христос, — сказала я.

И тут произошло сразу несколько событий. Джейми выпрыгнул из-за стола, как ударяющая кобра, Филипп Уайли с испуганным криком отпрыгнул от двери и уронил фонарь с гвоздя. Сильно запахло маслом и бренди, раздался свистящий звук, и саван, брошенный у моих ног, загорелся.

Джейми исчез; из темноты снаружи доносились крики и топот бегущих ног. Я топтала саван ногами, пытаясь загасить огонь.

Потом я передумала, и вместо этого навалилась на помост, уронив его на пол вместе с телом. Схватив горящий саван одной рукой, я накинула его на тело. Пол, покрытый толстым слоем опилок, уже занялся в нескольких местах. Я сильно пнула фонарь, он отлетел к сухим стенкам сарая и разбился, пролив остатки масла, которые тотчас загорелись.

Со стороны огорода раздались тревожные крики; мне нужно было уходить. Я схватила сумку и сбежала в ночь, все еще держа в руке баночку с доказательством. В этом хаосе я была уверена в одном. Я не знала, что происходит сейчас, и что произойдет потом, но, по крайней мере, я знала наверняка, что Бетти была действительно убита.

В огороде находились двое разбуженных волнением слуг. Они бросались туда и сюда, окликая друг друга, но у них не было ни факела, ни фонаря, и при слабеньком свете убывающей луны я легко затерялась в тенях, проскользнув мимо них.

Из главного дома еще никто не вышел, но огонь и крики скоро привлекут к себе внимание. Я присела у стены в тени большого малинника, когда ворота распахнулись и в них ворвались два полуодетых раба, которые мчались в направлении конюшни, что-то вопя о лошадях. Без сомнения, они решили, что горит конюшня.

Мое сердце, словно кулак, тяжело стучало о грудную клетку, неприятно напоминая мне о мертвом сердце, которое я только что держала в руках.

Мои легкие наоборот почти не работали; мое дыхание было отрывистым и громким, и я старалась задушить его из боязни, что меня услышат. Что если они вытащат оскверненное тело Бетти из сарая? Они не узнают, кто это сделал, но сам факт вызовет всеобщую истерию.

Пламя уже поднялось над каменной стеной огорода; загорелась крыша сарая.

Пот стекал струйкой за моими ушами, но мое дыхание стало легче, когда я увидела, что рабы испуганной группой стоят возле калитки. Конечно, они не станут вытаскивать труп, когда огонь разгорелся так сильно. Самый близкий источник воды был в поилках для лошадей, но пока оттуда доставят воду, сарай превратится в пепел. Так что пусть горит.

Дым стремительными клубами поднимался в воздух. Зная, что находилось в сарае, было легко вообразить в нем формы, похожие на привидения. Потом огонь прорвался сквозь крышу, и языки пламени подсветили дым снизу прекрасным и жутким заревом.

За моей спиной раздался высокий вопль, и я отшатнулась, ударившись локтем о кирпичную стену. В калитку вбежали Федра, Гаси и еще одна рабыня позади. Федра бросилась к сараю с криками «Мама!», и ее белая рубашка окрасилась в свет пламени, который теперь вырывался из отверстий в крыше, разбрасывая искры.

Мужчины поймали ее; подбежали женщины, крича возбужденными голосами. Я прикусила нижнюю губу и закрыла глаза, пытаясь не слушать безумные крики Федры и уговаривающие голоса утешителей.

Ужасающее чувство вины нахлынуло на меня. Ее голос так походил на голос Бри, что я ясно вообразила, что бы чувствовала Бри, если бы мое собственное тело горело в этом сарае. Но трудно вообразить, что бы Федра почувствовала, если бы я не устроила пожар. Мои ноги дрожали от холода и напряжения, но я нащупала сумку у своих ног.

Мои руки были жесткими и липкими от высыхающей крови и лимфы. Меня не должны… не должны видеть в таком состоянии. Я возилась в мешке свободной рукой и, наконец, нашла банку с крышкой, в которой обычно держала пиявки, и бутылку разведенного водой спирта.

Я не могла видеть в темноте, но чувствовала, как кровь на руках, растрескалась и отслоилась, когда я осторожно потерла ладони, ссыпая крошки в баночку. Своими трясущимися руками я не могла вытащить пробку из бутылки и потому вытащила ее зубами, вылила спирт на раскрытую ладонь и смыла остатки крови с рук в банку.

Теперь в доме проснулись; я слышала голоса, долетающие оттуда. Что происходит? Где Джейми… и где Боннет и Филипп Уайли? Джейми не имел никакого оружия, кроме бутылки со святой водой. Были ли вооружены эти двое? По крайней мере, выстрелов я не слышала, однако лезвия не производят шума.

Я торопливо ополоснула руки остатками жидкости и обтерла их о плащ, на его темной ткани пятна видны не будут. Люди носились взад и вперед по огороду; тени мелькали между грядками, как фантомы, на расстоянии не более фута от моего убежища. Почему они молчали? Это люди или тени, порожденные моим святотатством?

Потом одна из фигур закричала; ей ответила другая. Я осознала, что шума не было, потому что люди бегали босиком, а в моих ушах стоял непрерывный звон. Мое лицо пощипывало от холодного пота, а руки заледенели, но совсем не от холода.

«Ты идиотка, Бьючемп, — подумала я. — Ты собираешься упасть в обморок? Сядь!»

Мне, должно быть, удалось сесть, потому что через некоторое время я пришла в себя и обнаружила, что сижу в грязи под кустом малины, прислонившись к стене. Огород был полон людей, здесь толкались гости и слуги, похожие на призраки в светлых ночных рубашках.

Я сделала несколько вздохов, убедиться, что со мной все в порядке, потом с трудом встала на ноги и вышла из-за куста с сумкой в руке.

Первым человеком, которого я встретила, был майор МакДональд; он стоял на дорожке, наблюдая за пожаром; его белый парик мерцал в свете огня. Я притронулась к его руке и страшно напугала его этим.

— Что происходит? — спросила я, не потрудившись извиниться.

— Где ваш муж? — в то же самое время спросил он, осматриваясь вокруг в поисках Джейми.

— Не знаю, — искренне ответила я. — Я сама ищу его.

— Миссис Фрейзер! С вами все хорошо, дорогая леди? — Ллойд Стэнхоуп выскочил у моего локтя; в ночной рубашке и с коротко подстриженной головой, казавшейся поразительно круглой и белесой без парика, он весьма походил на ожившее вареное яйцо.

Я заверила его, что со мной все в порядке — как оно и было к этому моменту. Только увидев Стэнхоупа и заметив, что присутствующие здесь джентльмены были, в основном, в дезабилье, я обратила внимание, что майор был полностью одет от парика до скрепленных пряжкой башмаков. Мое лицо, должно быть, изменилось при взгляде на него, потому что он приподнял брови и внимательно окинул взглядом меня от моих аккуратно причесанных волос до обутых ног, вероятно, заметив то же самое.

— Я услышала крики «Пожар!» и решила, что может понадобиться моя помощь, — прохладно сказала я, показывая сумку. — Я принесла с собой аптечку. Никто не пострадал, вы знаете?

— Насколько я могу… — начал МакДональд, но потом отпрыгнул назад и, схватив меня за руку, потащил за собой. Крыша с глубоким стенающим звуком рухнула, и огонь взлетел высоким фонтаном, освещая собравшуюся толпу.

Все закричали и бросились прочь от сарая. Потом вдруг наступила одна из тех кратких, необъяснимых пауз, когда толпа вдруг замолкает. Слышался только треск огня, и в этой тишине я услышала отдаленный крик. Это был крик женщины, высокий и дрожащий, но при этом сильный и полный ярости.

— Миссис Камерон! — воскликнул Стэнхоуп; майор уже бежал к дому.

Глава 53

Французское золото

Мы обнаружили Джокасту Камерон Иннес на сиденье возле окна, совершенно багровую от ярости. Она была одета только в сорочку и связана по рукам и ногам полосами из постельного белья. У меня не было времени разглядывать ее, так как Дункан Иннес тоже в одной рубашке лежал лицом вниз на полу возле камина.

173
{"b":"222028","o":1}