ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

— Ммфм, — произнес он, но взял ланцет аккуратно за ручку. С коротким поклоном Брианне он вернулся к своему пациенту, а я к своему — молоденькой девушке с крапивной сыпью. Брианна последовала за мной, вытирая руки об юбку и выглядя весьма довольной собой. Я услышала тихое кряхтение мужчины за спиной и звонкие капли крови, падающей в металлический тазик.

Я чувствовала себя виноватой из-за пациента МакЛеода, но Брианна была совершенно права, я ничего не могла поделать в данном случае. Тщательный долгий уход, с хорошей диетой и полным воздержанием от алкоголя могли бы продлить ему жизнь, но первые два условия были маловероятны, третье вообще невыполнимо.

Брианна блестяще спасла его от потенциальной угрозы заражения крови и воспользовалась возможностью обеспечить подобную защиту будущим пациентам МакЛеода, но я не могла подавить грызущее чувство вины, что сама не могла сделать больше. Однако, первый медицинский принцип, который я выучила на полях сражений во Франции, все еще действовал: лечите больного, который находится перед вами.

— Используй эту мазь, — строго сказала я девушке с крапивной сыпью, — и постарайся не чесаться.

Глава 4

Свадебные подарки

День не стал светлее, но дождь на время прекратился. Костры задымили, как дымокуры. Люди спешили воспользоваться моментом, чтобы разжечь тщательно хранимые горячие угли; они подкладывали мокрые дрова в огонь и пытались просушить мокрую одежду и влажные одеяла. Однако ветер не прекратился, и полосы дыма от костров, словно призраки, струились среди деревьев.

Одна такая струйка дыма пересекла путь перед ним, и Роджер обошел ее, пробираясь через влажную траву, которая намочила его носки, а ветви сосны, под которой он проходил, оставили влажные пятна на плечах его сюртука. Он не обратил на это внимание, занятый мыслями о предстоящих делах.

Сначала к фургонам торговцев, купить свадебный подарок для Брианны. Что она хотела бы получить в подарок? Какое-нибудь украшение, ленту? У него было очень мало денег, но он считал необходимым подарить ей что-нибудь.

Он хотел бы надеть ей на палец свое собственное кольцо, когда они произнесут клятвы, но она настояла на том, чтобы воспользоваться кольцом с рубиновым кабошоном, которое принадлежало ее дедушке и великолепно подходило для ее руки. Таким образом, не было необходимости тратить деньги на новое кольцо, Бри была очень практичным человеком. Иногда она была ужасно прагматична, в отличие от него, обладающего скорее романтичной натурой.

Что-то полезное, но красивое… Что-то вроде раскрашенного ночного горшка? Он улыбнулся про себя при этой мысли, но идея полезности задержалась в его голове, хотя и с оттенком сомнения.

Он живо вспомнил миссис Аберкромби, уравновешенную и разумную матрону из паствы преподобного Уэйкфилда, которая однажды вечером ворвалась в истерике в дом пастора, заявляя, что убила своего мужа, и вопрошая, что же ей теперь делать. Священник оставил миссис Аберкромби на попечение своей домоправительницы, а сам вместе с Роджером, который был тогда еще подростком, отправился к дому Аберкромби посмотреть, что же случилось.

Они нашли мистера Аберкромби на полу кухни, к счастью, еще живого, но без сознания и с обильно кровоточащей небольшой раной на голове, полученной от удара новым электрическим утюгом с отпаривателем. Этот утюг он подарил жене по случаю двадцать третьей годовщины их свадьбы.

— Но она говорила, что старый утюг жег кухонные полотенца! — жалобно повторял мистер Аберкромби, пока преподобный умело заклеивал его голову эластопластом, а Роджер вытирал пол.

Именно это яркое воспоминание о кровавых пятнах на старом линолеуме в кухне Аберкромби заставило его принять решение. Бри могла быть прагматичной, но это была их свадьба. «В болезни и здравии, пока смерть не разлучит нас». Он собирается быть романтичным, точнее романтичным настолько, насколько можно с одним шиллингом и тремя пенсами.

Вдруг среди хвои он заметил алую вспышку, словно там пряталась птица кардинал. Однако, это была не птица. Он остановился и наклонился, вглядываясь в просвет между ветвями.

— Дункан? — он сказал. — Это вы?

Дункан Иннес вышел из-за деревьев, застенчиво кивая. Он все еще был одет в алый тартан Камеронов, но снял роскошный сюртук и обернул конец пледа, как платок, вокруг своих плеч старым удобным горским способом.

— Поговорим, Smeòraich?[33] — сказал он.

— Да, конечно. Я сейчас иду к торговцам, идемте со мной.

Он вернулся на тропинку, теперь свободную от дыма, и они дружно пошли вдоль склона.

Роджер ничего не говорил, вежливо дожидаясь, пока мужчина начнет разговор. Дункан был застенчивым по натуре, но наблюдательным и проницательным, а также обладал тихим упрямством. Если ему нужно будет что-то сказать, он все равно скажет это, со временем. Наконец, тот вздохнул и начал.

— Мак Дубх говорил мне, что ваш па был священником. Это правда, не так ли?

— Да, — ответил Роджер, удивленный предметом разговора. — Мой родной отец погиб, и меня усыновил дядя моей матери, он и был священником.

Говоря это, Роджер задавался вопросом, почему он чувствовал необходимым объяснять это. Большую часть своей жизни он думал о преподобном, как о своем отце, и, конечно, для Дункана это не имело никакого значения.

Дункан кивал головой, сочувственно прищелкивая языком.

— Но тогда вы пресвитерианин, да? Я слышал, как Мак Дубх говорил об этом.

Несмотря на обычно хорошие манеры, легкая усмешка появилась под неровной полоской усов Дункана.

— Да, — сухо ответил Роджер. Он не удивится, если весь сбор слышал, как Мак Дубх говорил об этом.

— Ну, дело в том, что я тоже, — сказал Дункан извиняющимся тоном.

Роджер с удивлением посмотрел на него.

— Вы? Я думал, что вы католик!

Дункан издал тихий смущенный звук и пожал плечами.

— Нет. Мой прадедушка со стороны матери был ковенантором,[34] очень горячим в своей вере, — он немного застенчиво улыбнулся. — Но до меня она дошла сильно разбавленной. — Но до меня она дошла сильно разбавленной. Моя ма была благочестивой, но мой па был равнодушен к церкви, и я тоже. А когда я встретил Мак Дубха… в общем, нельзя сказать, что он просил меня ходить с ним на мессу по воскресеньям, да?

Роджер кивнул, кашлянув в знак понимания. Дункан встретился с Джейми в тюрьме Ардсмуир после восстания. И хотя в армии якобитов большинство составляли католики, Роджер знал, что среди них было много протестантов различных направлений, многие из которых предпочитали не раскрывать свои верования, находясь в тесном окружении папистов. Также совершенно очевидно, что дальнейшая совместная деятельность Джейми и Дункана, в качестве контрабандистов, не располагала к религиозным разговорам.

— Да, верно. А сегодня вечером ваша свадьба с миссис Камерон…?

Дункан кивнул, меланхолично грызя конец одного уса.

— Вот именно. Вы думаете, я должен сказать об этом?

— Миссис Камерон не знает? А Джейми?

Дункан тихо покачал головой, не отрывая глаз от следов на грязной тропинке.

Роджер понял, что для него скорее было важно мнение Джейми, а не Джокасты Камерон. Раньше проблема разных вероисповеданий Дункану не казалась стоящей внимания, и Роджер никогда не слышал, чтобы Джокаста проявляла большую набожность. Однако теперь, услышав о реакции Джейми на пресвитерианство Роджера, Дункан встревожился.

— Мак Дубх сказал, что ты ходил к священнику, — Дункан искоса взглянул на него. — Он… — мужчина откашлялся и покраснел. — Я имею в виду, он не заставлял вас… креститься в римско-католической вере?

Ужасная перспектива для набожного протестанта, и явно неудобная для Дункана. Это была неудобная мысль и для него самого, понял Роджер. Пойдет ли он на такой шаг, если это будет необходимо, чтобы жениться на Бри? Он полагал, что да, но надо признать, он почувствовал облегчение, когда священник не стал настаивать на его переходе в другую веру.

вернуться

33

Певчий дрозд (гэльск.)

вернуться

34

Последователь шотландского пресвитерианского движения, игравшего большую роль в жизни Шотландии 17 века.

18
{"b":"222028","o":1}