ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

— Он действительно прав? О том, что вскрытие трупа — это преступление, караемое смертной казнью?

— Я не знаю, — довольно резко ответил Джейми. Оголенный до талии, измазанный кровью и рвотой, с рыжими волосами, ярко горящими в свете фонаря, он выглядел совсем не похожим на того лощеного джентльмена, который отправился играть в вист.

— Вряд ли это имеет значение, — добавил он, — так как он не скажет об этом никому. Потому что, если он это сделает, я кастрирую его, как бычка, и скормлю его яйца и лживый язык свиньям.

Он коснулся рукоятки кинжала, как если бы уверяясь, что он под рукой на случай необходимости.

— Однако я уверен, что вы не собираетесь выдвигать столь беспочвенные обвинения против моей жены, не так ли… сэр? — сказал он Уайли с чрезмерной вежливостью.

Я не удивилась, когда Филипп Уайли отрицательно покачал головой, очевидно, еще не способный говорить. Джейми издал звук мрачного удовлетворения и наклонился поднять плащ, который он сбросил ранее.

Чувствуя себя довольно слабой в коленках после яркой демонстрации чувства мужской чести, я уселась на ведро.

— Хорошо, — сказала я и убрала с лица прядь волос. — Прекрасно. Поскольку мы все урегулировали… на чем мы остановились?

— Убийство Бетти, — подсказал Роджер. — Мы не знаем кто, мы не знаем когда, и мы не знаем почему, хотя могу ли я предложить, чтобы в качестве первичной посылки мы согласились, что никто из присутствующих здесь не имел к убийству никакого отношения?

— Очень хорошо, — Джейми бесцеремонным жестом отклонил вопрос об убийстве. — Как насчет Стивена Боннета?

При этих словах заинтересованный вид Роджера сменился на более мрачный.

— Да, что с ним? Он вовлечен в это дело?

— Возможно, он не повинен в убийстве, но вчера на мою тетю и ее мужа в их собственной спальне напали два злодея. Одним из них был ирландец, — Джейми накинул плащ на свои голые плечи и наклонился к Филиппу Уайли со зловещим видом.

— Я повторяю, — холодно произнес тот, все еще держа руки на животе, — что я не знаю никакого джентльмена с таким именем, ни ирландца, ни готтентота.

— Стивен Боннет — не джентльмен, — заявил Роджер. Тон был довольно спокоен, но с неким оттенком, который заставил Уайли взглянуть на него.

— Я не знаю такого парня, — повторил он твердо. Сделав небольшой вдох в качестве эксперимента, он обнаружил, что может дышать, и вздохнул глубже. — Почему вы решили, что ирландец, напавший на мистера и миссис Иннес, был Боннетом? Он случайно не оставил свою визитку?

К своему удивлению я рассмеялась. Несмотря ни на что, я должна была признаться, что испытывала к Филиппу Уайли определенное уважение. Удерживаемый в качестве пленника, побитый, подвергаемый угрозам, облитый кофе и лишившийся своего парика, он сохранил гораздо больше достоинства, чем большинство мужчин в его ситуации.

Джейми посмотрел на меня и перевел взгляд на Уайли. Мне показалось, что уголок его рта дернулся, но в тусклом свете трудно было сказать наверняка.

— Нет, — сказал он, — но я неким образом знаком со Стивеном Боннетом, который является уголовником, выродком и вором. И я видел этого человека вместе с вами, сэр, когда вы случайно встретили мою жену в сарае.

— Да, — подтвердила я. — Я видела его тоже, он стоял прямо за вами. И вообще, что вы там делали?

Глаза Уайли расширились от обвиняющих слов Джейми, при моем подтверждении он моргнул, еще раз глубоко вздохнул и уставился вниз, потирая согнутым пальцем под носом. Потом взглянул на Джейми, теперь без всякого гнева.

— Я не знаю его, — сказал он спокойно. — Мне казалось, что кто-то за мной идет, но, оглядываясь, я никого не видел и потому особенно не беспокоился. Когда я… увидел, что было в сарае, — его взгляд метнулся в мою сторону, но не встретился с моим, — я был слишком потрясен, чтобы обращать внимание на что-либо, кроме того что было передо мной.

Я могла ему поверить.

Уайли пожал плечами.

— Если сзади меня находился Боннет, то я должен поверить вам на слово, сэр. И все же уверяю вас, что я его не приводил и даже не знал, что он идет за мной.

Джейми и Роджер обменялись взглядами, но они так же, как и я, уловили нотки правды в словах Уайли. Наступила короткая пауза, и я могла слышать лошадей, топчущихся в своих стойлах. Они уже успокоились, хотя оживленно переступали копытами в ожидании корма. Рассвет проникал через отверстия под карнизом, его мягкий дымный свет лишил воздух в конюшне всех цветов, но стали видны неясные очертания упряжи, висящей на стене, вилы и лопаты, стоящие в углу.

— Скоро появятся конюхи, — Джейми пошевелился и вздохнул, слегка пожав плечами. Он поглядел на Уайли.

— Ну, что ж, сэр. Я принимаю ваше слово джентльмена.

— Да? Вы мне льстите.

— Однако, — продолжил Джейми, игнорируя его сарказм, — я хотел бы знать, что привело вас вчера в сарай.

Уайли, привставший с табурета, остановился, потом медленно сел назад. Он моргнул несколько раз, раздумывая, потом вздохнул, сдаваясь.

— Лукас, — сказал он коротко. Он не поднимал глаз, держа их на своих руках, безвольно лежащих на коленях. — Я присутствовал при его рождении, я воспитывал его, приучал к седлу, тренировал его, — он сглотнул, и я увидела, как дрогнули кружева рубашки на его шее. — Я пришел в конюшню, чтобы провести с ним несколько минут… чтобы проститься с ним.

Впервые лицо Джейми потеряло тень неприязни, которая появлялась на нем всякий раз, когда он смотрел на Уайли. Он глубоко вздохнул и слегка кивнул.

— Да, я понимаю, — произнес он спокойно. — А потом?

Уайли выпрямился.

— Когда я оставил конюшню, мне показалось, что я услышал голоса в огороде. А когда я подошел ближе, то увидел свет между досок сарая, — он пожал плечами. — Я открыл дверь. И вы знаете лучше меня, что случилось потом, мистер Фрейзер.

Джейми сильно провел рукой по лицу и кивнул.

— Да, — сказал он. — Я бросился за Боннетом, а вы стояли у меня на дороге.

— Вы напали на меня, — холодно произнес Уайли. Он подтянул свой порванный сюртук на плечах. — Я защищался, поскольку имел на это право. А потом вы и ваш зять схватили меня и затащили сюда, — он дернул головой в направлении стойла позади него, — и держали меня пленником половину ночи!

Роджер откашлялся, то же сделал Джейми, хотя с более суровым значением.

— Да, в общем, — сказал он, — мы не возражаем, что это так, — он вздохнул и отступил, указывая жестом, что Уайли мог идти. — Полагаю, вы видели в каком направлении убежал Боннет?

— О, да. Хотя я не знал его имени, конечно. Думаю, сейчас он вне вашей досягаемости, — сказал Уайли со странным оттенком удовлетворения в голосе. Джейми резко развернулся.

— Что вы имеете в виду?

— Лукас, — Уайли кивнул на тени в дальнем конце прохода. — Его стойло там. Я хорошо знаю его голос, звуки его движения, но этим утром я их не слышал. Боннет — если это был он — убежал в направлении конюшни.

Прежде чем Уайли перестал говорить, Джейми схватил фонарь и направился вдоль прохода. Лошади высовывали любопытные носы над загородками своих стойл, фыркая и пуская пар, когда он проходил, но никакого черного носа не появилось в конце ряда, никакая черная грива не заструилась бегущей водой от радостного приветствия. Мы торопливо догнали его и заглянули в стойло, которое он освещал высоко поднятым фонарем.

Желтый свет сиял на пустой соломе.

Мы долго стояли и смотрели в тишине. Потом Филипп Уайли вздохнул и вскинул голову.

— Если его больше нет у меня, то и у вас, мистер Фрейзер, тоже, — его глаза остановились на мне с мрачной иронией. — Но я желаю вам радости с вашей женой.

Он развернулся и ушел со спущенными чулками, сверкая красными каблуками своих туфель в свете наступающего утра.

Снаружи рассвет разгорелся во всю, прекрасный и словно застывший. Казалось, двигалась одна река, мерцая серебром воды между деревьев.

Роджер, позевывая, пошел к дому, но Джейми и я задержались у загона. Через несколько минут появятся люди, будет много вопросов, разговоров, предположений. Ни один из нас не хотел разговаривать, не теперь.

181
{"b":"222028","o":1}