ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Наконец, Джейми положил руку на мои плечи и решительно повернул прочь от дома. Я не знала, куда он направлялся, и не особенно интересовалась, хотя сильно надеялась, что там, куда мы шли, я смогу прилечь.

Мы прошли кузницу, где маленький сонный мальчик раздувал огонь в горне с помощью мехов, и красные искры взлетали, как светлячки, в темноте. Прошли мимо каких-то строений, завернули за угол и оказались перед невзрачным сараем с большой двухстворчатой дверью. Джейми снял замок и, толкнув створку, открыл двери, приглашая меня войти.

— Не могу понять, почему я не вспомнил о нем, — сказал он, — когда искал место для уединения.

Мы были в каретном сарае. Там стояли фургон и какой-то легкий экипаж, а также фаэтон Джокасты — открытая повозка, похожая на большие сани на двух колесах. У нее была длинное сиденье с подушками из синего бархата. Джейми подхватил меня за талию и подсадил в экипаж, потом забрался следом. На подушки была наброшена полость из шкуры бизона, он стянул ее и расстелил на полу фаэтона. Здесь едва хватало места для двоих, если они не возражали лежать, тесно прижавшись друг к другу.

— Ложись, сассенах, — сказал он, опускаясь на колени. — Что ни случится потом… оно может подождать.

Я охотно согласилась. Но на краю отключающегося сознания, я не могла не выяснить один вопрос.

— Твоя тетя… Ты ей веришь? Тому, что она сказала о золоте и всем остальном?

— О, да, конечно, — пробормотал он мне в ухо. Его рука тяжело лежала на моей талии. — По крайней мере, насколько я могу ей верить.

Глава 55

Выводы

Наконец, жажда и голод выгнали нас из убежища, и мы, оставив каретный сарай, направились к дому мимо тактично отводящих глаза рабов, которые все еще продолжали приводить в порядок двор после свадебного пира. На краю лужайки я увидела Федру, которая шла от мавзолея с руками, полными тарелок и чашек, собранными по кустам. Ее лицо распухло и покрылось пятнами от горя, ее глаза были красными, но она не плакала.

Увидев нас, она остановилась.

— О, — сказала она. — Мисс Джо искала вас, мастер Джейми.

Она говорила тусклым безразличным голосом, как если бы слова не имели для нее никакого значения, и, казалось, она не видела ничего странного в нашем появление в таком непрезентабельном виде.

— Да? — Джейми протер лицо и кивнул. — Хорошо, я подойду к ней.

Она кивнула в ответ и повернулась уходить, но Джейми протянул руку и коснулся ее плеча.

— Я сочувствую твоему горю, девушка, — произнес он тихо.

Внезапные слезы потекли из ее глаз, но она промолчала. Сделав низкий реверанс, она повернулась и поспешно удалилась, двигаясь так резко, что из стопки посуды вывалился нож и остался лежать на земле позади нее.

Я наклонилась и подняла его; ощущение рукоятки ножа неожиданно и ярко напомнило мне о лезвии, которым я вскрыла тело ее матери. На какое-то время, потеряв чувство реальности, я снова оказалась в темном сарае с тяжелым запахом смерти и неоспоримым доказательством убийства в руках.

Потом реальность вступила в свои права, и я оказалась на залитой солнцем лужайке со стайкой голубей и воробьев, мирно копошащихся у ног мраморной богини.

Джейми что-то говорил.

— …иди умойся и отдохни немного, хорошо, сассенах?

— Что? О… нет, я пойду с тобой, — мне внезапно захотелось поскорее закончить с этим делом и уехать домой. На данный момент мне было достаточно светских развлечений.

Мы нашли Джокасту, Дункана, Роджера и Брианну в гостиной Джокасты, где они сидели за поздним завтраком. Брианна бросила острый взгляд на порванную одежду Джейми, но ничего не сказала, вернувшись к своему чаю. Она и Джокаста были в халатах, Роджер и Дункан были полностью одеты, хотя выглядели бледными и потрепанными после ночных приключений. Оба заросли щетиной, а у Дункана на скуле расплылся огромный синяк, полученный им при падении, но он казался вполне здоровым.

Я решила, что Роджер рассказал о нашем tête-à-tête с Филиппом Уайли и исчезновении Лукаса. По крайней мере, никто не стал задавать вопросов. Дункан, молча, подвинул тарелку с беконом к Джейми, и некоторое время не раздавалось никаких звуков, кроме мелодичного позвякивание столовых приборов о тарелки и прихлебывания чая.

Наконец, наполнив желудки и почувствовав себя несколько лучше, мы оторвались от еды и начали обсуждать события дня и прошлой ночи. Случилось так много всего, что я подумала, будет лучше, если мы попытаемся реконструировать события в их логическом порядке. Я сообщила об этом всем, и хотя рот Джейми дернулся в раздражающей манере, которая говорила, что логика и я — понятия несовместимые, я проигнорировала его и твердо призвала собравшихся к порядку.

— Все началось с Бетти, не так ли?

— Так это или нет, но полагаю, что это хорошая отправная точка, как и любая другая, сассенах, — согласился Джейми.

Брианна закончила намазывать маслом тост и усмехнулась.

— Продолжайте, мисс Марпл,[156] — сказала она, махнув рукой с тостом, и отправила его в рот. Роджер сдавленно хохотнул, но я с достоинством проигнорировала и это.

— Прекрасно. Итак, я думаю, что Бетти, скорее всего, была под действием наркотика, когда я ее видела, но так как доктор Фентман не дал мне осмотреть ее, я не могу быть уверенной. Но мы все-таки полагаем, что Бетти действительно пила пунш с наркотиком, правильно?

Я огляделась вокруг, и Брианна, и Джейми кивнули мне в ответ с торжественно — серьезным видом.

— Да, я почувствовал в стакане нечто странное, — согласился Джейми.

— А я разговаривала с рабами, как просил па, — добавила Брианна, наклоняясь вперед. — Две женщины признались, что Бетти, обычно, допивала остатки спиртного в стаканах после гостей, но обе настаивали, что она была лишь «немного навеселе», когда помогала делать пунш в гостиной.

— Я был в гостиной с Шеймусом Ханлоном и его музыкантами, — подтвердил Роджер, поглядев на Брианну и мягко сжав ее колено. — Я видел, как Улисс делал пунш. Вы делали его в первый раз в тот день, Улисс?

Все головы повернулись к дворецкому, который с непроницаемым лицом стоял за стулом Джокасты; его аккуратный парик и отглаженная ливрея являлись молчаливым упреком всеобщему беспорядку.

— Нет, второй, — произнес он спокойно. — Первый пунш был выпит за завтраком.

Его глаза были настороженными и красными, но остальная часть лица была словно высечена из серого гранита. Домашнее хозяйство и слуги были под его управлением, и было ясно, что последние события он воспринимал, как личное оскорбление.

— Хорошо, — Роджер повернулся ко мне, потирая щетину на лице. Возможно, он немного вздремнул после событий с Уайли, но по нему этого не было видно.

— Я сам не заметил Бетти, но думаю, я обратил бы на нее внимание, если бы она была пьяна и шаталась. Так же, как и Улисс, я полагаю, — он обернулся к дворецкому за подтверждением, и тот неохотно кивнул.

— Лейтенант Вольф был пьян в стельку, — добавил Роджер. — И все это заметили. Многие отметили, что еще слишком рано, чтобы дойти до такого состояния.

Джокаста произвела презрительный звук, а Дункан нагнул голову, скрывая улыбку.

— Итак, — подвел итог Джейми, — вторая порция пунша была сделана в полдень, а я нашел пьяную женщину на куче навоза и со стаканом пунша не более чем час спустя. Я не хочу сказать, что такого не может быть, но напиться до потери сознания за такой короткий промежуток времени трудно.

— Таким образом, мы полагаем, что ее действительно накачали наркотиками, — сказала я. — Скорее всего, это был лауданум. Он имеется в доме?

Джокаста, уловив в моем голосе, что вопрос был обращен к ней, выпрямилась на своем стуле и заправила прядь волос под чепчик с лентами. Кажется, она вполне оправилась после ночных происшествий.

— О, да. Но вряд ли это имеет значение, — возразила она. — Любой мог принести его с собой; его нетрудно достать, если есть деньги. Я знаю, по крайней мере, двух дам, которые регулярно им пользуются. Полагаю, и на этот раз они привезли его с собой.

вернуться

156

Героиня детективных романов Агаты Кристи.

182
{"b":"222028","o":1}