ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Мне хотелось бы знать, кто из знакомых Джокасты был опийным наркоманом, и как она узнала об этом, но отклонила этот вопрос и перешла к следующему.

— Ладно, откуда бы ни появился лауданум, очевидно, Бетти его приняла, — я повернулась к Джейми. — Ты говорил, что, когда нашел ее, тебе пришло в голову, что она выпила нечто, предназначенное для другого.

Он кивнул, внимательно глядя на меня.

— Да, потому что кому придет в голову травить рабыню?

— Я не знаю — почему, но кто-то действительно убил ее, — прервала его Брианна с раздражением в голосе. — Я не могу представить себе, что она съела битое стекло вместо кого-то.

— Не торопите меня! Я пытаюсь быть логичной, — я, нахмурившись, посмотрела на Бри, которая произвела звук, похожий на сделанный ранее Джокастой, но не так громко.

— Нет, — продолжила я, — я не думаю, что она могла съесть битое стекло случайно, но я не знаю, когда оно попало внутрь. Почти наверняка, это случилось после того, как ты и Джейми принесли ее на чердак, и после того, как доктор Фентман лечил ее в первый раз.

Рвотные средства Фентмана и слабительное могли вызвать обильное кровотечение, если Бетти уже съела стекло, как оно и случилось на самом деле, когда он пришел на рассвете во второй раз в ответ на ее жалобы на боли в животе.

— Я думаю, ты права, — сказала я Брианне, — но чтобы быть уверенным. Роджер, когда ты пошел осмотреться, ты не видел кого-либо из гостей, кто выглядел как накачанный наркотиками?

Он покачал головой, соединив темные брови, словно его беспокоил солнечный свет. Я не удивлюсь, если у него болит голова; у меня самой чувство, что моя голова забита ватой, сменилось болезненной пульсацией.

— Нет, — сказал он и сильно потер костяшками пальцев между бровями. — Было, по крайней мере, человек двадцать, которые уже начали пошатываться, но все они казались просто выпившими.

— А как относительно лейтенанта Вольфа? — к всеобщему удивлению спросил Дункан. Он покраснел, увидев, что все обратили на него внимание, но упорно продолжил:

— Smeòraich[157] сказал, что мужчина был пьян и шатался в гостиной. Он мог намешать в пунш лауданум, или что там было, выпить половину, а остальное оставить?

— Не знаю, — произнесла я с сомнением. — Если кто-то и мог достигнуть такой степени опьянения в течение часа только от алкоголя…

— Когда я пошел проверить гостей, лейтенант стоял, прислонившись к стене мавзолея с бутылкой в руке, — вмешался Роджер, — пьяный, но в сознании.

— Да, он упал в кусты позже, — вставил Джейми, выглядя скептически. — Я видел его днем. Он не походил на одурманенного лауданумом, просто выглядел пьяным.

— Время, тем не менее, подходящее, — сказала я глубокомысленно. — По крайней мере, это возможно. Кто-нибудь видел лейтенанта позднее в этот день?

— Да, — вдруг произнес Улисс, заставив всех повернуться и взглянуть на него. — Он вошел в дом во время ужина, попросил, чтобы я нашел ему лодку и уплыл. Все еще пьяный, но в сознании.

Джокаста сделала выдох и пробормотала себе под нос:

— Но без ума.

Она потерла виски указательными пальцам, очевидно, ее также мучила головная больная.

— Полагаю, это исключает лейтенанта из списка подозреваемых? Или то, что он так внезапно уехал, подозрительно? — Брианна, единственный человек, у которого, казалось, не было головной боли, бросила несколько кусочков сахара в чай и энергично размешала его. Джейми прикрыл глаза, вздрогнув от звяканья.

— Вы ничего не пропустили? — Джокаста с сосредоточенным выражением на лице следила за обсуждением. Теперь она наклонилась вперед и стала шарить рукой по столу. Она легонько похлопывала пальцами тут и там в поисках предмета, нужного ей, потом подняла маленький серебряный стаканчик.

— Ты показывал мне стакан, из которого пила Бетти, племянник, — сказала она Джейми, протягивая сосуд. — Он походил на этот?

Стаканчик был из чистого серебра со свежей гравировкой, которая была едва видна. Позже, когда металл начнет покрываться патиной, чернота набьется в линии, и гравировка станет заметной, но в настоящее время заглавная буква «И» и маленькая рыбка, плавающая вокруг нее, почти не выделялись в блеске металла.

— Да, он был такой же, как этот, тетя, — ответил Джейми, касаясь руки, которая держала стаканчик. — Брианна говорит, что он из набора?

— Да. Я преподнесла их Дункану в утро свадьбы, как дар невесты, — она поставила стаканчик на стол, но накрыла его своими длинными пальцами. — Мы выпили из двух, Дункан и я, за завтраком, но другие четыре оставались там, — она махнула рукой в сторону небольшого буфета, где стояли блюда с беконом и яичницей. Там же находились декоративные тарелки, прислоненные к задней стенке буфета, перемежаясь с хрустальными бокалами для хереса. Я посчитала — все шесть стаканчиков находились сейчас на столе, наполненные портвейном, который Джокаста любила выпить за завтраком. Нельзя было различить, в какой из них вчера был налит пунш.

— Ты не уносил стаканчики в нижнюю гостиную в день свадьбы, Улисс? — спросила она.

— Нет, мэм, — он выглядел потрясенным. — Конечно, нет.

Она кивнула и повернула свои слепые глаза к Джейми, потом перевела их на меня.

— Таким образом, — сказала она просто. — Это был стакан Дункана.

Дункан выглядел удивленным, потом встревоженным, когда понял, на что она намекала.

— Нет, — произнес он, качая головой. — Нет, не может быть.

Но маленькие капельки пота выступила у него на лбу.

— Кто-нибудь предлагал тебе выпить вчера, charaid?[158] — спросил Джейми, наклоняясь вперед с пристальным взглядом.

Дункан беспомощно пожал плечами.

— Да, все предлагали.

Конечно, они предлагали. Ведь он был женихом. Он, однако, не принял ни одного предложения из-за расстройства желудка, вызванного нервным стрессом. И при этом он не заметил, предлагались ли ему напитки в серебряном стаканчике.

— Мне было не до того, Мак Дубх; я не заметил бы живую змею, если бы мне ее предложили.

Улисс взял с подноса льняную салфетку и деликатно предложил ее Дункану, тот, не глядя, взял ее и утер лицо.

— Вы думаете, что кто-то пытался навредить Дункану? — удивление в голосе Роджера, возможно, не являлось комплиментом, но Дункан не обиделся.

— Но почему? — произнес он с изумлением. — Кто может ненавидеть меня?

Джейми тихонько хохотнул, и напряженность вокруг стола немного ослабла. Действительно, в то время как Дункан был умен и компетентен, он имел такой скромный характер, что невозможно было представить, что он мог кого-нибудь оскорбить, тем паче довести до убийственного бешенства.

— Ну, charaid, — тактично сказал Джейми, — это могло быть не из-за личного отношения к тебе, понимаешь?

Он поймал мой взгляд и криво усмехнулся. На его жизнь покушались несколько раз по причинам, которые имели отношение лишь к тому, кем он являлся, а не к тому, что он сделал. Не то, чтобы его не пытались убить и за то, что он сделал сам.

Джокаста, казалось, думала подобным же образом.

— Действительно, — сказала она. — Я сама об этом думала. Ты помнишь, племянник, что произошло на сборе?

Джейми изогнул бровь и поднял чашку с чаем.

— Очень многое произошло там, тетя, — ответил он, — но насколько я понимаю, вы имеете в виду то, что случилось с отцом Кеннетом?

— Да, — она протянула руку, и Улисс тут же вложил в нее чашку. — Разве ты не сказал мне, что этот Лилливайт говорил о препятствовании проведению церемоний?

Джейми кивнул и на мгновение прикрыл глаза, сделав большой глоток чая.

— Да. Значит, вы полагаете, что он имел в виду вашу свадьбу с Дунканом? Эта церемония не должна была состояться?

Моя головная боль становилась сильнее. Я надавила пальцами между бровей; они согрелись от чайной чашки, и их тепло приятно ощущалось на моей коже.

— Подожди немного, — сказала я. — Ты говоришь, что кто-то хочет предотвратить брак твоей тети с Дунканом, и на сборе это получилось, но сейчас он не нашел лучшего способа, как убить Дункана?

вернуться

157

Дрозд (гэльск.)

вернуться

158

Друг (гэльск.)

183
{"b":"222028","o":1}