ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

— Хм… нет, — сказал Роджер и закашлялся, когда еще одна струйка дыма проплыла над ними.

— Нет, — повторил он, вытирая слезящиеся глаза, — вам не надо креститься, если вы уже были крещены. Вы крещены, да?

— О, да, — Дункан, казалось, приободрился. — Да, когда… то есть… — слабая тень пересекла его лицо, но чем бы она ни была вызвана, он отогнал ее пожатием плеч. — Да, я крещен.

— Ладно. Я подумаю, хорошо?

Тесно сгрудившиеся фургоны торговцев уже появились в поле зрения; товары были покрыты холстами и одеялами от дождя, но Дункан остановился, явно желая уладить вопрос прежде, чем перейти к чему-либо другому.

Роджер потер затылок рукой, раздумывая.

— Нет, — сказал он, наконец, — нет, я не думаю, что вам стоит говорить об этом. Видите ли, это не месса, а свадебная церемония, а она всегда одна и та же. Берете ли вы эту женщину, берете ли вы этого мужчину, в богатстве и бедности и все такое.

Дункан кивал, внимательно слушая.

— Да, можно сказать так, — произнес он. — Хотя все эти слова о богатстве и бедности. Вы сами знаете это, не так ли?

Он говорил без всякой насмешки, просто констатируя факт, и явно был озадачен краской, вспыхнувшей на лице Роджера, в ответ на его замечание.

— Я не имел в виду ничего плохого, — сказал Дункан торопливо. — Я просто хотел сказать…

Роджер махнул рукой, отказываясь слушать дальнейшие объяснения.

— Все в порядке, — произнес он ровным голосом. — Говори правду, и посрами дьявола, не так ли?

И это была правда, хотя до настоящего момента он как-то не принимал во внимание факт, на который намекнул Дункан. Сейчас он осознал, что его ситуация практически совпадала с положением, в котором тот находился — бедный мужчина без всякой собственности женится на богатой женщине — и настроение его упало.

Он никогда не думал о Джейми Фрейзере, как о богатом человеке, может быть из-за врожденной скромности последнего, а может быть потому, что в действительности тот не был богатым. Но он являлся владельцем десяти тысяч акров земли. И хотя большая ее часть была не освоена, это не означало, что так будет всегда. Он уже поселил арендаторов на своих землях, и вскоре их станет еще больше. А когда арендаторы начнут платить арендную плату, когда заработают лесопилки и мельницы на реках, когда появятся поселения, магазины и таверны, когда горстки коров, свиней и лошадей превратятся в многочисленные стада под заботливым руководством Джейми… Вот тогда действительно Джейми Фрейзер может стать очень богатым человеком. А Брианна была единственной родной дочерью Джейми.

И потом еще была Джокаста Камерон, известная, как очень богатая женщина, которая заявила о своем намерении сделать Бри своей наследницей. Девушка решительно не одобрила это намерение, но Джокаста была рождена такой же упрямой, как ее племянница, и имела больше практики в своеволии. Кроме того, что бы Брианна не говорила, люди будут считать…

И именно это заставило Роджера почувствовать себя так, словно в его желудке был камень для керлинга. Не просто осознание того, что он женится на женщине выше его по средствам и положению, но мысль о том, что все в колонии давно это знали и, вероятно, наблюдали за ним с циничными усмешками, считая его искателем богатства или даже авантюристом.

Дым оставил горький привкус пепла у него во рту. Он проглотил его и криво улыбнулся Дункану.

— Да, — сказал он. — Что бы там ни было, полагаю, они что-то нашли в нас, да? Женщины.

Дункан улыбнулся, немного грустно.

— Да, что-то. Так вы полагаете, что все будет в порядке с религией? Мне бы не хотелось, чтобы мисс Джо или Мак Дубх подумали, что я поступил нехорошо, не сказав им об этом. Но мне не хочется поднимать шум без необходимости.

— Нет, конечно, нет, — согласился Роджер. Он глубоко вздохнул и убрал влажные волосы от лица. — Нет, я думаю, все будет хорошо. Когда я говорил с… святым отцом, единственное условие, которое он поставил мне, заключалось в том, чтобы я крестил своих детей в католичестве. Но поскольку для вас и миссис Камерон этот вопрос не имеет значения, я полагаю…

Он деликатно замолчал, но Дункан, казалось, почувствовал облегчение от этой мысли.

— Ох, нет, — сказал он и немного нервно рассмеялся. — Нет, я думаю, здесь не о чем беспокоиться.

— Тогда все хорошо, — Роджер выдавил улыбку и похлопал Дункана по плечу. — Удачи вам.

Дункан провел пальцем по усам и кивнул.

— И вам, Smeòraich.

Он ожидал, что Дункан уйдет по своим делам, как только получит ответ на свой вопрос, но мужчина вместо этого пошел вместе с ним, медленно пробираясь следом за Роджером и рассматривая выставленные товары с несколько хмурым видом.

После недели торговли и обмена фургоны были также нагружены, как и в начале, или даже больше, поскольку наполнились полученными в оплату продуктами: мешками с зерном, тюками шерсти, бочками сидра, мешками яблок, штабелями шкур и всякой всячиной. Запас галантерейных товаров значительно уменьшился, но все еще можно было что-нибудь выбрать. Об этом свидетельствовала толпа людей, облепивших фургоны, как тля розовый куст.

Роджер был довольно высок и мог рассматривать товар через головы большинства покупателей. Он медленно продвигался между фургонами, смотря на то, на другое и пытаясь представить отклик Брианны на каждую вещь.

Она была красавицей, но не была склонна увлекаться своей внешностью. Фактически, он едва уговорил ее не отрезать свою прекрасную красно-рыжую гриву, которая раздражала ее тем, что всюду лезла, и за нее хватался Джемми. Возможно, лента будет кстати. Или украшенный гребень? Или скорее пара наручников для ребенка.

Он остановился возле продавца тканями и нагнулся, заглядывая в палатку, где недоступные для дождя висели чепцы и яркие ленты, покачиваясь в холодном полусумраке, словно мерцающие щупальца медуз. Дункан, натянувший плед до самых ушей от пронизывающего ветерка, подошел посмотреть, что он рассматривал.

— Ищите что-нибудь особенное, господа?

Торговка наклонился вперед, сложив руки под грудью, и одаряя их профессиональной улыбкой.

— Да, — неожиданно сказал Дункан. — Ярд бархата. У вас есть такая ткань? Обязательно хорошего качества, цвет не важен.

Брови женщины приподнялись — даже в лучших своих одеждах Дункан не производил впечатления денди — но она без слов повернулась и стала рыться в своих уменьшившихся запасах.

— Как вы думаете, у миссис Фрейзер еще осталась лаванда? — спросил Дункан, поворачиваясь к Роджеру.

— Да, осталась, — ответил Роджер. Замешательство, по-видимому, проявилось на его лице, потому что Дункан немного застенчиво улыбнулся.

— Я тут подумал, — сказал он. — Мисс Джо страдает от мигреней и очень плохо спит. Я помню, у моей матери была подушка с лавандой, и она говорила, что засыпает, как младенец, едва положит на нее голову. И вот я подумал, что немного бархата, чтобы она чувствовала его щекой, да? И возможно мисс Лиззи сможет сшить для меня…

«В болезни и здравии…»

Роджер одобрительно кивнул головой, чувствуя себя тронутым и немного пристыженным заботой Дункана. У него было твердое убеждение, что брак между Джокастой Камерон и Дунканом был преимущественно вопросом выгоды и удобства — и скорее всего это так и было. Но разве безумная страсть является необходимой предпосылкой для нежности или уважения?

Дункан, купив бархат, ушел, надежно спрятав ткань под пледом, а Роджер продолжил медленный обход продавцов, мысленно выбирая, оценивая и отказываясь, пока не сломал мозги, раздумывая, что из такого множества вещей могло понравиться Брианне. Сережки? Нет, ребенок будет тянуть за них. То же самое с бусами или лентой, решил он.

Он все больше склонялся к украшению. Обычно, она не надевала ничего подобного. Но на протяжении всего сбора она носила рубиновое кольцо отца, которое Джейми дал ему, а он отдал ей, когда она приняла его, как своего мужа. Джемми слюнявил кольцо время от времени, но, конечно, не мог повредить его.

19
{"b":"222028","o":1}