ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

— Ничего серьезного, — сказала я, подхватывая ведра, прежде чем он смог пролить их. — Э-э… сколько милиционеров здесь собрались?

— Одна тысяча шестьдесят восемь, мэм, — сказал он изумленно. — Это не считая войска генерала Уоделла, разумеется. Но что…

— И у вас есть пушки?

— О, да, несколько, мэм. У нас два отряда артиллерии. Две шестифунтовки, десять малых пушек и две восьмифунтовые мортиры, — Викерс выпрямился, демонстрируя уважение к такому количеству разрушительного потенциала.

— За рекой находятся две тысячи человек, большинство из которых практически не вооружены. У многих ничего нет, кроме ножа, — раздался голос Джейми за моей спиной, привлекая внимание Викерса. Я обернулась и увидела, что Джейми уже спешился и стоит возле губернатора, держа его шляпу. Он небрежно хлопнул ею по бедру и протянул владельцу, который взял ее со всем достоинством, которое мог проявить при данных обстоятельствах.

— Я информирован, мистер Фрейзер, — сухо произнес он, — хотя я рад, что ваша разведка подтверждает мои сведения. Мистер Викерс, пойдите, пожалуйста, и приведите мою лошадь.

Фиолетовый оттенок исчез с лица Трайона, и хотя в его манерах еще ощущалась определенная напряженность, он не сердился. Он обладал чувством справедливости и — что было важнее в данном случае — чувством юмора, и оба этих чувства подверглись нешуточному испытанию при только что проведенной демонстрации военной готовности.

Джейми кивнул.

— Полагаю, ваши шпионы также доложили вам, что у них нет главаря?

— Напротив, мистер Фрейзер. Я полагаю, что Хасбанд Хермон уже некоторое время является одним из главных вдохновителей этого движения. Джеймс Хантер также часто упоминается в бесконечных жалобах, полученных мною в Нью-Берне. И еще Гамильтон, Джиллеспи…

Джейми сделал нетерпеливый жест рукой, отгоняя облачко комаров от своего лица.

— В других условиях, сэр, я бы подискутировал с вами на тему «Имеет ли перо большую силу, чем меч», но не на поле сражения, а мы на нем и находимся. Смелость пера не делает человека способным вести за собой войска, а Хасбанд к тому же — квакер.

— Я слышал это, — согласился Трайон. Он указал в сторону реки, с вызовом приподняв бровь. — И все же он здесь.

— Он здесь, — в свою очередь согласился Джейми и сделал паузу, оценивая настроение губернатора, прежде чем продолжить. Тот был напряжен и подтянут, глаза его блестели. Однако сражение еще не было неизбежным, и он держал свое настроение в узде. Он все еще мог слышать.

— Я принимал этого человека у своего очага, сэр, — сказал Джейми осторожно. — Я ел у его очага. Он никогда не делал тайны из своих воззрений. И если он сегодня приехал сюда, я уверен, он сделал это после больших колебаний, — Джейми чуть заметно потянул воздух, он вступил сейчас на скользкую почву.

— Я послал человека через реку, сэр, чтобы найти Хасбанда и попросить его встретиться со мной. Может случится так, что я смогу убедить его использовать его немалое влияние на этих людей, этих граждан, — он коротко махнул в сторону реки, — чтобы они оставили пагубный курс, который может привести только к трагедии, — он прямо встретил взгляд Трайона. — Могу я просить вас, сэр, могу ли я умолять вас — если Хасбанд приедет, поговорить с ним лично?

Трайон стоял неподвижно, забыв о пыльной треуголке, которую он рассеянно вертел в руках. Эхо недавней сумятицы затихло, и только маленькая птичка пела в ветвях вяза.

— Они граждане этой колонии, — произнес он, наконец, кивнув в сторону реки. — Я должен сожалеть, что им будет причинен вред. Их обиды имеют основания, я признал это публично и предпринял шаги к восстановлению справедливости, — он взглянул на Джейми, как если бы хотел убедиться, что его утверждение принято. Джейми застыл в молчаливом ожидании.

Трайон вздохнул и хлопнул треуголкой по колену.

— Но я губернатор колонии. Я не могу видеть, как нарушается мир, законы презираются, а бунт и кровопролитие остаются безнаказанными! — он холодно взглянул на меня. — Я не стану встречаться с ним.

Он вернул свое внимание Джейми.

— Я не думаю, что он приедет, сэр. Они определили свой курс, — он кивнул в сторону деревьев, обрамляющих берега реки Аламанс, — и я свой тоже. Хотя… — он колебался несколько мгновений, но потом решительно покачал головой.

— Нет. Если он действительно приедет, попытайтесь всеми средствами убедить его, и если он согласится распустить своих людей по домам с миром, тогда приводите его ко мне, и мы обговорим условия. Но я не могу строить планы, исходя из этого.

Мистер Викерс поймал мерина губернатора. Юноша стоял невдалеке, держа под уздцы двух коней, и я видела, как он слегка кивнул, словно подтверждая слова Трайона. Его лицо было прикрыто шляпой, но огонь в глазах и вспыхнувшее лицо говорили, что он стремится в битву.

Трайон не стремился, но он был готов. Джейми тоже не рвался в бой, но он тоже был готов. Он держал пристальный взгляд губернатора некоторое время, потом кивнул, принимая неизбежное.

— Как скоро? — спросил он спокойно.

Трайон взглянул вверх на солнце, которое показывало почти середину утра. Роджер ушел два часа назад; сколько времени ему потребуется, чтобы найти Хасбанда Хермона и вернуться назад?

— Отряды готовы к сражению, — сказал Трайон. Он поглядел на рощу, и уголок его рта немного дернулся, потом он обратил потемневший пристальный взгляд на Джейми. — Скоро. Будьте готовы, мистер Фрейзер.

Он отвернулся, нахлобучил шляпу на голову и вскочил в седло. Он уехал, не оглянувшись, в сопровождении своих адъютантов.

Джейми с непроницаемым выражением наблюдал за его отъездом.

Я подошла к нему и коснулась его руки. Я ничего не говорила, только надеялась, что Роджер успеет.

Глава 62

Праздношатающиеся и другие подозрительные личности

«Пункт № 12 — Ни офицер, ни солдат не должны покидать пределов лагеря без разрешения. Пункт № 63 — Командующие офицеры должны допрашивать всех праздношатающихся и других подозрительных личностей, и если они не смогут сообщить правдивые сведения о себе, арестовать их и доставить в штаб-квартиру корпуса.»

«Лагерное уложение и инструкции». Приказы Его Губернаторского Превосходительства Трайона. Провинция Северная Каролина.

Роджер прикоснулся к карману бриджей, куда убрал оловянный значок милиционера. Кружок полдюйма в диаметре с грубо выбитыми буквами «ОФ» — отряд Фрейзера — нашивался на шляпу или пальто и наряду с кокардой на одежде являлся единственным признаком военной формы губернаторской пехоты и единственным отличием милиционеров от регуляторов.

— И как же я узнаю в кого стрелять? — спросил он с иронией, когда Джейми вручил ему значок за два дня до этого. — Прежде чем я смогу приблизиться достаточно, чтобы различить значок, этот негодяй подстрелит меня первым.

Джейми взглянул на него с равной иронией, однако воздержался от замечания относительно меткой стрельбы Роджера и его способности управиться с мушкетом.

— Ну, — сказал он, — ждать не нужно. Если кто-то с ружьем будет бежать тебе навстречу, стреляй сразу же и надейся на лучшее.

Несколько мужчин, сидевших вокруг костра, загоготали, но Джейми проигнорировал их. Он взял палку и вытащил из огня три печеных ямса, которые теперь лежали рядком, черные и дымящиеся паром в холодном воздухе. Он легонько пнул один клубень, и тот снова скатился в костер.

— Это мы, — пояснил он и пнул следующий ямс. — Это отряд полковника Лича, а это, — он подтолкнул ногой третий клубень, который подкатился к другим, — полковника Эша. Понял? — он приподнял бровь, глядя на Роджера. — Каждый отряд движется по своему маршруту, и вряд ли мы с ними столкнемся, по крайней мере, с самого начала. Так что любой направляющийся в нашу сторону будет, скорее всего, врагом.

Потом уголки его широкого рта немного приподнялись, и он махнул рукой в сторону мужчин, занятых ужином.

— Ты знаешь этих людей достаточно хорошо, не так ли? Значит, не стреляй ни в кого из них, и все будет прекрасно.

192
{"b":"222028","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Око Золтара
Миф. Греческие мифы в пересказе
Карнакки – охотник за привидениями (сборник)
Дело о бюловском звере
Крыс. Восстание машин
Дама сердца
Игра в матрицу. Как идти к своей мечте, не зацикливаясь на второстепенных мелочах
Темная страсть
Во власти стихии. Реальная история любви, суровых испытаний и выживания в открытом океане