ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Одинокий мужчина мог взять орудие и присоединиться к толпе просто по пьянке или от скуки, но не женатый человек с ребенком. Это говорило о серьезном недовольстве и глубокой обиде. А то, что он привел с собой жену и ребенка, означало, что у него не было безопасного места, где он мог их оставить.

Роджер подумал, что, вероятно, у Мораг и ее мужа сейчас вообще не было дома, и он хорошо понимал ее страх. Если ее мужа убьют или искалечат, как она сможет вырастить Джемми и ребенка, который еще находится в ее животе. У нее нет семьи, к которой она могла бы обратиться за помощью.

Однако семья есть, хотя она и не знает этого. Он сильно сжал ее руку и притянул к себе, переполненный желанием защитить ее и ее детей. Однажды он спас их, он может сделать это опять.

— Мораг, — произнес он. — Послушайте меня. Если что-нибудь случится, найдите меня. Если вам что-нибудь понадобится. Я позабочусь о вас.

Она не оттолкнула его, но посмотрела в лицо серьезными коричневыми глазами, слегка нахмурив брови. У него возникло непреодолимое побуждение установить с ней какую-нибудь физическую связь, как ради нее, так и ради себя. Он наклонился и очень мягко поцеловал ее.

Открыв глаза и подняв голову, он увидел за ее плечом полное недоверчивого изумления лицо своего много раз прадеда.

— Отойди от моей жены! — Уильям Баккли МакКензи появился из кустарника с громким шелестом листьев и зловещими намерениями на лице. Он был очень высоким человеком, почти таким же высоким, как Роджер, но шире в плечах. Дальнейшее сравнение казалось неважным, учитывая то, что у него также был нож. Он еще находился в ножнах, но мужчина со значительным видом держал руку на его рукоятке.

Роджер подавил первоначальный импульс сказать: «Это не то, что вы думаете». Это действительно было не то, но у него не было достоверного объяснения своему поступку.

— Я не имел в виду ничего непочтительного, — произнес он вместо этого и медленно выпрямился. Он чувствовал, что сейчас неразумно делать быстрые движения. — Приношу мои извинения.

— Нет? И что же вы подразумеваете под этим? — МакКензи положил собственническую руку на плечо жены, сверкая глазами на Роджера. Она вздрогнула; по-видимому, пальцы мужа больно впились в ее плоть. Роджеру захотелось отбросить его руку прочь, но это, вероятно, лишь могло ухудшить положение.

— Я встретил вашу жену… и вас, — добавил он, — на борту «Глорианы» год или два назад. Когда я увидел ее здесь, я решил спросить, как она поживает. Это все.

— Он не имел в виде ничего плохого, Уильям, — Мораг коснулась руки ее мужа, и тот ослабил свою хватку. — Он говорит правду. Ты знаешь этого человека? Это он нашел меня и Джемми в трюме, где мы прятались. Он принес нам еду и воду.

— Вы просили позаботиться о них, — добавил Роджер многозначительно. — Во время драки той ночью, когда моряки бросали больных в море.

— О, да? — лицо МакКензи слегка расслабилось. — Это были вы, не так ли? Я не видел вашего лица в темноте.

— Я не видел вашего тоже.

Он мог видеть его сейчас и, несмотря на неловкость ситуации, не мог сдержаться, чтобы не изучать его с интересом.

Значит, это и есть непризнанный сын Дугала МакКензи, бывшего военного вождя клана МакКензи из Леоха. Роджер видел это. Более грубая, более квадратная и светлокожая версия фамильного лица. Однако приглядевшись внимательнее, Роджер мог легко узнать широкие скулы и высокий лоб, который Джейми Фрейзер унаследовал от клана своей матери. Это и семейный высокий рост. МакКензи был более шести футов высотой, почти наравне с Роджером.

Мужчина слегка повернул голову на звук в кустах, и солнце блеснуло в его ярких глазах, зеленых, как мох. Внезапно Роджеру захотелось закрыть свои собственные глаза, чтобы у МакКензи не возникло такого же чувства узнавания.

Но у того были другие проблемы. Двое мужчин появились из кустарника. Один держал мушкет, второй был вооружен только дубинкой, грубо вырубленной из ствола упавшего дерева.

— Кто это, Бак? — спросил человек с мушкетом, с подозрением глядя на Роджера.

— Я как раз пытаюсь это выяснить, — мимолетное смягчение исчезло с его лица, оставив его мрачно напряженным. Он отодвинул от себя жену и слегка подтолкнул ее. — Иди назад к женщинам, Мораг. Я разберусь с этим парнем.

— Но, Уильям… — Мораг перевела взгляд от Роджера к мужу с беспокойным лицом. — Он ничего не сделал…

— О, ты думаешь, что он может нахальничать с тобой при людях, как ненормальный? — Уильям обратил на нее злой взгляд, и она внезапно покраснела, вспомнив поцелуй, но продолжила.

— Я… нет, я хочу сказать… что он был добр к нам, мы должны…

— Я сказал, возвращайся!

Она открыла рот, словно хотела что-то еще возразить, но вздрогнула, когда Уильям сделал внезапное движение в ее сторону, взмахнув кулаком. Не раздумывая ни мгновения, Роджер врезал кулаком в челюсть МакКензи так сильно, что удар сотряс его руку до локтя.

Потеряв равновесие, Уильям закачался и упал на одно колено, мотая головой, как оглушенный вол. Аханье Мораг потонуло в удивленных возгласах мужчин. Прежде чем развернуться к ним, Роджер услышал сзади тихий звук, не громкий, но достаточно отчетливый, чтобы заставить кровь замерзнуть — холодноватый клик взводимого курка.

Раздалось короткое шипение вспыхнувшего пороха, и затем ружье выстрелило с ревом и облаком черного дыма. Все ошеломленно дернулись, и Роджер обнаружил, что борется со стрелявшим мужчиной, при этом оба кашляли и были оглушены выстрелом. Отпихивая мужчину, он заметил, что Мораг встала на колени возле мужа и вытирала его лицо мокрой тряпкой. Уильям толкнул ее и, вскочив на ноги, яростно бросился на Роджера с выпученными глазами и красным лицом.

Роджер развернулся, поскользнувшись на листьях, и оттолкнув руку человека с ружьем, бросился в кусты. Он бежал сквозь кустарник, ломая ветви, которые царапали его лицо и руки. Потом сзади него послышались шумный треск и тяжелое дыхание, и железная ладонь сжала его плечо.

Он схватил эту руку и сильно выкрутил, слыша треск суставов и костей. Владелец руки завопил и отскочил, а Роджер бросился головой вперед в брешь в кустах.

Он стукнулся о землю одним плечом, согнулся, перекатился и, вылетев из куста, заскользил вниз по крутому глинистому берегу, пока, наконец, не плюхнулся в воду.

Вскочив на ноги, он, откашливаясь и оттряхивая воду с глаз и волос, увидел Уильяма МакКензи, балансировавшего на краю берега. Увидев своего врага в невыгодном положении, МакКензи с ревом прыгнул на него.

Словно пушечное ядро врезалось в грудь Роджера, и он с мощным всплеском упал в воду, слыша отдаленные крики женщин. Он не мог дышать и не мог видеть, но хватался за месиво из перекрученной одежды и конечностей, поднимая грязь со дна реки, в тщетной попытке встать на ноги и вдохнуть воздух в горящие легкие.

Наконец, его голова поднялась над поверхностью. Он открывал рот, как рыба, заглатывая воздух и слыша хрип, вылетающий из груди. МакКензи тоже хрипло дышал, стоя в нескольких футах от него. Роджер согнулся, положив дрожащие руки на бедра. Потом, сделав большой вдох, он выпрямился и убрал мокрые волосы с лица.

— Послушайте, — начал он с отдышкой, — я…

Он замолчал, так как МакКензи, все еще тяжело дыша, бросился к нему, рассекая воду, которая доставала ему до пояса. На лице мужчины застыло странно нетерпеливое выражение; зеленые, как мох, глаза ярко горели.

Запоздало Роджер подумал, что этот мужчина был не только сыном Дугала МакКензи, но также сыном Джейлис Дункан, ведьмы.

Где-то за ивами пронесся нарастающий мощный рев, и тучи птиц с криками поднялись с деревьев. Сражение началось.

Глава 65

Аламанс

«Губернатор послал капитана Малкольма, одного из своих адъютантов, и шерифа округа Оранж с письмом, требуя от мятежников сложить оружие, сдать их главарей и т. д. Около половины одиннадцатого капитан Малкольм и шериф возвратились с информацией, что шериф прочитал письмо несколько раз различным отрядам мятежников, которые с возмущением отклонили предлагаемые условия, заявив, что им не нужно никакого времени для их рассмотрения, и громкими криками призывали к сражению.»

«Журнал Экспедиции против Повстанцев» У. Трайон

201
{"b":"222028","o":1}