ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

— Я могу… сделать это.

Может быть, это было только усилие, которое ему потребовалось, чтобы протолкнуть воздух через травмированное горло, но последние слова прозвучали резко, отчего Брианна мигнула. Почти незаметно, но я увидела, и Роджер тоже. Он взглянул на нее, потом опустил взгляд на свою тарелку, и ресницы легли темной дугой на его щеки. Его челюсть напряглась, и он взял свою ложку.

— Хорошо, — произнес Джейми еще более небрежным тоном. — Я покажу тебе, как это делается. Через неделю, я думаю, ты можешь приступать.

«Прошлой ночью мне приснилось, что Роджер готовится уехать. Я видела этот сон всю неделю после того, как па предложил ему произвести съемку земель. Ха, предложил! Он изрек это, как Моисей свои десять заповедей с горы Синай.

Во сне Роджер упаковывал вещи в большой мешок, а я мыла полы шваброй. Он стоял на моем пути, а я сдвигала шваброй его мешок. Пол был грязный в каких-то пятнах липкой бурды, и повсюду валялись мелкие кости, как будто Адсо съел здесь какую-то маленькую зверюшку.

Я не хочу, чтобы он уезжал, но в то же время хочу. Я слышу все, что он не говорит; его мысли эхом отзываются в моей голове. Я думаю, когда он уедет, в ней станет тихо.»

Она резко перешла от сна к бодрствованию. Только что наступил рассвет, и она была одна. В лесу пели птицы. Одна из них звонким мелодичным голосом распевала прямо возле хижины. «Это дрозд?» — подумала она.

Она знала, что он уехал, но подняла голову, чтобы убедиться. Рюкзак возле двери исчез так же, как и мешок с едой, и бутыль сидра, которые она приготовила для него вечером. Бойран все еще висел на своем месте на стене, и казалось, что он был подвешен прямо в сероватом неземном свете.

После Аламанса она пыталась заставить его играть, надеясь, что в ее голове будет звучать музыка, а не его голос. Но он сопротивлялся, и она, наконец, поняла, что раздражает его своей настойчивостью, и прекратила попытки. Он сделает это по собственной воле или вообще не станет делать.

Она поглядела на кроватку, но там все было тихо. Джемми крепко спал. Она откинулась на подушку и дотронулась до своей голой груди. Они были гладкими и круглыми, полными, как тыквы. Она мягко сжала сосок, и на нем появилась крошечная жемчужина молока, которая постепенно увеличилась и щекочущей капелькой скатилась вниз.

Они занимались любовью вчера перед сном. Сначала она не думала, что он ответит, но когда она подошла к нему и обняла за талию, он сильно прижал ее к себе и долго и медленно целовал, потом, наконец, отнес в кровать.

Она так хотела его, так желала убедить его в своей любви ртом, руками и всем телом, чтобы он вспоминал ее в дороге, что совсем забыла о себе и была изумлена, когда кульминация настигла ее. Она скользнула рукой между ног, вспоминая чувство, которое внезапно подхватило ее огромной волной и выбросило на берег, беспомощную и задыхающуюся. Она надеялась, что Роджер заметил это, но он ничего не сказал и не открыл глаз.

Он поцеловал ее на прощание перед рассветом, все так же ничего не говоря. Или нет? Она дотронулась рукой до рта, внезапно неуверенная в этом поцелуе, но никакой подсказки в гладкой прохладной плоти ее губ не было.

Он поцеловал ее на прощание? Или ей это только приснилось?

Глава 81

Убийца медведей

Август 1771

Лошади в загоне заржали, объявив о прибытии гостей. Я отложила очередной эксперимент и с любопытством выглянула в окно. Во дворе не было видно ни людей, ни лошадей, но животные в загоне продолжали фыркать и беспокоиться, как они всегда делали при появлении незнакомцев. Скорее всего, люди пришли пешком и обошли дом, направляясь к задней двери, как было принято в горах и считалось хорошими манерами.

Мое предположение было тут же подтверждено пронзительным воплем из дальнего конца дома. Я высунула голову в холл как раз, чтобы увидеть, как миссис Баг мчится со стороны кухни, словно пуля из ружья, и вопит что есть мочи.

Не заметив меня, она пробежала мимо и выскочила в переднюю дверь, не закрыв ее за собой. Это позволило мне увидеть, как она пересекла двор и скрылась в лесу, не снижая своей бешеной скорости. Когда я посмотрела в другую сторону, то увидела индейца, который с изумленным видом стоял в проеме кухонной двери.

Мы некоторое время с опаской смотрели друг на друга, и когда он увидел, что я не собираюсь кричать и убегать, то расслабился. Заметив, что он не был вооружен и не имел боевой раскраски или других признаков злобных намерений, я тоже расслабилась.

— Osiyo, — осторожно поприветствовала я его, увидев, что он был чероки, и наряд его предназначался для визитов. На нем были три ситцевые рубашки, надетые одна на другую, домотканые бриджи и странный головной убор в виде полуобернутого тюрбана со свисающим концом, плюс длинные серебряные сережки и красивая брошь в виде восходящего солнца.

Он ярко улыбнулся мне в ответ и произнес что-то, совершенно для меня непонятное. Я беспомощно пожала плечами, но улыбнулась ему, и мы некоторое время улыбались и кивали друг другу головами, пока джентльмен, подвигнутый вдохновением, не полез за ворот самой внутренней рубашки — очень модной вещицы с желтыми бриллиантами на синем фоне — и не вытащил кожаный шнурок, на который были нанизаны черные медвежьи когти.

Он приподнял ожерелье и легонько потряс им, вопросительно подняв брови и поглядывая в разные стороны, словно искал кого-то.

— О, — произнесла я, сразу же все поняв. — Вам нужен мой муж? — я изобразила человека, целящегося из винтовки. — Убийца медведей?

Ослепительная улыбка, показавшая превосходные зубы, наградила мою догадливость.

— Думаю, он скоро появится, — сказала я, махнув сначала в сторону окна в направлении, в котором скрылась миссис Баг — без сомнения, она помчалась, чтобы сообщить Самому о том, что в дом ворвались красные дикари, горящие жаждой убийства и осквернения ее чистых полов — а потом в сторону кухни. — Не выпьете ли чего-нибудь?

Он охотно последовал за мной; мы уселись за стол, дружески потягивая чай и обмениваясь дальнейшими улыбками и кивками, пока не явился Джейми, сопровождаемый не только миссис Баг, которая держалась поблизости от него и кидала на нашего гостя подозрительные взгляды, но и Питером Бьюли.

Наш гость был представлен как Цацави, брат индейской жены Питера. Он жил в небольшой деревне приблизительно в тридцати милях от Линии соглашения, но сейчас гостил в семье своей сестры.

— Мы вчера после ужина сидели и курили трубки, — начал объяснять Питер, — и Цацави рассказал жене о проблемах в их деревне, а она рассказала мне. Видите ли, он вообще не знает английский, а я только некоторые слова, но суть в том, что уже несколько месяцев у них бесчинствует медведь.

— Думаю, Цацави сам хорошо справляется с этим зверьем, — сказал Джейми, кивая на ожерелье из медвежьих когтей, и коснулся своей груди в знак уважения. Он улыбнулся Цацави, который, очевидно, понял комплимент и широко осклабился в ответ. Оба мужчины приподняли свои чашки с чаем, демонстрируя взаимное уважение.

— Да, — согласился Питер, слизывая капельки жидкости с уголков губ, и одобрительно причмокнул. — Он хороший охотник, и думаю, что он и его братья смогли бы справиться с обычным медведем. Но этот медведь особенный. Так что я сказал ему, что мы пойдем и скажем Мак Дубху, и, возможно, Сам найдет время разобраться с этим зверем.

Питер поглядел на своего шурина и кивнул на Джейми с видом собственнической гордости. «Видишь, — говорил его жест. — Я же сказал. Он может сделать это».

Я подавила улыбку. Джейми уловил мой взгляд, скромно кашлянул и поставил чашку на стол.

— Ну, я не могу отправиться прямо сейчас. Возможно, когда сено будет собрано… Ты не можешь сказать, что особенного в этом звере, Питер?

— О, да, — с готовностью откликнулся Питер. — Это призрак.

Я захлебнулась чаем. Джейми не выразил никакого удивления, но с сомнением потер подбородок.

232
{"b":"222028","o":1}