ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Они часто разговаривали, когда работали, но не этим утром. Каждый мужчина трудился, углубившись в свои мысли, бесконечно топая туда и сюда с тяжелым грузом. Утро проходило в тишине, нарушаемой лишь отдаленными криками ворон и стуком камней на растущих кучах.

Это должно быть сделано. Иного выбора нет. Он знал это давно, но теперь туманная перспектива вырисовывалась в реальность. Роджер скрытно поглядывал на тестя. Согласится ли Джейми?

На расстоянии шрамы на его спине, замаскированные потом, были едва заметны. Постоянный тяжелый труд сохранил тело мужчины подтянутым и крепким, и никто, видя тугие мышцы на спине Фрейзера, плоский живот и длинные чистые линии его рук и бедер, не принял бы его за человека среднего возраста.

Джейми показал ему шрамы на спине в первый же день, когда они отправились работать после возвращения Роджера из землемерной экспедиции. Стоя возле недостроенной маслодельни, Джейми снял свою рубашку и, повернувшись к нему спиной, небрежно бросил:

— Посмотри-ка.

Вблизи шрамы оказались старыми и хорошо излеченными, представляя собой, по большей части, тонкие серебристые кривые и линии. Однако местами, где кнут содрал слишком большие участки кожи, и она не смогла ровно затянуться, поблескивали серебристая паутина и лоснящиеся шишки. Были также участки нетронутой кожи, гладкой и чистой среди рубцов, но не много.

И что он должен сказать, задался вопросом Роджер. Мне жаль? Спасибо за доверие?

В конечном счете, он промолчал. Джейми, не разговаривая, развернулся и вручил Роджеру топор, и они стали работать без рубашек. Однако он заметил, что Джейми никогда не раздевался, когда с ними работали другие мужчины.

Бремя сна Брианны лежало в животе Роджера, как тяжелый камень, и из всех людей Джейми, как никто, мог понять необходимость этого шага. Конечно, Джейми поможет ему, но позволит ли он Роджеру покончить с делом одному? Он, в конце концов, тоже имел отношение к этому.

Вороны все еще каркали, но издалека, и их крики звучали пронзительно и отчаянно, словно кричали потерянные души. Возможно, было глупо даже подумать, чтобы действовать одному. Он бросил охапку на кучу, и маленькие камни со стуком скатились вниз.

«Парень священника». Так называли его мальчишки в школе, и он был им. Первоначальное желание казаться мужественным с помощью силы позже сменилось пониманием моральной слабости насилия. Но это было в другой стране…

Он нагнулся с мрачным видом, чтобы рычагом вытащить глыбу изо мха и грязи. Ставший сиротой из-за войны, воспитанный убежденным пацифистом, как он мог решиться убить? Он медленно покатил камень, переворачивая его с боку на бок.

«Ты никого не убивал, кроме рыбы, — бормотал он себе. — С чего ты решил…»

Но он хорошо знал, почему он так решил.

К середине утра было собрано достаточно камней, чтобы начать делать первый столб, и они принялись за работу, время от времени покряхтывая, когда ушибали палец или ногу.

Джейми положил большой камень на место и выпрямился, отдуваясь.

Роджер тоже вздохнул. Вероятно, лучшей возможности, чем сейчас, не будет.

— Я хотел бы просить вашей помощи, — быстро сказал он.

Джейми, тяжело дыша, взглянул на него и приподнял одну бровь.

— Научите меня драться.

Джейми вытер потное лицо рукой и выдул воздух.

— Ты сам знаешь, как драться, — сказал он. Один уголок его рта дернулся. — Или ты хочешь, чтобы я научил тебя обращаться с мечом, дабы ты случайно не отрезал себе ногу?

Роджер бросил камень назад в кучу.

— Для начала пойдет.

Джейми мгновение стоял, рассматривая его. Это был совершенно беспристрастный осмотр, словно он оценивал вола, которого собрался купить. Роджер не шевелился, чувствуя, как пот скатывается по его хребту, и думал, что его снова сравнивают — и не в лучшую сторону — с отсутствующим Иэном Мюрреем.

— Ты слишком стар для этого, — сказал Джейми, наконец. — Большинство мечников начинают с детских лет, — он сделал паузу. — Я получил свой первый меч в пять лет.

В пять лет у Роджера был игрушечный поезд. С красным паровозом, который давал свисток, когда дергаешь за шнур. Он встретил взгляд Джейми и весело улыбнулся.

— Старый, возможно, — сказал он, — но не мертвый.

— Но можешь стать им, — ответил Фрейзер. — Малое знание — опасная вещь. Дурак с мечом в ножнах безопаснее дурака, который полагает, что знает, как с ним обращаться.

— «И полузнайство ложь в себе таит, — процитировал Роджер, — струею упивайся пиерид».[200] Ты полагаешь, что я дурак?

Джейми рассмеялся с веселым удивлением.

— «Один глоток пьянит рассудок твой, — ответил он, продолжая стих, — пьешь много — снова с трезвой головой».[201] Что касается дурака, полагаю, ты не собираешься пьянеть?

Роджер улыбнулся в ответ; он уже не удивлялся широте знаний Джейми.

— Я выпью достаточно много чтобы остаться трезвым, — сказал он. — Вы станете учить меня?

Джейми посмотрел, прищурившись, потом пожал одним плечом.

— Надо сказать, у тебя хороший рост и размеры, и кроме того длинные руки, — он еще осмотрел Роджера с ног до головы и кивнул. — Да. Возможно, у тебя получится.

Он развернулся и отправился за очередной порцией камней. Роджер последовал за ним, чувствуя странное удовлетворение, словно прошел небольшое, но очень важное испытание.

Испытание, однако, еще не начиналось. И в середине сооружения другого столба, Джейми снова заговорил.

— Почему? — спросил он, не сводя глаз с огромного камня, который он пытался подкатить к яме. Глыба, размером с бочонок из-под виски, была слишком тяжела, чтобы ее можно было поднять, и Роджер поспешил ему на помощь.

— Мне нужно защищать семью, — сказал он. Камень с трудом двигался по неровной почве, вырывая пучки травы из земли. Джейми кивнул головой: раз, два, и на молчаливое «три» они с дружным хеканьем приподняли край глыбы. Каменный монстр приподнялся, встал на торец и перевернулся, упав в яму с громким стуком, так что земля задрожала под их ногами.

— От кого защищать? — Джейми распрямился и провел запястьем по подбородку. Потом кивнул на подвешенную тушу свиньи. — Не хотелось бы мне идти с мечом на пантеру.

— Вот как? — Роджер наклонился за другим камнем. — Я слышал, что вы убили дирком двух медведей.

— Ну, да, — сказал Джейми сухо. — Просто потому, что у меня ничего не было, кроме дирка. А что касается второго медведя, то там был, скорее, меч Святого Михаила.

— И все же, если бы вы заранее знали, что можете его встретить, разве вы не приготовились бы лучше?

— Если бы я знал заранее, что встречу проклятого медведя, — ответил Джейми, закряхтев, когда взялся за следующий камень. — Я пошел бы другой дорогой.

— Вы думаете, есть другая дорога? — спросил Роджер.

Фрейзер задумчиво протер рот.

— Если ты имеешь в виду войну, то да, я так думаю, — он пристально поглядел на Роджера. — Может быть, я найду его, может быть, нет, но другой путь есть.

— Может быть, — Роджер не имел в виду грядущую войну и не думал, что Джейми говорил о ней.

— А что касается медведей, — Джейми стоял, не шевелясь и не спуская с него глаз, — есть разница, когда ты встречаешься с медведем случайно, а когда охотишься на него.

Солнце так и не показалось, но необходимости в нем не было. Полдень наступил с голодным урчанием в животе и болью в руках; внезапное ощущение усталости в спине и ногах отмерило время так же верно, как звон дедушкиных часов. Последний камень встал на место, и Джейми выпрямился, пытаясь отдышаться.

Не сговариваясь, они уселись возле мешка с едой и накинули рубашки на голые плечи, защищаясь от холода высыхающего пота.

Джейми откусил большой кусок бутерброда, усердно прожевал и сделал щедрый глоток пива. Губы его невольно скривились, и он едва не выплюнул выпитое, но передумал и сглотнул.

— Фу! Опять Лиззи делала сусло, — он состроил гримасу и откусил еще, чтобы уничтожить во рту вкус пива.

вернуться

200

Александр Поп «Опыт о критике», перевод А. Субботина

вернуться

201

Там же

250
{"b":"222028","o":1}