ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Она приподняла брови, и он смущенно рассмеялся, держа руки на коленях.

— Деревянными мечами.

Несколькими деревянными мечами. Они сломали три штуки, хотя самодельные мечи были сделаны из крепкого дерева, а не из каких-то там веточек.

— Он ударил тебя по лбу? — в голосе Брианны послышались сердитые нотки, хотя Роджер не знал, предназначались ли они ее отцу или ему самому.

— А… нет. Не совсем.

Имея туманные воспоминания о приключенческих фильмах и университетских соревнованиях по фехтованию, он не был подготовлен к дикой мощи боя на мечах. Первый же удар Джейми выбил меч из рук Роджера и заставил деревяшку взлететь в воздух, потом когда она раскололась при ударе, кусок дерева пролетел рядом с его ухом.

— Что означает «не совсем»?

— Ну, он просто показывал мне corps à corps;[204] по-моему, с французского это переводится так: «Запутай меч противника в своем мече, пни его коленом по яйцам и тресни по голове, пока он пытается освободиться».

Брианна издала короткий потрясенный смешок.

— Ты имеешь в виду, что он…

— Нет, но довольно близко, — сказал он, вздрогнув от воспоминания. — У меня синяк на бедре размером с мою ладонь.

— У тебя есть еще раны? — обеспокоенная Брианна, нахмурив брови, смотрела на него.

— Нет, — он улыбнулся ей, держа руки на коленях. — Усталый. В синяках. Голодный.

Хмурый взгляд исчез, и ее улыбка снова вернулась, хотя маленькая вертикальная линия все еще оставалась между бровями. Она достала деревянное блюдо с буфета и присела на корточки возле очага.

— Перепела, — с удовлетворением произнесла она, вытаскивая из углей множество почерневших комочков с помощью кочерги. — Па принес их утром. Он сказал, что их не надо ощипывать, просто обмазать глиной и запечь. Надеюсь, он знает, о чем говорит, — она кивнула в направление кипящего котла. — Джемми помогал мне обмазывать их, так что пришлось стирать еще раз. Ай! — она отдернула руку и пососала обожженный палец, потом подняла блюдо и принесла его на стол.

— Пусть немного остынут, — предупредила она его. — Я принесу соленых огурцов, которые ты любишь.

Перепела выглядели, как закопченные камни. Однако из трещин в глине с дразнящим ароматом поднимался пар. Роджеру захотелось взять один и съесть, несмотря на обгоревшую глину и все прочее. Вместо этого, он снял тряпку с блюда, стоящего на столе, и обнаружил лепешку из неудавшегося теста. Негнущимися пальцами он смог отломить большой кусок и затолкал его в рот.

Джемми забросил тряпичный шар под кровать и подполз посмотреть, что делает его отец. Ухватившись за ножку стола, он встал на ноги и, увидев хлеб, требовательно протянул за ним руку. Роджер оторвал еще один кусок и вручил его своему отпрыску при этом, едва не уронив хлеб. Его руки были порезаны и разбиты; косточки его правой руки, содранные до крови, распухли и посинели. Полногтя на большом пальце правой руки было оторвано, и плоть в этом месте медленно сочилась кровью.

— Ой, — взяв хлеб, Джемми посмотрел на руку Роджера, потом на его лицо. — Папа ой?

— Папа в порядке, — уверил его Роджер. — Просто устал.

Джемми, глядя на травмированный палец, медленно поднял свою руку и, сунув большой палец в рот, стал его громко сосать.

Похоже, это была не плохая идея. Палец без ногтя болел ужасно, и все суставы были застывшими и жесткими. Кинув быстрый взгляд на спину Брианны, Роджер сунул палец в рот.

Сначала тот ощущался, как нечто инородное, и давал привкус серебристой крови и грязи. Потом внезапно чувство чужеродности пропало; язык и небо мягко зажали палец, создавая успокоительное давление.

Джемми ткнулся головой ему в бедро — его обычный знак «на ручки» — он подхватил мальчика свободной рукой и усадил к себе на колени. Джемми повозился, устраиваясь удобнее, и притих, зажав в одной руке хлеб и сося большой палец другой руки.

Постепенно напряжение оставляло Роджера; он сидел, опершись локтем на стол и обхватив сына другой рукой. Тяжелая теплота Джемми и его влажное дыхание на ребрах Роджера вместе с домашними звуками, которые производила Брианна, накрывая на стол, действовали успокаивающе. К его удивлению, травмированный палец перестал болеть, но он оставил его во рту, слишком усталый, чтобы отказаться от чувства странного уюта.

В его внутреннем ухе все еще звучали команды: «Работай рукой, человек… запястьем, запястьем! Не тыкай так рукой, держи ее ближе к телу. Это меч, да? Не чертова дубинка. Используй острие!»

Однажды он очень сильно толкнул Джейми на дерево. И однажды Фрейзер споткнулся о камень и упал. Но что касается, чтобы задеть его мечом — это было все равно, что драться с облаком.

«Грязная драка — вот что такое бой на мечах, — сказал ему запыхавшийся Фрейзер, когда они встали на колени у ручья, плеща холодной водой на горящие лица. — Все остальное — показуха».

Он дернул головой и мигнул, резко вернувшись от стука деревянных мечей к теплому полусумраку хижины. Брианна шепотом ругалась у буфета, пытаясь рукояткой его дирка разбить глиняную корку на перепелах.

«Стой твердо. Назад, назад, да, теперь ко мне! Нет, не тянись так далеко… продолжай защищаться!»

И жалящие удары упругого «лезвия» по рукам, бедра, плечам, и сильный укол между ребер, заставивший его потерять дыхание. Если бы это был настоящий меч, он уже давно был бы мертв, порезанный на кровавые ленточки.

«Не лови лезвие на себя, отбивай его! Отбивай! Иди сюда, выпад! Закройся, закройся… да, хорошо… ха!»

Его локоть скользнул, и рука упала. Он резко дернулся и выпрямился, держась за спящего ребенка.

Брианна виновато вздрогнула и закрыла тетрадь. Поднявшись, она затолкала ее за большое оловянное блюдо, прислоненное к стенке буфета.

— Все готово, — поспешно произнесла она. — Я только… я схожу за молоком, — и исчезла в кладовой.

Роджер поднялся, перехватив удобнее Джемми, и прижал маленькое тяжелое тело к груди, хотя его руки были, словно вареные макароны. Мальчик крепко спал, но палец держал во рту.

Роджер посмотрел на свой палец, мокрый от слюны, и его вдруг охватило смущение. Христос, она рисовала его в таком виде? Без сомнения, она заметила, как он сосал палец, и решила, что это «мило». Не в первый раз она рисовала его в компрометирующих, по его мнению, ситуациях. Или она снова записывал свои сны?

Он аккуратно уложил Джемми в кроватку, предварительно сметя влажные крошки с покрывала, и стоял некоторое время неподвижно, потирая разбитые суставы на руке. Из кладовой доносились хлюпающие звуки. Двигаясь очень тихо, он подошел к буфету и извлек тетрадь из-за ее прикрытия. Рисунок, не сны.

Не больше, чем несколько быстрых линий, выражающих сущность эскиза. Мужчина, усталый до смерти, но настороже, сидел, опершись головой на одну руку; другой рукой он крепко обнимал бесценное маленькое существо.

Она назвала рисунок «En garde», написав название своим наклонным остроконечным почерком.

Он закрыл тетрадь и задвинул ее назад за блюдо. Брианна стояла в дверях кладовой с молочником в руке.

— Иди и поешь, — сказала она, глядя на него. — Тебе нужно подкрепиться.

Глава 88

Роджер покупает меч

Кросс-Крик

Ноябрь, 1771 г.

Ему уже приходилось иметь дело с палашами восемнадцатого века, и потому ни вес меча, ни его длина Роджера не удивили. Чаша гарды была помята, но это не мешало руке твердо держать рукоять. Он делал это раньше. Однако существовала значительная разница между тем, чтобы почтительно уложить старинный экспонат в витрину музея, и тем, чтобы брать острое железо с намерением воткнуть его в человеческое тело.

— Он немного побит, — сказал Фрейзер, критически осмотрев лезвие меча, прежде чем вручить его Роджеру, — но хорошо сбалансирован. Попытайся почувствовать его, убедиться, что тебе он подходит.

Чувствуя себя полным дураком, он сунул руку в чашку и принял фехтовальную позу, заимствованную из фильмов Эррола Флинна.[205] Они стояли в людном переулке возле лавки кузнеца в Кросс-Крике, и несколько прохожих остановились, чтобы поглазеть и предложить свои советы и комментарии.

вернуться

204

Фехтовальный термин, когда два фехтовальщика входят в физический контакт любыми частями тела или рукоятками оружия.

вернуться

205

Эррол Лесли Томсон Флинн (англ. Errol Leslie Thomson Flynn; 20 июня 1909, Хобарт, Австралия — 14 октября 1959, Ванкувер, Канада) — знаменитый голливудский актёр австралийского происхождения, кинозвезда и секс-символ 1930-х и 1940-х годов.

252
{"b":"222028","o":1}