ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

— Мэм?

Это был Кеззи.

— Да? — без сомнения, голос мой звучал взвинчено, но это не имело значения. Кеззи не различал нюансов речи.

Он принес с собой небольшой мешок. Когда он вошел в комнату, я увидела, что мешок дернулся и поменял форму, и мелкая дрожь отвращения пробежала по моему телу. Он увидел это и улыбнулся.

— Это для Самого, — сказал он громким, немного плоским голосом, протягивая мешок. — Он, старый Аарон, говорил, что это хорошо помогает. Вас кусает большая змея, вы ловите маленькую, отрезаете ей голову и пьете ее кровь.

Он сунул мешок мне в руку, и я осторожно взяла его, держа на вытянутой руке, как можно дальше от себя. В мешке снова что-то зашевелилось, и сквозь ткань раздалось слабое гудение, заставив мою кожу покрыться мурашками.

— Спасибо, — произнесла я слабым голосом. — Я… эээ… что-нибудь с ней сделаю. Спасибо.

Кезайя просиял и, отдав поклон, вышел, оставив меня обладательницей мешка, в котором, по всей видимости, находилась маленькая, но чрезвычайно рассерженная гремучая змея. Я отчаянно оглядывалась вокруг, в поисках места, куда можно было убрать ее. Я не могла просто выбросить ее в окно, так как Джемми часто играл во дворе возле дома.

Наконец, я смогла вытащить на стойку большую стеклянную банку с солью и, держа мешок на отлете одной рукой, другой ухитрилась высыпать соль на поверхность стойки. Я забросила мешок в банку, захлопнула крышку, потом отбежала в противоположный конец комнаты и упала на стул, ощущая пот, выступивший сзади под коленками от страха.

Я не боялась змей в теории, но на практике…

Брианна просунула голову в двери.

— Мама, как па?

— Не очень хорошо, — мое лицо, очевидно, сказало ей, насколько серьезно его состояние, потому что она вошла в кабинет и встала рядом со мной с встревоженным видом.

— Действительно плохо? — спросила она тихо, и я кивнула, неспособная произнести ни слова. Она выдохнула сильно и долго.

— Я могу помочь?

Я сделала аналогичный выдох и беспомощно махнула рукой. У меня в голове вертелась одна смутная мысль, или точнее она вернулась ко мне, так как я обдумывала ее уже некоторое время.

— Единственное, что я могу придумать, это сделать глубокий разрез на ноге и вылить туда весь пенициллин, который у меня есть. Ввод пенициллина в ткани при бактериальных инфекциях более эффективен, чем принятие его через рот. К тому же не обработанный пенициллин, такой как этот, — я кивнула на бутылку, — распадается в присутствии кислоты. Маловероятно, что пройдя через желудок, он принесет много пользы.

— То же самое сделала тетя Дженни, не так ли? От этого у него на бедре огромный шрам?

Я кивнула, вытирая ладони о колена. Обычно, руки мои мало потели, но ощущение ампутационной пилы в моих руках было так явственно.

— Я должна буду сделать два или три глубоких разреза. Это, вероятно, сделает его на всю жизнь хромым, но это может помочь, — я попыталась улыбнуться ей. — Я думаю, вас в МИТ[220] не учили проектировать шприцы, да?

— Почему ты не сказала мне это раньше? — спокойно заявила она. — Я не знаю, могу ли я сделать шприц, но я буду страшно удивлена, если не придумаю какую-нибудь штуку, которая будет делать то же самое. Сколько у нас времени?

Я уставилась на нее с полуоткрытым ртом, потом резко захлопнула его.

— Несколько часов, по крайней мере. Я думала, если мы не получим улучшение с горячими припарками, то к вечеру я должна или сделать разрезы, или ампутировать ногу.

— Ампутировать! — все кровь отлила от ее лица. — Ты не можешь сделать этого!

— Я могу, но, мой Бог, я не хочу.

Мои ладони сильно сжались, отрицая их умение.

— Давай, я подумаю, — ее лицо было все еще бледно, но шок проходил, по мере того, как она концентрировалась на задаче. — О, а где миссис Баг? Я собиралась оставить с ней Джемми.

— Она ушла? Ты уверена, что ее нет в курятнике?

— Нет, я заглянула туда, когда шла сюда. Я не видела ее нигде, и огонь в кухне почти погас.

Это было более чем странно. Миссис Баг пришла в дом, как обычно, чтобы приготовить завтрак. Что могло заставить ее уйти снова? Я надеялась, что Арч не заболел внезапно; это было бы совсем плохо.

— Где же тогда Джемми? — спросила я, оглядываясь в поисках мальчика. Он обычно находился недалеко от матери.

— Лиззи повела его наверх, увидеться с па. Я попрошу ее присмотреть за ним.

— Прекрасно. О!

Мое восклицание заставило ее обернуться от двери.

— Не возражаешь взять это? — я указала на большую стеклянную банку, — Унеси ее куда-нибудь подальше, дорогая, и избавься.

— Конечно. Что это? — она с любопытством подошла к банке. Гремучка выползла из мешка и свернулась темными угрожающими кольцами. Когда Бри протянула руку к сосуду, змея сделала выпад, ударившись о стекло, и Брианна отскочила с визгом.

— Ifrinn![221] — воскликнула она, и я рассмеялась, несмотря на беспокойство.

— Где ты ее достала и для чего? — спросила она. Преодолев первоначальный шок, она наклонилась и осторожно постучала по стеклу. Змея, казавшаяся страшно разозленной, тут же бросилась вперед, ударившись о стекло с заметным стуком, и Брианна резко убрала руку.

— Кеззи принес ее; предполагается, что Джейми должен выпить ее кровь в качестве лекарства, — пояснила я. Она вытянула указательный палец и провела им по стеклу, прослеживая путь, оставленный маленькой желтоватой капелькой, точнее, двух.

— Посмотри! Она пыталась укусить меня через стекло! Это сумасшедшая змея. Думаю, ей не нравится эта идея.

Ей не нравилось. Она снова свернулась в кольца, и они издавали тихий скрежет, вибрируя от абсолютной безумной злобы.

— Все в порядке, — сказала я, подойдя к ней. — Уверена, что Джейми эта идея тоже не понравится. Он сейчас настроен очень антизмеинно.

— Ммфм, — она все еще смотрела на змею, нахмурив густые рыжие брови. — Кеззи сказал, как он поймал ее?

— Я не спрашивала его. А что?

— Холодает; змеи впадают в зимнюю спячку, не так ли? В норах?

— Ну, доктор Брикелл уверяет, что так они и делают, — ответила я с сомнением. «Натуральная история Северной Каролины» этого доброго доктора была интересным чтением, но я позволила себе сомневаться относительно некоторых его наблюдений, особенно касающихся змей и крокодилов, о ловкости и мощи которых у него, казалось, было преувеличенное мнение.

Она кивнула, не отводя глаз от змеи.

— Понимаешь, — сказала она задумчиво, — у гремучих змей прекрасная конструкция. Их челюсти разъединяются, так что они могут глотать добычу больше себя, и их зубы складываются, прижимаясь к небу, когда они не пользуются ими.

— Да? — сказала я, кидая на нее подозрительный взгляд, который она проигнорировала.

— Клыки полые, — продолжила она и коснулась пальцем стекла, указывая на желтоватое пятно, где яд впитался в льняную ткань мешка. — Они связаны с мешочком с ядом в щеке. Когда змея вонзает клыки, мышцы щеки выжимают яд из мешочка, и через клык он поступает в рану. Совсем как…

— Иисус Рузвельт Христос, — произнесла я.

Она кивнула, отведя, наконец, взгляд от змеи, и посмотрела на меня.

— Я думала сделать что-нибудь из заостренного пера, но змеиный клык будет лучше. Он уже создан для такой работы.

— Понятно, — сказала я, чувствуя крошечный толчок надежды. — Но нужна будет какая-то емкость.

— Для начала нужна большая змея, — сказала она спокойно и повернулась к двери. — Я пойду и поищу Джо и Кеззи. И если эта змейка действительно поймана в норе, где есть еще змеи…

Она быстро вышла, отправившись выполнять свою миссию и прихватив с собой гремучку. Я осталась с возродившейся надеждой и вернулась к обдумыванию ситуации с антибиотиком. Если у меня будет возможность вколоть раствор, то его нужно, как можно лучше, отфильтровать и очистить.

Самое лучшее, это прокипятить раствор, но я опасалась, что высокая температура разрушит неочищенный пенициллин. Проблеск надежды, который я испытала от идеи Брианны, начал немного затухать. Наличие приспособления для подкожного впрыскивания не поможет, если у меня не будет ничего подходящего для введения.

вернуться

220

Массачусетский технологический институт

вернуться

221

Геена огненная (гэльск.)

269
{"b":"222028","o":1}