ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

— Да, — сказал Джейми вполголоса. — И между монстром и героем, вероятно, очень тонкая грань.

Глава 102

Сражение на пристани Уайли

В проливе был тихо; поверхность воды едва морщилась мелкими волнами, поднятыми ветерком. «И это чертовски хорошо», — подумал Роджер, глядя на своего тестя. По крайней мере, глаза Джейми открыты, хотя и устремлены в сторону берега с отчаянной напряженностью, как если бы вид твердой земли, пусть и недостижимой, мог дать ему некоторое утешение. Капельки пота мерцали над его верхней губой, и лицо было такого же перламутрового цвета, как рассветное небо, но его еще не вырвало.

Роджер не страдал морской болезнью, но чувствовал себя таким же больным, как Джейми. Они не завтракали, но у него было ощущение, словно он съел огромную порцию овсянки, обильно сдобренную ковровыми гвоздиками.

— Вот она, — Дафф перестал грести и кивнул на причал. В этот час было довольно прохладно, но воздух был густой от влаги, и пот бежал по его лицу. Питер молча сидел на веслах; его черное лицо показывало, что он не желает иметь с этим предприятием ничего общего, и чем скорее их нежелательные пассажиры будут высажены, тем лучше.

Пристань Уайли казалась миражом, плавающим в слоях тумана среди ситника и спартины. Ее окружали болото, островки чахлого прибрежного леса и широкие участки открытой воды, а сверху нависало бледно-серое небо. По сравнению с окружающими зелеными горами место казалось неуютно открытым, и в то же время совершенно изолированным: вряд ли в пределах нескольких миль наблюдались какие-либо признаки человеческого жилья.

Роджер понимал, что уединенность была лишь иллюзией, и что плантаторский дом находится не более чем в миле от пристани. Просто он скрыт растущим на болотистой почве лесом с густым подлеском и тощими деревьями, обильно увитыми лианами. Этакий ущербный Шервуд.

Сама пристань состояла из короткой деревянной платформы на сваях и ряда ветхих сараев, бледно-серых от непогоды, которые, казалось, сливались с небом. Рядом с ней была вытянута на берег и перевернута маленькая лодка. Зубчатый частокол загона, сделанный из расщепленных бревен, виднелся за сараями. Уайли время от времени нужно было перевозить по воде домашний скот.

Джейми потрогал коробку с патронами, которая висела на его поясе, или для уверенности, или для того, чтобы убедиться, что она не намокла. Потом он поднял голову, всматриваясь в небо, и Роджер с внезапным приступом тревоги осознал, что если пойдет дождь, то от пистолетов будет мало проку. Порох от влажности, пусть даже самой маленькой, слипался, и стрелять становилось невозможно. Ему бы не хотелось стоять перед Стивеном Боннетом с бесполезным оружием в руках.

«Он человек, не более», — повторил он про себя. Если он позволит Боннету приобрести в своем воображении сверхъестественные черты, то он обречен. Он нашел некоторую надежду в воспоминании о Стивене Боннете, который сидел на досках на носу «Глорианы» со спущенными бриджами с отвисшей нижней челюстью, на которой была видна утренняя щетина, и, полуприкрыв глаза от удовольствия, испражнялся.

«Дерьмо, — подумал он. — Вообрази Боннета монстром, и дело станет невозможным; подумай о нем, как о человеке, и станет еще хуже. Однако это нужно сделать».

Его пальцы потели, и он вытер их о брюки, даже не пытаясь скрыть жест. На его поясе висел кинжал с парой пистолетов; на дне лодки в ножнах лежал меч. Он подумал о письме Джона Грея и глазах капитана Марсдена и ощутил горький металлический привкус во рту.

Пиретта медленно приближалась к пристани, и ее пассажиры внимательно всматривались туда, ища признаки какой-либо жизни.

— Здесь никто не живет? — спросил Джейми тихо, пытаясь через плечо Даффа разглядеть сараи. — Никаких рабов?

— Нет, — ответил Дафф, с кряхтением ворочая веслом. — Уайли не часто использует пристань в эти дни, поскольку построил дорогу от дома до большой дороги на Эдентон.

Джейми скептически взглянул на Даффа.

— Если Уайли не использует ее, значит, ею пользуются другие?

Роджер видел, что пристань была весьма удобно расположена для контрабанды, скрытая с материка и легко доступная с залива. То, что он сначала принял за землю справа от них, было на самом деле лабиринтом островков из наносной земли и песка, которые образовывали каналы, отделенные от основной протоки. Он мог видеть, по крайней мере, четыре таких канала, два из которых были достаточно большими, чтобы укрыть кеч хорошего размера.

Дафф тихонько хихикнул.

— От дома сюда идет маленькая дорога, покрытая ракушечником, — сказал он. — Если кто-нибудь придет по ней, то вы сразу заметите.

Питер обеспокоенно шевельнулся, дергая головой в направлении наносных островков.

— Прилив, — пробормотал он.

— О, да. Вам не придется долго ждать или, наоборот, придется, — Дафф осклабился, очевидно, посчитав это забавным.

— Почему? — резко спросил Джейми, не разделяя его веселье. Теперь, когда плавание заканчивалось, он выглядел лучше, но не был расположен к шуткам.

— Прилив наступает, — Дафф прекратил грести и оперся на весла, сняв свою безобразную шляпу и вытирая лоб. Он махнул ею в направлении наносной гряды, где беспорядочно носились стаи маленьких ржанок.

— В отлив канал слишком мелок, чтобы по нему мог пройти кеч. Часа через два, — он, прищурившись, посмотрел на восток, где появились признаки восходящего солнца, и кивнул своим мыслям, — или чуть больше они смогут войти. Если их там ждут, то они сразу же разгрузятся и уйдут, пока прилив не закончился. Но если там никого нет, то им придется ждать вечернего прилива. Рискованно плавать по этим каналам ночью, но Боннет — не тот парень, который отложит свои дела из-за темноты. Однако если он не торопится, то может задержаться до утра. Да, вам придется немного подождать.

Роджер понял, что задерживал дыхание. Он выдохнул и медленно втянул воздух, пахнущий солью и соснами, и слабой вонью гниющих моллюсков. Таким образом, это случится скоро или вечером, или только на рассвете следующего дня. Он надеялся, что это случится скорее, и в тоже время позже.

Пиретта приблизилась к причалу; Дафф зацепился веслом за одну их свай, покрытых моллюсками, и Джейми быстро взобрался наверх, горя нетерпением оказаться на твердой земле. Роджер передал наверх мечи и небольшой сверток, в котором были их фляги и запасной порох, потом поднялся сам. Оказавшись на причале, он приготовился услышать звуки человеческого движения, но услышал только трели черных дроздов на болоте и крик чаек над заливом.

Джейми порылся в своем спорране и вытащил маленький кошелек, который бросил вниз Даффу, кивнув головой. Слова были не нужны, это был задаток. Остальное Дафф получит, когда через два дня вернется за ними. Если встреча — засада — пройдет успешно, он заплатит оставшуюся часть оговоренной суммы, если нет — заплатит Клэр.

Он вспомнил лицо Клэр, бледное и осунувшееся, когда она кивнула со строго сжатыми губами в ответ на пояснения Джейми о договоре с Даффом. Потом ее взгляд переместился на Даффа с жестким выражением в желтых глазах, как у ястреба, собирающегося схватить мышь, и Роджер увидел, что мужчина вздрогнул от этой скрытой угрозы. Он скрыл улыбку. Если дружбы и денег будет недостаточно, чтобы держать рот Даффа закрытым, то, возможно, страх перед Белой леди сделает это.

Они молча стояли на причале, наблюдая, как пиретта медленно уплывала прочь. В животе Роджера образовался тугой комок. Он помолился бы, но не мог. Он не мог просить помощи в таком деле, ни у Бога, ни у архангела Михаила, ни у преподобного, ни у своих родителей. Только у Джейми Фрейзера.

Иногда он задавался вопросом: сколько человек убил Фрейзер… если тот подсчитывал. Если знал. Конечно, одно дело убить человека в битве или в порядке самозащиты, и совсем другое — лежать в засаде на человека и хладнокровно планировать его убийство. И все-таки для Фрейзера совершить то, что они задумали, будет гораздо легче.

297
{"b":"222028","o":1}