ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Отвратительный глухой звук, оторвал Роджера от этой сцены. Один из мужчин с приземистой фигурой ударил Чемодурова по голове прикладом. Русский моргнул, затряс головой, и его хватка на жертве ослабла. Его противник оскалился и, покрепче ухватив оружие, нанес еще один удар. Глаза русского закатились, и он с грохотом свалился на причал, сотрясая доски.

Роджер переводил взгляд от человека к человеку, отчаянно ища Стивен Боннета. Однако не увидел и следа бывшего капитана «Глорианы».

Что пошло не так? Боннет не был трусом; он был прирожденным бойцом. Немыслимо, что он отправит людей вперед, а сам будет скрываться сзади. Роджер снова огляделся, стараясь найти его, но только укрепился в своем заключении, когда хаос вскоре прекратился. Стивена Боннета здесь не было.

Роджер не успел решить: был ли он разочарован этим или почувствовал облегчение. Мужчина, отправивший в нокдаун Чемодурова, повернулся к нему, и он узнал в нем Дэвида Анструтера, шерифа округа Оранж. Анструтер тоже узнал его — Роджер увидел, что тот сузил глаза — но не казался удивленным.

Сопротивление быстро прекратилось. Четыре русские женщины были окружены и с воплями и руганью препровождены в небольшой сарай; туда же поволокли Чемодурова, за которым на причале тянулся кровавый след.

В этот момент на краю платформы появилась пара ухоженных рук, и на нее из лодки вылез худощавый мужчина. Роджер без труда признал в нем мистера Лилливайта, одного из судей округа Оранж, даже при том, что тот был без парика и обычного темно-зеленого сюртука.

Для такого случая Лилливайт оделся в платье из простого черного сукна, хотя и прекрасного качества; на боку у него висел изящный меч. Он, не спеша, шел по причалу, оглядывая диспозицию. Роджер увидел, как его рот недовольно сжался, когда он увидел следы крови.

Лилливайт сделал жест мужчине, который держал Роджера, и он смог свободно вздохнуть, когда давление дула на его ребра исчезло.

— Мистер МакКензи, не так ли? — вежливо произнес судья. — А где же мистер Фрейзер?

Роджер ожидал этого вопроса, и у него было время подготовить ответ.

— В Уилмингтоне, — произнес он таким же вежливым тоном. — Однако вы далеко забрались, сэр.

Ноздри Лилливайта на мгновение сжались, словно почуяли неприятный запах.

— Не шутите со мной, сэр, — коротко произнес он.

— Я и не мечтал об этом, — уверил его Роджер, следя за парнем с мушкетом, который, казалось, собрался ткнуть его еще раз. — Хотя, если мы начали задавать подобные вопросы, тогда — где Стивен Боннет?

Лилливайт хохотнул, и даже в его бледных серых глазах появился намек на смех.

— В Уилмингтоне.

Возле локтя судьи появился потный Анструтер. Он кивнул Роджеру и мерзко усмехнулся.

— МакКензи. Рад видеть вас снова. Где ваш тесть, и что более важно — где виски?

Лилливайт нахмурился, глядя на шерифа.

— Вы не нашли его? Вы обыскали сараи?

— Да, обыскали. Ничего, кроме мусора, — он угрожающе приподнялся на носках. — Итак, МакКензи. Где вы его спрятали?

— Я ничего не прятал, — ответил Роджер ровным голосом. — Нет никакого виски, — он начал немного расслабляться. Где бы ни был Стивен Боннет, здесь его не было. Он не ожидал, что их уловка насчет виски так сработает, но…

Шериф ударил его в живот. Он согнулся, в глазах у него потемнело, и он изо всех сил пытался вдохнуть воздух, борясь с приливом паники, заново переживая повешение — темнота, нехватка воздуха…

Яркие плавающие пятна появились по краю поля зрения, и он сделал вдох. Он сидел на причале, раскинув перед собой ноги. Шериф держал его за волосы.

— Попробуйте еще раз, — посоветовал ему Анструтер, больно дергая за волосы. Боль сильно раздражала, и он со всей силы ударил шерифа кулаком по бедру. Мужчина взвизгнул, отпустил его и отскочил назад.

— Вы нашли вторую лодку? — сердито спросил Лилливайт, игнорируя состояние шерифа. Анструтер со злобой взглянул на Роджера, потер свое бедро и отрицательно покачал головой.

— Ничего, кроме свиней и девчонок. И откуда, мать твою, они здесь появились?

— Из России, — Роджер кашлянул, сжав зубы от взрыва боли, и медленно поднялся на ноги, держа руки на животе. Шериф нацелил кулак, но Лилливайт остановил его жестом, недоверчиво глядя на Роджера.

— Из России? Какое отношение они имеют к этому делу?

— Никакого, насколько я знаю. Они прибыли сразу после меня.

Судья что-то промычал с рассерженным видом. Он мгновение хмурился, размышляя, потом попробовал другой шаг.

— У Фрейзера была договоренность с Милфордом Лайоном. Теперь я взял на себя часть соглашения, принадлежащую Лайону. И будет лучше, если вы передадите виски мне, — сказал он, пытаясь выразить голосом деловитую вежливость.

— Мистер Фрейзер имеет другое соглашение, — ответил Роджер с такой же вежливостью. — Он послал меня сообщить об этом мистеру Лайону.

Это, казалось, озадачило Лилливайта. Он поджал губы, вытянул их трубочкой и вновь втянул, при этом пристально глядел на Роджера, словно пытался понять, правду ли тот говорит. Роджер ответил вежливым взглядом, надеясь, что Джейми вдруг не появится и не положит конец его истории.

— Как вы добрались сюда? — резко спросил Лилливайт. — Если вы не прибыли на той лодке?

— Я пришел по суше из Эдентона, — благословляя Даффа за информацию, Роджер небрежно махнул через плечо. — Здесь есть дорога из ракушечника.

Оба мужчины уставились на него, но он ответил им недрогнувшим взглядом.

— Что-то подозрительно попахивает, и это не из болота, — Анструтер принюхался и громко фыркнул. — Фу, ну и вонь!

Лилливайт проигнорировал его замечание, но продолжил смотреть на Роджера суженными глазами.

— Думаю, я должен задержать вас на некоторое время, мистер МакКензи, — сказал он и повернулся к шерифу. — Поместите его вместе с русскими, если они таковыми являются.

Анструтер с готовностью ткнул Роджера мушкетом, направляя его к сараю, где были заперты русские. Роджер сжал зубы, задаваясь вопросом, как высоко подпрыгнет шериф, если поднять его и швырнуть на доски причала.

Русские собрались в углу сарая; женщины хлопотали вокруг раненного отца и мужа, но обратили внимание на вошедшего Роджера и завалили его градом непонятных восклицаний и вопросов. Он улыбнулся им и, махнув рукой с просьбой замолчать, прижался ухом в стенке, пытаясь расслышать, что собираются делать Лилливайт и его шайка.

Он надеялся, что они поверят в его историю и отправятся восвояси; они могут сделать это, как только убедятся, что виски здесь нет. Однако ему пришла в голову другая возможность, которая заставила его почувствовать себя неуютно.

Из их поведения было совершенно ясно, что они собирались захватить виски любой ценой. И Лилливайту, как окружному судье, не понравится, если его имя свяжут с контрабандистами и пиратами.

Вряд ли Роджер мог значительно повредить его репутации, такие дела были широко распространены по побережью. Однако он был здесь один, или, по крайней мере, Лилливайт так думал.

Ясно, что между Лилливайтом и Стивеном Боннетом существует какая-то связь, и если Роджер с Джейми Фрейзером станут делать расспросы, об этой связи могут пойти слухи. Был ли Лилливайт замешан в чем-то достаточно опасном, чтобы посчитать необходимым убрать Роджера для предотвращения таких слухов? У него было нехорошее чувство, что судья и Анструтер могут прийти к такому заключению.

Они могли увести его в болота, там убить и утопить тело в трясине, а потом вернуться к своим компаньонам и заявить, что он вернулся в Эдентон. Даже если кого-нибудь из банды Лилливайта смогут выследить и заставят его говорить — хотя оба случая представляются маловероятным — ничего нельзя будет доказать.

Снаружи раздавались громкий стук и грохот, потом отдаленные выкрики, когда после обыска сараев бандиты переместились к ближайшему болоту.

Роджеру пришло в голову, что Лилливайт и Анструтер, вероятнее всего, намеревались убить его и Джейми после захвата виски. А теперь им просто не оставалось ничего другого. Что касается русских — они расправятся и с ними? Он надеялся, что нет, но ничего нельзя было сказать наверняка.

300
{"b":"222028","o":1}