ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Проклятый ректор
Всё в твоей голове
Я енот
Исцели свою жизнь
Ненавижу босса!
Охота
Принц Дома Ночи
Разреши себе скучать. Неожиданный источник продуктивности и новых идей
Лицо удачи
Содержание  
A
A

Я переместила свой вес, развернулась и почти уронила Джемми на землю по другую сторону куста.

— Беги! — крикнула я ему. — Беги, Джемми! Давай!

Он понесся, словно красная вспышка, подвывая от страха, а Боннет бросился на меня.

Он попытался оттолкнуть меня в сторону, но я была готова к этому и схватилась за пистолет на его поясе. Он дернулся, но я уцепилась за рукоятку пистолета и смогла выдернуть его. Падая, я отбросила оружие назад, и Боннет упал на меня.

Он скатился, встал на колени и замер.

— Оставайся так, или, клянусь Святой девой, я снесу тебе голову!

Задыхаясь от падения, я медленно села и увидела Марсали, бледную, как полотно, которая нацелила на него древнюю кремневку, уперев ее в свой большой живот.

— Стреляйте в него, Maman![255] — лицо Германа, который находился позади нее, горело энтузиазмом. — Стреляйте в него, как в дикобраза!

Где-то в кустах заплакала Джоан, услышав голос своей матери, но Марсали не отвела взгляда от Боннета. Христос, она зарядила и вставила запал в пистолет? Я думаю, она смогла, так как почувствовала запах пороха.

— Ладно, — медленно произнес Боннет. Я видела, как его глаза оценили расстояние между ним и Марсали — более пятнадцати футов, слишком много, чтобы достичь ее одним прыжком. Он уперся одной ногой в землю и начал подниматься. Он мог достать ее в три шага.

— Не позволяй ему встать! — я с трудом поднялась на ноги и пихнула его в плечо. Он упал на бок на одну руку, но потом вскочил быстрее, чем я могла подумать, обхватил меня за талию и упал назад со мной сверху.

Позади меня раздались крики, но я у меня не было возможности поглядеть туда. Я ткнула пальцами в его глаза, но немного промахнулась, так как он дернул меня в сторону, и мои ногти процарапали борозды на его скуле. Мы катались по земле в вихре моих юбок и ирландских проклятий; я схватила его за причинное место, а он пытался придушить меня.

Потом он извернулся и выскользнул, как рыба, зажав рукой мою шею. Раздался шелест металла по коже, и что-то холодное коснулось моего горла. Я прекратила бороться и глубоко вздохнула.

Глаза Марсали были размером с блюдце, но ее пристальный взгляд, слава Богу, все еще был направлен на Боннета, и оружие — тоже.

— Марсали, — сказала я очень спокойно, — стреляй в него. Прямо сейчас.

— Опусти ружье, colleen,[256] — также спокойно произнес Боннет, — или я перережу ей горло на счет три. Один…

— Стреляй в него! — сказала я со всей решительностью и сделала глубокий, последний в свой жизни, глоток воздуха.

— Два.

— Стойте!

Давление лезвие на мою шею ослабло, и я ощутила струйку крови, когда глотнула воздух, на что уже не надеялась. Однако у меня не было времени порадоваться этому факту; среди миртов стояла Брианна, и Джемми цеплялся за ее юбки.

— Отпусти ее, — сказала она.

Марсали, задерживающая дыхание, с трудом выдохнула и потянула воздух.

— Он не отпустит меня, и это не имеет значения, — с отчаянием крикнула я им. — Марсали, стреляй в него. Сейчас!

Ее рука на оружие напряглась, но она не смогла выстрелить. С бледным лицом она кинула взгляд на Брианну, потом назад; руки ее дрожали.

— Стреляйте, Maman, — прошептал Герман, но без всякого энтузиазма. Он также был бледен.

— Ты идешь со мной, любимая. Ты и мальчишка, — я могла чувствовать вибрацию в груди Боннета, когда он говорил это, и чувствовала усмешку на его лице, хотя и не могла ее видеть. — Другие могут уходить.

— Не делай этого, — сказала я, пытаясь заставить Бри поглядеть на меня. — Он не отпустит нас. Ты знаешь, не отпустит. Он убьет меня и Марсали, неважно, что он говорит. Единственное, что можно сделать — это застрелить его. Если Марсали не может, сделай это сама, Бри. Ты должна.

Мои слова привлекли ее внимание, и она потрясенно посмотрела на меня. Боннет крякнул, наполовину раздраженно, наполовину забавляясь:

— Приговорить свою мать? Она не такая девочка, миссис Фрейзер.

— Марсали, он убьет тебя и ребенка вместе с тобой, — сказала я, напрягая каждый мускул на шее, чтобы заставить ее понять, чтобы вынудить ее выстрелить. — Герман и Джоан умрут здесь одни. То, что случится со мной — неважно. Верь мне, ради Бога, стреляй в него, ну же!

Она выстрелила.

Вылетела искра и струйка белого дыма; Боннет дернулся. Ее рука опустилась; дуло пистолета наклонилось вниз, и на землю выпали пуля и пыж. Осечка.

Марсали в ужасе застонала; Брианна, двигаясь, как молния, схватила упавшее ведро и швырнула его в голову Боннета. Он вскрикнул и откатился в сторону, отпустив меня. Ведро стукнуло меня в грудь, и я схватила его, заглядывая внутрь с глупым видом. Внутри находились ветки, усыпанные сине-белыми восковыми ягодами.

Потом завопили Герман с Джемми, Джоан надрывалась в лесу от плача. Я бросила ведро и отползла под защиту куста.

Боннет вскочил на ноги; лицо его пылало, в руках был нож. Он был разъярен, но сделал попытку улыбнуться Брианне.

— Ах, дорогая, — сказал он, повышая голос, чтобы перекрыть шум. — Мне нужны только ты и мой сын. Я не причиню вреда ни кому из вас.

— Он не твой сын, — произнесла Брианна низким злым голосом. — И никогда не будет твоим.

Он презрительно хмыкнул.

— О, да? Это не то, что я слышал в тюрьме в Кросс-Крике, любимая. А теперь я вижу его… — он смотрел на Джемми, медленно кивая головой. — Он мой, дорогая девочка. Он похож на меня, не так ли, парень?

Джемми, продолжая плакать, спрятал свое лицо в юбках Брианны.

Боннет вздохнул, пожал плечами и оставил все попытки подольститься.

— Ладно, тогда, — сказал он и двинулся вперед, очевидно, намереваясь взять Джемми.

Брианна выдернула руку из складок юбки и навела на него пистолет, который я сорвала с его пояса. Боннет застыл на середине шага, приоткрыв рот.

— А как тебе это? — прошептала она, смотря на него немигающими глазами. — Ты держишь свой порох сухим, Стивен?

Она, держа пистолет обеими руками, нацелила его прямо в промежность мужчины и выстрелила.

Надо отдать должное, он был очень быстр. У него не было времени бежать, но он прикрыл свое достоинство руками, как только она нажала на курок. Кровь щедро брызнула сквозь его пальцы, но я не могла сказать, куда попала пуля.

Он отшатнулся назад, все еще прижимая руки к телу. Он дико осматривался вокруг, как если бы не мог поверить в это, потом опустился на одно колено. Я слышала его тяжелое и быстрое дыхание.

Мы стояли парализованные, уставившись на него. Одна рука проскребла по песку, оставляя кровавые борозды. Потом он медленно поднялся и стоял несколько мгновений, согнувшись почти вдвое и прижав одну руку к промежности. Его лицо было мертвенно бледным, зеленые глаза потускнели, как стылая вода.

Потом он развернулся со стоном и побежал, как жук, на которого наступили, но не раздавили, истекая кровью и натыкаясь на кусты. Некоторое время слышался треск, когда он продирался сквозь кустарник, потом все стихло. Над деревом пальметто я увидела строй летящих пеликанов, фантастически изящных на фоне низкого неба.

Я все еще полулежала на земле, не способная подняться из-за шока. По щеке пробежала теплая струйка, и я поняла, что это была капля дождя.

— Он говорил правду? — Брианна опустилась рядом со мной, помогая мне сесть. — Думаешь, он не соврал? Неужели они мертвы? — Она была бледной, но не показывала истерики. На руках у нее сидел Джемми, цепляясь за ее шею.

— Нет, — сказала я. Все казалось отдаленным, словно происходило с замедленной скоростью. Я с трудом поднялась и стояла, пошатываясь, как если бы забыла, как это делается.

— Нет, — снова сказала я и не почувствовала ни страха, ни паники при воспоминании о словах Боннета, только уверенность, словно теплый, утешительный комочек в груди. — Нет, они живы.

Джейми сказал мне, что это не тот день, когда мы с ним расстанемся.

вернуться

255

Мама (фр.)

вернуться

256

Девушка (ирл.)

307
{"b":"222028","o":1}