ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Марсали исчезла в лесу, чтобы подобрать Джоан. Герман нагнулся над пятнами крови на песке, зачаровано рассматривая их. Мне тоже пришла на ум мысль, что нужно осмотреть их и попытаться определить насколько серьезно его ранение, но я тут же выбросила ее из головы.

«Он никогда не будет твоим», — сказала она.

— Идемте, — сказала я, нежно поглаживая Джемми. — Я думаю, мы пока можем обойтись без душистых свечей.

Роджер и Джейми явились на рассвете два дня спустя, разбудив всех громоподобным стуком в двери гостиницы. Из-за возникших шума и криков испуганные люди из близлежащих домов открыли ставни и высунули головы в ночных колпаках. Я была уверена, что у Роджера было незначительное сотрясение мозга, но он отказался ложиться в постель, хотя согласился положить голову на колени Бри, которая производила потрясенные сочувственные звуки, рассматривая огромную шишку на ней. Джейми в это время сделал краткий отчет о сражении на пристани Уайли, а мы дали свои несколько запутанные описания наших приключений в миртовой роще.

— Значит, Боннет не мертв? — спросил Роджер, приоткрывая один глаз.

— Ну, мы не знаем, — пояснила я. — Он убежал, но я не знаю, как плоха его рана. Крови было не так уж много, но если он был ранен в низ живота, то это наверняка смертельно. Перитонит — очень медленный и страшный способ смерти.

— Хорошо, — мстительно произнесла Марсали.

— Хорошо! — эхом отозвался Герман, с гордостью глядя на мать. — Maman стреляла в плохого человека, Grandpere,[257] — сказал он Джейми. — И тетушка тоже. Он был весь в дырах, и всюду кровь!

— Дылы, — отозвался довольный Джемми, — дылы, дылы, много дылы!

— Ну, возможно, только одна дыра, — пробормотала Брианна. Она не подняла глаз от мокрой тряпки, которой смывала засохшую кровь с головы Роджера.

— О, да? Ну, если ты отстрелила ему только один палец или одно из его яиц, то он может выжить, — заметил Джейми, усмехнувшись ей. — Однако это не улучшит его характера, я думаю.

Фергюс прибыл в полдень на пакетботе, привезя с собой зарегистрированные, скрепленные официальной печатью бумаги на два гранта на землю, таким образом, завершив этот радостный день. Тем не менее, празднований не было, поскольку одно дело еще оставалось.

После энергичных обсуждений было решено — с учетом того, что Джейми уже принял решение и упрямо отказывался рассматривать иные мнения — что мы с ним едем на запад в Речной поток. Молодые семьи останутся в Уилмингтоне еще несколько дней, закончить дела и послушать, не говорят ли что-нибудь о раненном или умирающем мужчине. Потом они должны будут отправиться во Фрейзерс-Ридж, держась подальше от Кросс-Крика и Речного потока.

— Лейтенант не сможет, используя угрозу тебе или пареньку, повлиять на тетю, если вас не будет поблизости, — указал Джейми Брианне.

— А что касается вас, mo charadean,[258] — сказал он Роджеру и Фергюсу. — Вы не можете оставить женщин и детей одних; Бог знает, кого они подстрелят в следующий раз!

Только после того, как он закрыл дверь, оставив смех в номере, он повернулся ко мне и провел кончиком пальца по царапине на моем горле, потом прижал меня к себе так сильно, что я подумала, что мои ребра будут сломаны. Я в свою очередь вцепилась в него, не заботясь о том, что не могу дышать, и что нас могут увидеть, счастливая только оттого, что он здесь, что могу коснуться его.

— Ты все сделала правильно, Клэр, — наконец, прошептал он, уткнувшись лицом в мои волосы. — Но, ради Бога, никогда не делай так снова!

На рассвете следующего дня мы уехали. Вдвоем.

Глава 104

Хитрые, как лисы

Мы достигли Речного потока три дня спустя на закате; наши лошади покрылись потом и грязью, и мы сами выглядели не лучше. Усадьба казалась вполне мирной; последние лучи весеннего солнца сияли на зеленой лужайке и сверкали на белых мраморных статуях и камнях мавзолея Гектора среди темных тисов.

— Ну что, как ты думаешь? — спросила я Джейми, когда мы остановились у въезда на лужайку, внимательно рассматривая дом.

— Ну, усадьбу еще не сожгли, — ответил он, привставая на стременах, чтобы оценить ситуацию. — И я не вижу крови, льющейся по ступенькам. Хотя… — он опустился в седло и достал из седельной сумки пистолет, который тут же зарядил и затолкал за пояс брюк, прикрыв фалдами сюртука. Потом мы медленно двинулись к дому.

Когда мы подъехали к нему ближе, я поняла, что он выглядел странно. В доме и вокруг него ощущалась зловещая неподвижность: ни торопящихся по делам слуг, ни звуков музыки, ни запахов еды из кухни. Самое необычное заключалось в том, что нас не вышел встречать Улисс. На наш стук в дверь несколько минут никто не отвечал, потом дверь открылась и появилась горничная Джокасты, Федра.

Около год назад после смерти своей матери она выглядела ужасно, но и сейчас ее вид был не лучше. Под глазами были круги, а кожа была покрыта разноцветными пятнами, как у начавшего портиться фрукта.

Однако, когда она увидела нас, ее глаза засияли, а рот расслабился в явном облегчении.

— О, мистер Джейми! — запричитала она. — Я молилась со вчерашнего дня, чтобы кто-нибудь приехал к нам и помог, но я была уверена, что это будет мистер Фаркард, а тогда мы, возможно, попадем в еще более худшее положение. Он ведь законник и все такое прочее, даже если он друг вашей тетушки.

Джейми приподнял бровь в ответ на такое довольно запутанное заявление, но кивнул с успокаивающим видом и сжал ее руку.

— Я не думаю, что я могу быть ответом на чьи-либо молитвы, но не возражаю. С моей тетей… все хорошо?

— О, да, сэр, она чувствует себя хорошо.

Развернувшись, прежде чем мы смогли задать еще вопросы, она повела нас к лестнице.

Джокаста сидела в своем будуаре и вязала. Она подняла голову на звук шагов, спросила: «Джейми?» и встала. Даже на расстоянии я могла видеть спущенные петли в ее вязании, что было так не похоже на ее прежнее аккуратное рукоделие.

— Да, это я, тетя. И Клэр. Что здесь происходит? — в два шага он пересек комнату и взял ее за руку, поглаживая ее утешающим жестом.

Ее лицо выразило такое же интенсивное облегчение, как и у Федры, и я подумала, что она сейчас свалиться от избытка эмоций. Тем не менее, она выпрямилась и повернулась ко мне.

— Клэр? Благодарю Святую деву, что ты приехала, хотя… ладно, пока оставим это. Пойдемте. Дункан ранен.

Дункан лежал в соседней комнате под грудой одеял. Сначала я испугалась, что он мертв, но при звуках голоса Джокасты он пошевелился.

— Мак Дубх? — озадаченно произнес он, высовывая голову из-под одеял и прищуриваясь, чтобы лучше видеть в полумраке комнаты. — Что, ради Бога, привело тебя сюда?

— Лейтенант Вольф, — несколько язвительно ответил Джейми. — Возможно, это имя тебе знакомо?

— Да, можно и так сказать, — в голосе Дункана прозвучала странная нотка, но я не обратила на нее внимания, занятая разжиганием свечей и выкапыванием его из постельного белья для осмотра.

Я ожидала увидеть ножевое или огнестрельное ранение. Однако при беглом осмотре он казался невредимым, и только через некоторое время я обнаружила, что у него была сломана нога. К счастью, это был простой перелом нижней части голени, и хотя он являлся болезненным, не представлял большой угрозы для его здоровья.

Я послала Федру принести какие-нибудь материалы для накладывания шины в то время, как Джейми, узнавший, что Дункан не подвергается немедленной опасности, уселся, чтобы разобраться в происходящем.

— Он был здесь? Лейтенант Вольф?

— Да, был, — снова едва заметное колебание.

— Он уехал?

— О, да, — Дункан непроизвольно вздрогнул.

— Я причиняю вам боль? — спросила я.

— О, нет, миссис Клэр, — уверил он меня. — Я только…

— Ты можешь рассказать мне все, Дункан, — произнес Джейми несколько раздраженным тоном. — Я думаю, молчать не имеет смысла. А если твой рассказ будет коротким, у меня тоже есть что поведать вам.

вернуться

257

Дедушка (фр.)

вернуться

258

Мои друзья (гэльск.)

308
{"b":"222028","o":1}