ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Безумнее всяких фанфиков
Алхимики. Бессмертные
Любая мечта сбывается
Белокурый красавец из далекой страны
Там, где кончается река
Омерзительное искусство. Юмор и хоррор шедевров живописи
Слепое Озеро
Неоконченная хроника перемещений одежды
Любовь и брокколи: В поисках детского аппетита
Содержание  
A
A

Дункан сузил глаза, но потом вздохнул и откинулся на подушки.

Лейтенант явился в Речной поток два дня назад, однако в парадную дверь не вошел и не объявил о своем прибытии. Вместо этого он оставил своего коня в миле от усадьбы и украдкой пробрался в дом.

— Мы узнали об этом, когда обнаружили лошадь, — пояснил Дункан, пока я перевязывала его ногу. — Я вообще не знал о его присутствии, пока не вышел после ужина в уборную, и он не набросился на меня из темноты. Я чуть не умер от испуга, а потом чуть не умер от пули, так как он стрельнул в меня. Если бы у меня рука была с левой стороны, то он простелил бы ее. Но поскольку руки не было, он промахнулся.

Несмотря на увечье, Дункан сопротивлялся отчаянно; он боднул лейтенанта головой в лицо; тот отшатнулся, поскользнулся на камнях дорожки и упал на спину, со страшным треском стукнувшись головой о бордюр.

— Словно дыню раскололи топором, — Дункан вздрогнул, вспомнив этот звук.

— О, вот как. И что, он умер сразу? — заинтересованно спросил Джейми.

— Ээ, нет, — Дункан, который во время рассказа оживился, снова почувствовал себя неуютно. — Я тоже потерял равновесие, попал ногой в каменную канавку, которая идет от нужника, упал и сломал ногу. Я лежал там и звал на помощь. Потом, наконец, меня услышали Улисс и Джо и спустились вниз.

Дункан рассказал Джокасте о произошедшем, пока Улисс ходил за двумя конюхами, чтобы перенести его в дом. А потом отвлеченный болью и имея привычку оставлять решение всех проблем на дворецкого, он забыл про лейтенанта.

— Это была моя ошибка, Мак Дубх, — сказал он с расстроенным выражением на бледном осунувшемся лице. — Я должен был дать какие-то распоряжения. Хотя даже сейчас я не знаю, что я мог приказать, несмотря на то, что с тех пор у меня было много времени подумать.

Остальная история, которая была с некоторым трудом вытянута из него, заключалась в том, что Джокаста и Улисс, посовещавшись, решили, что лейтенант стал не просто неприятностью, а прямой угрозой. И исходя из этого…

— Улисс убил его, — открыто сказал Дункан, потом замолчал, словно заново испытывал шок. Он сглатывал воздух и имел очень несчастный вид. — Джо рассказал, что она приказала ему сделать это, и Бог знает, она это может. Она не такая женщина, с которой можно шутить, а особенно убивать ее слуг, угрожать ей самой и покушаться на жизнь ее мужа.

В его неуверенном тоне я заметила, что тень сомнения в причастности Джокасты к убийству все еще присутствует в его голове.

Джейми, как всегда, ухватил саму суть дела.

— Христос, произнес он, — Если кто-нибудь узнает, то Улисса повесят без суда и следствия. Независимо от того, приказывала ли ему Джокаста убить Вольфа или нет.

Теперь, когда правда была раскрыта, Дункан выглядел спокойнее. Он кивнул головой.

— Да, это так, — согласился он. — Я не могу позволить его повесить, но что делать с лейтенантом? Дело касается флота, не говоря уже о шерифах и судьях.

В этом и заключалась проблема. В большой степени процветание Речного потока зависело от контрактов на поставку древесины и смолы для военно-морского флота. Лейтенант Вольф как раз отвечал за эти контракты. Флот Его Величества может лишь косо посмотреть на плантатора, который убил его местного представителя; да и закон, в лице судей и шерифа, может снисходительно отнестись к убийству в зависимости от личности преступника.

Однако раб, проливший кровь белого человека, автоматически приговорен, независимо от причин, вызвавших такой поступок. Не имело значение, что произошло, пусть даже дюжина человек станут свидетельствовать, что Вольф напал на Дункана. Улисс будет обречен, если кто-нибудь узнает об этом. Я начинала понимать ту атмосферу отчаяния, которая висела над Речным потоком. Все рабы понимали, что могло произойти.

Джейми суставом пальца потер подбородок.

— А если… Я имею в виду, нельзя ли сказать, что это сделал ты, Дункан? В конце концов, это была самооборона, а у меня есть доказательства, что этот человек приехал убить тебя и жениться на моей тете, или, по крайней мере, держать ее в заложниках, чтобы выпытать сведения о золоте.

— Золото? — Дункан выглядел удивленным. — Но здесь нет никакого золота. Я думал, мы это выяснили еще в прошлом году.

— Лейтенант и его сообщники думают, что есть, — сказала я. — Джейми расскажет вам. Я хотела бы знать, что в точности произошло с лейтенантом.

— Улисс перерезал ему горло, — сказал Дункан и сглотнул. Его кадык дернулся. — Я был бы рад сказать, что это сделал я, только…

Кроме того, что перерезать горло, имея одну руку, очень трудно, было также очевидно, что это сделал левша, а у Дункана как раз левой руки и не было.

Я знала, что Джокаста Камерон, так же как и ее племянник, была левшой, но не стала об этом упоминать. Я взглянула на Джейми, который в ответ поднял брови.

«Она?» — спросила я безмолвно.

«Это МакКензи из Леоха» — ответил его скептический взгляд.

— Где Улисс? — спросила я.

— Скорее всего, в конюшне, если уже не отправился на запад.

Зная, что если кто-то узнает правду о смерти лейтенанта, то дворецкому грозит смертная казнь, Джокаста приказала ему держать оседланной лошадь и бежать в горы, как только начнутся расспросы.

Джейми глубоко вздохнул и сильно провел по голове рукой, раздумывая.

— Ладно. Я думаю, будет лучше, если лейтенант просто исчезнет. Где сейчас находится тело, Дункан?

Мускул в уголке рта мужчины дернулся в неуверенной попытке улыбнуться.

— В яме для барбекю, Мак Дубх. Закрыли мешковиной и завалили поленьями гикори, в общем, замаскировали под свиную тушу.

Брови Джейми снова приподнялись, но он просто кинул головой.

— Вот как? Ладно, оставь это мне, Дункан.

Я приказала поить Дункана водой с медом и чаем, настоянным на горечавке и вишневой коре, и вышла с Джейми на улицу, обсудить, как спрятать тело.

— Самое простое — это закопать его где-нибудь, — предложила я.

— Ммфм, — ответил Джейми. Он поднял факел, который принес с собой и с хмурым видом поглядел на мешковину в яме. Мне лейтенант нисколько не нравился, но его останки выглядели весьма печально.

— Может быть. Однако рабы знают об убийстве, и если мы закопаем его в усадьбе, они об этом тоже узнают. Они, конечно, ничего никому не скажут, но станут бояться призрака.

По моей спине пробежала холодная дрожь, порожденная как его уверенным тоном, так и словами. Я сильнее закуталась в шаль.

— Призрака?

— Да, конечно. Жертва убита и похоронена в этом месте без отмщения.

— Ты действительно думаешь, что здесь станет являться призрак? — уточнила я. — Или ты имеешь в виду, что рабы будут так думать?

Он нервно пожал плечами.

— Не думаю, что это имеет значение. Они будут бояться захоронения. Одна из женщин увидит ночью призрака, пойдут слухи, а потом об этом станут говорить рабы в Гриноуксе. Кто-нибудь из семьи Фаркарда услышит об этом, и оглянуться не успеем, как начнутся расспросы. Учитывая, что флот все-таки будет искать лейтенанта… Как ты думаешь, не сбросить ли труп в воду? Ведь он так собирался поступить с Дунканом.

— Не плохое предложение, — произнесла я, раздумывая. — Но он хотел, чтобы Дункана нашли. Кроме того, на реке очень интенсивное движение и маленькая глубина. Даже если мы утяжелим тело, все равно оно может всплыть, или кто-нибудь зацепит его багром. Что будет, если его найдут, как ты думаешь? Тело ведь не свяжут с Речным потоком?

Он медленно кивнул, отводя факел в сторону, чтобы искры не падали на его рукав. Небольшой ветерок тревожно шелестел над ямой.

— Да, это так. Но если труп обнаружат, начнется расследование. Флот отправит сюда людей, чтобы выяснить обстоятельства смерти. Как ты думаешь, что произойдет, когда они станут допрашивать рабов: видели ли они лейтенанта и так далее?

— Мм, да.

Учитывая нервное состояние рабов, я предположила, что эти расспросы могут одного или нескольких из них повергнуть в панику, и они проболтаются.

309
{"b":"222028","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Калсарикянни. Финский способ снятия стресса
Прах (сборник)
Борис Сичкин: Я – Буба Касторский
Мои южные ночи (сборник)
Поступки во имя любви
Там, где бьется сердце. Записки детского кардиохирурга
Сын лекаря. Переселение народов
Любовница Синей бороды
Последняя капля желаний