ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Джейми неподвижно стоял на месте, уставившись на обернутое в мешковину тело с выражением глубокой сосредоточенности. Я потянула воздух, уловила слабый запах разлагающейся крови и быстро выдохнула.

— Полагаю, мы можем сжечь его, — сказала я и почувствовала во рту внезапный вкус желчи. — В конце концов, он уже находится в яме для барбекю.

— Это мысль, — сказал Джейми, и один уголок его рта дернулся в слабой улыбке. — Но думаю, у меня есть лучшая мысль, сассенах. — Он повернулся и задумчиво посмотрел на дом. Несколько окон слабо светились, но снаружи никого не было.

— Идем, — сказал он решительно. — Думаю, в конюшне должна быть кувалда.

Передний фасад склепа покрывала декоративная решетка из черного кованого железа с огромным замком на ней. Я всегда считала, что в этом проявился некий снобизм Джокасты Камерон, поскольку вряд ли в этой сельской местности могли найтись расхитители гробниц. Шарниры едва скрипнули, когда Джейми отпер замок и открыл решетку; как и все в Речном потоке, она содержалась в отличном состоянии.

— Ты действительно считаешь, что это лучше, чем закопать или сжечь его? — спросила я. Поблизости никого не было, но я говорила шепотом.

— О. да. Старый Гектор позаботиться о нем и не даст ему вредить семье, — ответил Джейми уверенно. — И вообще это освященная земля. Его неприкаянная душа не станет бродить и доставлять людям неприятности, да?

Я неуверенно кивнула головой. Вероятно, он был прав; что касается верований рабов, Джейми понимал их гораздо лучше, чем я. Кроме того, я не была уверена, говорил ли он о психологическом эффекте, который будет иметь на них этот факт, или он сам искренне верил, что Гектор Камерон из гроба сможет справиться с угрозой для его жены и плантации.

Я подняла факел, чтобы ему было лучше видно, и прикусила нижнюю губу.

Он обернул кувалду тряпками, чтобы мрамор не крошился. Небольшие блоки за решеткой плотно прилегали друг к другу и только местами скреплялись известковым раствором. Первый удар сдвинул два блока на несколько дюймов. Еще несколько ударов, и образовалась черная дыра, ведущая в склеп.

Джейми остановился, вытер пот со лба и что-то пробормотал.

— Что ты сказал?

— Я сказал, что оттуда воняет, — ответил с озадаченным видом.

— Это так удивительно? — немного раздраженно спросила я. — Как давно умер Камерон, четыре года?

— Да, но это не…

— Что вы делаете? — резкий от волнения голос Джокасты прозвучал за моей спиной. Я подпрыгнула от испуга и уронила факел.

Он замерцал, но не погас; я подхватила его и слегка помахала, чтобы разжечь огонь. Пламя разгорелось и осветило Джокасту, которая стояла на дорожке позади нас в белой ночной рубашке. Федра топталась за спиной своей хозяйки; лица ее не было видно, только глаза мерцали в темноте. Глаза выглядели испуганными, перескакивая от Джейми ко мне и к черному отверстию в склепе.

— Что я делаю? Избавляюсь от тела лейтенанта Вольфа, что еще? — Джейми, который, как и я, вздрогнул от неожиданности, казался немного сердитым. — Оставьте это дело мне, тетя. Не беспокойтесь.

— Ты не должен… не должен открывать гробницу Гектора! — длинный нос Джокасты дернулся, очевидно, учуяв запах распада, слабый, но отчетливый.

— Не беспокойтесь, тетя, — повторил Джейми. — Возвращайтесь в дом. Я справлюсь сам. Все будет хорошо.

Она, не обращая внимания на его слова, вслепую двинулась по дорожке, ощупывая воздух руками.

— Нет, Джейми! Ты не должен. Закрой его, закрой его, ради Бога!

Паника в ее голосе была безошибочна, и я увидела, как Джейми недоуменно нахмурился. Он перевел взгляд от тети к отверстию в склепе. Ветер, на время утихнувший, снова поднялся, и запах смерти вокруг нас стал сильнее. Лицо Джейми изменилось, и он, игнорируя протестующие крики своей тети, несколькими быстрыми ударами кувалды выбил еще несколько блоков.

— Принеси факел, сассенах, — сказал он, опуская молот, и я с наползающим чувством ужаса подошла к нему.

Мы стояли плечом к плечу, всматриваясь в узкий промежуток между блоками. Два гроба из полированного дерева стояли на мраморных пьедесталах, а на полу между ними…

— Кто это, тетя? — голос Джейми был тих, когда он обернулся к пожилой женщине.

Она стояла, словно парализованная; ветер прижимал к ногам подол ее рубашки и трепал выбившиеся из-под чепца седые волосы. Ее лицо застыло, но взгляд слепых глаз метался по сторонам, словно в поисках спасения.

Джейми подошел к ней и сильно схватил ее за руку, выведя из транса.

— Co a th’ann?[259] — прорычал он. — Кто он? Кто?

Ее рот двигался, пытаясь выговорить слова. Потом она остановилась и сглотнула, оглянувшись через плечо. «Она еще не потеряла зрение, когда они замуровали его здесь? — задалась я вопросом. — Она видит это в своей памяти?»

— Его звали… звали Роулингс, — произнесла она слабым голосом, и в груди моей образовался тяжелый камень.

Я, по-видимому, двинулась или издала какой-то звук, потому что Джейми обернулся ко мне. Он взял мою руку и сильно сжал, потом снова направил взор на Джокасту.

— Как? — спросил он спокойно, но таким тоном, который предупреждал, что он больше не потерпит никаких уверток.

Она закрыла глаза и вздохнула, внезапно сгорбившись.

— Гектор убил его, — сказала она.

— О, да? — Джейми бросил скептический взгляд на гробы и бесформенную груду между ними. — Ловко. Не подозревал, что дяди был способен на такое.

— Да, — она открыла глаза, но говорила глухим монотонным голосом, словно больше ничего не имело значения. — Он был доктором, этот Роулингс. Он приезжал, чтобы посмотреть мои глаза. Когда Гектор заболел, то снова вызвал его. Я не знаю точно, что случилось, но когда Гектор поймал его за подглядыванием, то разбил ему голову. Гектор был очень вспыльчивым человеком.

— Да, несомненно, — произнес Джейми, кинув взгляд на тело доктора Роулингса. — Как он оказался здесь?

— Мы… он спрятал труп здесь, чтобы потом отнести его в лес и там оставить. Но потом… Гектору стало хуже, и он не мог подняться с постели. В течение дня он умер. И вот… — она махнула длинной белой рукой в сторону дыры, из которой струился сырой воздух.

— Великие умы мыслят одинаково, — пробормотала я, и Джейми, кинув на меня недобрый взгляд, отпустил мою руку. Он стоял и напряженно всматривался в дыру в склепе, сведя густые брови.

— О, да? — снова сказал он. — И чей же второй гроб?

— Мой, — Джокаста пришла в себя; ее плечи выпрямились, подбородок приподнялся.

Джейми тихонько фыркнул и взглянул на меня. Я, конечно, знала, что Джокаста скорее оставит труп лежать на земле, чем поместит его в свой гроб… и все же. Это было довольно странно.

Никто не станет открывать гроб Джокасты, пока она не умрет, и Роулингса там никто не найдет, даже если склеп будет вскрыт. Джокаста Камерон была эгоистичной, но не глупой.

— Положите Вольфа сюда, — сказала она. — Пусть они лежат вдвоем.

— Почему бы не положить его в ваш гроб, тетя? — спросил Джейми, и я увидела, что он пристально посмотрел на нее.

— Нет! — она уже начала поворачиваться, чтобы уйти, но обернулась при этих словах, и ее слепое лицо загорелось яростью. — Он дерьмо. Пусть гниет без гроба!

Джейми сузил глаза, но не ответил. Вместо этого он повернулся к склепу и стал вынимать блоки.

— Что ты делаешь? — Джокаста услышала трение мрамора о мрамор и снова запаниковала. Она заметалась и, потеряв направление, повернулась лицом к реке. Я поняла, что она полностью потеряла зрение и даже не видит свет факела.

Однако у меня не было времени наблюдать за ней. Джейми протиснулся через образовавшуюся щель и оказался внутри склепа.

— Посвети мне, сассенах, — сказал он спокойно, и негромкое эхо среди камней повторило его голос.

Дыша часто и мелко, я последовала за ним. Позади в темноте застонала Федра, ее голос напоминал вой банши, предвещающей смерть, хотя смерть пришла уже давно.

вернуться

259

Кто он? (гэльск.)

310
{"b":"222028","o":1}