ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

— Как интересно, — я собрала волосы в хвост, подняв их от шеи для прохлады. — Но сейчас еще рано для перелетов, да? И они не летают по ночам даже осенью?

— Нет. Но они словно чувствуют неизбежность перелета, его притяжение, и это нарушает их покой. Удивительнее всего, что большинство птиц, которых он поймал, были молодыми и никогда не совершали перелетов, не видели земли своего назначения, и все же они чувствовали это — зов, который не давал им спать.

Я пошевелилась, и Джейми убрал руку с моей ноги.

— Zugunruhe, — произнес он тихо, проводя кончиком пальца по влажному пятну, которое его рука оставила на моей коже.

— Что это?

— Стерн так называл беспокойство, охватывающее маленьких птиц перед длинным перелетом.

— Как переводится это слово?

— «Ruhe» переводится, как неподвижность покой, «zug» — путешествие, и таким образом, «zugunruhe» — это неугомонность, беспокойство перед долгим путешествием.

Я подкатилась к нему, уткнувшись лбом в его плечо, и внюхалась, словно смакуя тонкий аромат прекрасной сигары.

— Eau de home?[266]

Он приподнял голову и с сомнением принюхался, морща свой нос.

— Eau de chèvre,[267] скорее, — сказал он. — Хотя может что-то и похуже. Как по-французски будет скунс?

— Ле фу-у, — предположила я и захихикала.

Птицы пели всю ночь.

Глава 108

TULACH ARD[268]

Октябрь 1772

Джейми с улыбкой кивнул головой, глядя ему за спину.

— Вижу, у тебя сегодня помощник.

Роджер оглянулся и увидел, что сзади с сосредоточено нахмуренными светлыми бровями ковыляет Джемми, обеими руками прижимая к груди камень размером с кулак. Роджеру хотелось рассмеяться, но он сдержался и присел на корточки, поджидая мальчика.

— Это камень для нового загона, ghille ruaidh?[269] — спросил он.

Джемми торжественно кивнул. Утро было прохладным, но щеки малыша пылали от усилий.

— Спасибо, — серьезно сказал Роджер и протянул руку. — Я возьму его?

Джемми яростно замотал головой, и его длинные волосы разлетелись в разные стороны.

— Сам!

— Это дальняя дорога, ghille ruaidh, — пришел на помощь Роджеру Джейми. — Твоя мама будет скучать без тебя.

— Нет!

— Дедушка прав, bhalaich,[270] мама будет скучать, — сказал Роджер, протягивая руку к камню.

— Нет! — Джемми сильнее прижал камень к груди и упрямо сжал рот.

— Но ты не можешь… — начал Джейми.

— Пойду!

— Нет, я сказал. Ты должен… — начал Роджер.

— Пойду!!!

— Послушай, парень… — одновременно заговорили оба мужчины, потом остановились, посмотрели друг на друга и рассмеялись.

— Где мама? — спросил Роджер, пробуя другую тактику. — Мама будет волноваться за тебя.

Маленькая рыжая голова неистово замоталась.

— Клэр сказала, что женщины сегодня собирались шить лоскутное одеяло, — поведал Роджеру Джейми. — Марсали принесла лоскуты, и они, наверное, занялись шитьем.

Он сел на корточки рядом с Роджером, глядя на внука.

— Значит, ты убежал от мамы?

Пухлый розовый ротик, до сих пор крепко сжатый, дернулся и приоткрылся, испустив короткий смешок.

— Думаю, что так, — произнес Роджер, сдаваясь. — Давай, пойдем домой.

Он встал и поднял на руки мальчика вместе с камнем.

— Нет! Нет! — Джемми выгнулся назад, больно упершись ножками в живот Роджера. — Я помогать! Я помогать!

Борясь с вырывающимся малышом, чтобы он не упал и не ударился головой, и пытаясь вразумить словами вопящее чадо, Роджер не сразу услышал крики от дома. Когда он, наконец, догадался прикрыть рот своего отпрыска ладонью, женский зов «Джеееммиии!» стал слышен ясно.

— Слышишь, миссис Лиззи ищет тебя, — сказал Джейми внуку, указывая большим пальцем в сторону дома.

— Не только Лиззи, — заметил Роджер. Уже несколько голосов хором звали мальчика. — Мама и бабушка Клэр, и бабушка Баг, и тетушка Марсали. И они очень сердиты, сынок.

— Лучше увести его назад, — сказал Джейми. Он не без симпатии посмотрел на своего внука. — Да, похоже, ты заработал хорошую порку на свою задницу. Женщины не любят, когда от них убегают.

Такая угрожающая перспектива заставила Джемми бросить камень и обхватить Роджера руками и ногами.

— Пойду с папой, — сказал он просительно.

— Но мама…

— Не хочу маму! Хочу папу!

Роджер похлопал Джемми по спинке, маленькой, но крепкой под грязной курточкой. Он был растроган; первый раз сын так решительно предпочел его компанию, а не Бри, и он должен был признать, что почувствовал себя польщенным. Даже если теперешняя любовь сына возникла, в основном, из-за желания избежать наказания, все равно, Джемми хотел пойти с ним.

— Предлагаю, взять его с собой, — сказал он Джейми поверх головы малыша, доверчиво прислоненной к его плечу. — Только до обеда; в полдень я могу отвести его домой.

— О, да, — согласился Джейми. Он улыбнулся внуку, поднял брошенный камень и отдал ему. — Строить загон для свиней — дело для настоящих мужчин, да? Этим разодетым, визгливым леди такое не нравится.

— Кстати о визгливых… — Роджер указал подбородком в сторону дома, где крики «Джееммиии!» приобрели отчетливо сердитый тон, смешанный с паникой. — Нам лучше сказать им, что он с нами.

— Я схожу, — Джейми со вздохом сбросил рюкзак с плеча и приподнял одну бровь, глядя на внука. — Запомни, парень, ты мой должник. Когда женщины сердятся, они набрасываются на первого встречного, виноват он или нет. Может быть, меня даже выпорют по заднице.

Он закатил глаза, но улыбнулся Джемми, потом развернулся и рысцой побежал к дому.

Джемми захихикал.

— Задница, деда! — крикнул он вслед.

— Тише, маленький негодник, — Роджер легонько шлепнул его по попе и понял, что под брючками Джемми нет подгузника. Он поставил мальчика на землю.

— Ты хочешь на горшок? — автоматически спросил он, используя выражение Брианны.

— Нет, — ответил Джемми также автоматически и зажал руками промежность. Роджер твердо взял его за руку и отвел с дороги за подходящий кустик.

— Давай попытайся, пока мы ждем дедушку.

Прошло довольно много времени прежде, чем Джейми вернулся, хотя крики женщин затихли достаточно скоро. «Если Джейми пороли по заднице, — цинично подумал Роджер, — он, кажется, наслаждался этим». На высоких скулах тестя горел неяркий румянец, и он имел довольный вид, не ярко выраженный, но заметный.

Этому быстро нашлось объяснение, когда Джейми вытащил из запазухи и развернул сверток из льняного полотенца, где обнаружилось полдюжины свежих теплых булочек, истекающих медом и топленым маслом.

— Видимо, миссис Баг готовила их для женщин, которые соберутся шить одеяло, — пояснил он, распределяя свою добычу, — но в миске осталось еще много теста, и я сомневаюсь, что они заметят пропажу.

— Если они заметят, то я возложу всю вину на вас, — уверил его Роджер, ловя каплю меда, упавшую на запястье. Он сунул палец в рот и на мгновение закрыл глаза от удовольствия.

— Неужели ты сдашь меня инквизиции? — смеющиеся глаза Джейми превратились в синие треугольники, и он вытер крошки с губ. — И это после того, как я поделился с тобой награбленным. Вот твоя благодарность!

— Ваша репутация выдержит, — сказал Роджер, — тогда как Джем и я — персоны нон грата после того, что случилось с коричным пирогом миссис Баг. Ну, а Сам, как она считает, не может сделать ничего плохого. Она не пикнет, даже если вы слопаете все запасы в кладовой.

Джейми слизал капельку меда в уголке рта с самодовольством человека, уверенного в благорасположении миссис Баг.

— Ну, может быть, — допустил он. — Однако если ты собираешься обвинять меня, нам лучше стереть следы преступления с этого мальца перед возвращением домой.

вернуться

266

Запах мужчины (фр.)

вернуться

267

Запах козла (фр.)

вернуться

268

Боевой клич клана МакКензи, по названию горы.

вернуться

269

Рыжий парень (гэльск.)

вернуться

270

Мальчик (гэльск.)

316
{"b":"222028","o":1}