ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

— О, спасибо. Как мило!

Я подняла чепец, делая вид, что восхищаюсь им, про себя же посылая несколько отборных слов в адрес бабушки Бэкон.

Я столкнулась с этой уважаемой леди несколькими месяцами ранее на плантации Кэмпбеллов, где та гостила у престарелой и довольно несносной матери Фаркарда. Миссис Бэкон была так же стара, как древняя миссис Кэмпбелл, и вполне способна выводить из себя своих потомков, но, однако, обладала живым чувством юмора.

Она не одобряла громко и неоднократно — и говорила об этом мне прямо в лицо — мою манеру ходить с непокрытой головой. По ее мнению для женщины моего возраста неприлично не носить чепец или керч, подобающие жене такого человека, как мой муж. Кроме того, только «неряхи из глуши и женщины низкого поведения» носят волосы распущенными. Я смеялась и игнорировала ее, потом дала ей бутылку самодельного виски Джейми с наказом пропускать по маленькой рюмочке на завтрак и на ужин.

Женщина признавала долг и выбрала оригинальный способ отблагодарить.

— Разве вы не наденете его? — Эглантина и Пэтси смотрели на меня доверчивыми глазами. — Бабушка сказала, чтобы вы надели его, и мы могли рассказать ей, как он вам понравился.

— Да, действительно?

Как я поняла, делать нечего. Я закрутила волосы одной рукой и натянула на голову чепец. Он закрыл мне лоб, почти наползая на переносицу; воланы торчали вокруг щек, и в результате я чувствовала себя бурундуком, выглядывающим из норы.

Эглантина и Пэтси в восторге хлопали в ладоши. Мне показалось, что я услышала приглушенный смешок откуда-то позади меня, но не стала оглядываться.

— Скажите вашей бабушке, что я благодарю ее за такой прекрасный подарок.

Я погладила девочек по их белокурым головкам и, вручив им по ириске, которые вытащила из моего кармана, отправила их к матери. Я только потянулась, чтобы снять эту нашлепку с моей головы, когда внезапно увидела их мать, которая, скорее всего, присутствовала здесь все время, скрываясь за хурмой.

— О! — сказала я, делая вид, что поправляю головной убор. Я приподняла пальцем нависающий волан, чтобы лучше видеть. — Миссис Бэкон! Я не видела вас.

— Миссис Фрейзер.

Лицо Полли Бэкон порозовело — без сомнения от холода — ее губы были тесно сжаты, а глаза под оборками приличествующего ее положению чепца смеялись.

— Девочкам очень хотелось вручить вам чепец, — сказала она, тактично отводя глаза, — но моя теща отправила вам еще один небольшой подарок, и я подумала, что будет лучше, если я отдам его сама.

Я не была уверена, что хотела бы еще подарков от бабушки Бэкон, но взяла предложенный сверток с тем выражением благодарности, какое смогла изобразить. Это оказался небольшой мешочек из промасленного шелка, набитый чем-то, имеющим сладковатый растительный аромат. Примитивный коричневый рисунок на мешочке изображал какое-то растение с прямым стеблем и зонтичными соцветиями. Растение выглядело немного знакомым, но я не могла вспомнить его название. Я развязала мешочек и высыпала на ладонь несколько крошечных темно-коричневых семян.

— Что это? — спросила я, в замешательстве взглянув на Полли.

— Я не знаю, как они называются по-английски, — ответила она, — но индейцы называют их дауко. Бабушка бабушки Бэкон была знахаркой племени катауба. Там она научилась использовать их.

— Да?

Теперь я заинтересовалась всерьез. Неудивительно, что рисунок показался мне знакомым, это, должно быть, женское растение, которое мне показывала Найавене. Чтобы окончательно увериться, я спросила.

— Для чего они используются?

Щеки Полли покраснели сильнее; она оглянулась вокруг, чтобы убедиться, что поблизости нет никого, потом наклонилась ко мне и прошептала.

— Они не позволяют женщине забеременеть. Чайная ложка на стакан воды каждый день. Каждый день, не забудьте, и семя мужчины не задержится в матке.

Мы встретились взглядами, и хотя смех еще был в ее глазах, за ним скрывалось нечто более серьезное.

— Бабушка говорит, что вы знахарка. И если так, то вам часто приходится помогать женщинам. А когда вопрос касается выкидышей, мертворожденных или родильной горячки, не говоря уже о потери ребенка, то она велела передать вам, что унция предосторожности стоит фунта лечения.

— Скажите спасибо вашей теще, — сказала я искренне. У женщины возраста Полли могло быть пять или шесть детей, но у нее было только две девочки, и она не имела изнуренный постоянными беременностями вид. Очевидно, семена работали.

Полли кивнула, вспыхнув улыбкой.

— Я передам ей. Ах, да… она говорит также, что ее бабушка сказала, что это женское волшебство, и мужчинам знать о нем не нужно.

Я кинула задумчивый взгляд через поляну, где Джейми разговаривал с Арчи Хейесом. Джемми сонно мигал глазами, лежа на сгибе его руки. Да, я понимала, что некоторые мужчины стали бы возражать против снадобья бабушки Бэкон. Был ли Роджер одним из них?

Попрощавшись с Полли Бэкон, я отнесла сундучок к нашему навесу и тщательно запрятала в него мешочек семенами. Очень полезное дополнение к моей аптеке, если Найавене и миссис Бэкон были правы. И если учитывать разговор с Бри, это был также очень своевременный подарок.

Даже более ценный, чем шкурки кроликов, которых набралось немало, а они были совершенно необходимы. Куда я их положила? Я оглядела камни, разбросанные по лагерю, слушая вполуха мужской разговор. А вот они, под холстом. Я подняла крышку одной из корзин, чтобы уложить их для поездки домой.

— …Стивен Боннет.

Имя ужалило меня, как укус пчелы, и я резко опустила крышку. Я огляделась вокруг, но ни Брианны, ни Роджера не было в пределах слышимости. Джейми стоял спиной ко мне, и говорил именно он.

Я стянула чепец с головы, аккуратно повесила его на ветку кизила и направилась к нему.

Мужчины прекратили разговор, как только увидели меня. Лейтенант Хейес еще раз поблагодарил меня за мою хирургическую помощь и ушел с ничего не выражающим лицом.

— Что о Стивене Боннете? — спросила я, как только лейтенант удалился достаточно далеко.

— Я спрашивал о нем, сассенах. А чай готов?

Джейми двинулся к костру, но я остановила его, схватив за руку.

— Почему? — настойчиво спросила я. Я не отпускала его, и он неохотно повернулся ко мне.

— Потому что я хочу знать, где он, — произнес он ровным голосом. Он не стал притворяться, что не понял меня, и в груди у меня похолодело.

— Хейес знает, где он? Он слышал что-нибудь о Боннете?

Он молча покачал головой. Это было правдой. Мои пальцы облегченно расслабились, и он освободил руку из моей хватки, не резко, но со спокойной решительностью.

— Это мое дело! — сказала я, отвечая на жест. Я не повышала голоса, оглянувшись, чтобы убедиться, что ни Бри, ни Роджера не было поблизости. Роджера я не увидела, а Бри стояла у костра, поглощенная разговором с Багами, пожилой парой, которую нанял Джейми, чтобы помогать по хозяйству во Фрейзерс-Ридже. Я повернулась к Джейми.

— Зачем ты ищешь этого человека?

— Разве не имеет смысла знать, откуда может прийти опасность?

Он смотрел мимо меня, улыбаясь и кивая кому-то. Я оглянулась и увидела, что к костру подошел Фергюс, потирая покрасневшую от холода руку. Он бодро махнул нам крюком, и Джейми приподнял руку, приветствуя его, но тут же повернулся ко мне, таким образом, не позволяя Фергюсу подойти к нам.

Холодное острое чувство вернулось ко мне, словно кто-то пронзил льдинкой мое легкое.

— О, разумеется, — сказала я так холодно, как могла. — Ты хочешь знать, где он, чтобы приложить все усилия и не оказаться в одном месте с ним, не так ли?

Что-то, возможно улыбка, мелькнуло на его лице.

— О, да, — сказал он. — Разумеется.

Учитывая малонаселенность Северной Каролины, вообще, и удаленность Фрейзерс-Риджа от центра, в частности, вероятность случайно натолкнуться на Стивена Боннета была примерно такая же, как выйти из дверей дома и наступить на медузу, и Джейми это чертовски хорошо знал.

34
{"b":"222028","o":1}