ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Что можно, что нельзя кормящей маме. Первое подробное меню для тех, кто на ГВ
Сердцеедка без опыта
Фаворитки. Соперницы из Версаля
Тихий человек
Вместе навсегда
Нексус
Подземные корабли
Палатка с красным крестом
Мой знакомый гений. Беседы с культовыми личностями нашего времени
Содержание  
A
A

Я сузила глаза, глядя на него. Уголок его рта приподнялся на мгновение, потом опустился, и глаза стали серьезными. У него была только одна причина искать сведения о местонахождении Боннета, и я чертовски хорошо знала это.

— Джейми, — сказала я и снова положила ладонь на его руку, — оставь его в покое. Пожалуйста.

Он положил свою ладонь на мою и сжал ее, но я не почувствовала заверения в этом жесте.

— Не беспокойся, сассенах. Я спрашивал все неделю сбора у разных людей от Галифакса до Чарльстона. Этого человека в колонии нет.

— Хорошо, — сказала я. Да, это так, но я не могла не заметить того, с каким упорством он выспрашивал о Боннете, и что он не обещал прекратить поиски.

— Оставь его, — сказала я тихо, глядя ему в глаза. — У нас и так много проблем. Нам не нужны еще неприятности.

Он пододвинулся ближе, предвосхищая мои возражения, и я почувствовала мощь его мускулов, касающихся моего тела — в его руке под моей ладонью, в его бедре, прикасающемуся к моему бедру. Силу костей и силу ума, окружающих ядро стальной воли, что делало его смертельным снарядом, если он выберет цель.

— Ты говоришь, это твое дело, — его глаза были спокойны, их синева несколько выцвела в неярком осеннем свете. — Я знаю, что это мое дело. Ты со мной тогда?

Мою кровь наполнили ледяные иглы паники. Проклятие! Он собирался сделать это. Была только одна причина искать Стивена Боннета, и он имел в виду именно ее.

Я развернулась на месте, поворачивая его с собой, так что мы оказались лицом к огню, держась за руки. Брианна, Марсали и Баги с увлечением слушали Фергюса, которой им что-то рассказывал с раскрасневшимся от холода и смеха лицом. Джемми был повернут лицом к нам и глядел на нас из-за плеча матери широко раскрытыми любопытными глазами.

— Они твое дело, — сказала я низким, дрожащим от напряжения голосом. — И мое. Разве Стивен Боннет не достаточно навредил им, всем нам?

— Да, более чем достаточно.

Он притянул меня к себе, и я могла чувствовать сквозь одежду жар его тела, но его голос был холодным, как дождь. Взгляд Фергюса метнулся в нашу сторону; он тепло улыбнулся мне и продолжил свой рассказ. Для него мы, без сомнения, выглядели, как любящая пара, склонившая головы друг к другу во взаимной привязанности.

— Я позволил ему уйти, — сказал Джейми спокойно, — и видишь, сколько зла он принес? Разве я могу позволить ему разгуливать на свободе, зная, что он собой представляет, и что я выпустил его, чтобы он сеял вокруг себя разрушение? Это все равно, что выпустить бешеную собаку, сассенах, и ты не должна меня останавливать.

Его рука была твердой, а пальцы холодны, как снег.

— Ты отпустил его, но корона поймала его снова, и если он сейчас свободен, то это не твоя вина!

— Возможно, это не моя вина, что он свободен, — согласился он, — но конечно моя обязанность позаботиться, чтобы он не оставался на воле. Если я могу.

— У тебя обязанности по отношению к своей семье!

Он взял меня за подбородок и нагнул голову, уставившись в мои глаза.

— Ты думаешь, я стану рисковать ими? Когда-нибудь?

Я напряглась, сопротивляясь некоторое время, но, наконец, опустила плечи и прикрыла глаза, сдаваясь. Потом я сделала длинный дрожащий вдох и, не капитулировав совсем, попробовала еще.

— Такая охота рискованна, Джейми, — сказала я тихо. — Ты знаешь это.

Его рука расслабилась, но он все еще обхватывал мой подбородок, обводя большим пальцем контур моих губ.

— Я знаю это, — прошептал он. Парок его дыхания коснулся моей щеки. — Но я был охотником долгое время, Клэр. Я не подвергну их опасности, я клянусь.

— Только себя самого? И что, ты думаешь, случится с нами, если тебя…

Уголком глаза я заметила Брианну. Она, слегка развернувшись, смотрела на нас, и ее сияющий вид выражал одобрение сцене, в которой, как она считала, отражалась наша любовь. Джейми также заметил ее, и я услышала тихое веселое фырканье.

— Со мной ничего не случится, — сказал он твердо и прижал меня к себе, заглушив мои дальнейшие аргументы смачным поцелуем. От костра послышались негромкие аплодисменты.

— Вызов на бис! — крикнул Фергюс.

— Нет, — сказала я ему, когда он освободил меня. Я шептала, вкладывая в слова всю страсть. — Никаких вызовов на бис. Я не хочу слышать имени Стивена Боннета, никогда!

— Все будет в порядке, — прошептал он в ответ и сжал мою руку. — Верь мне, сассенах.

Глава 11

Гордость

Роджер спускался от лагеря Финдли, не оглядываясь назад, перешагивая через кусты и потоптанную траву, но мысли об этой семье не покидали его.

Оба мальчика были светлые рыжеволосые и невысокие — хотя выше своей матери — но широкоплечие. Две младших девочки были темными и тоненькими с ореховыми глазами их матери. Учитывая это и разницу в возрасте между ними, Роджер заключил, что у миссис Финдли, скорее всего, было два мужа. И судя по их теперешнему положению, она снова вдовела.

Возможно, ему стоит упомянуть Бри о Джоан Финдли, как еще одном доказательстве, что брак и вынашивание детей не всегда смертельны для женщины. Или лучше, пока не поднимать этот вопрос?

Кроме мыслей о Джоан и ее детях, его преследовало воспоминание о мягких и сияющих глазах Иэна Мхора. «Сколько ему лет?» — задумался Роджер, ухватившись за пружинистую ветку сосны, чтобы не раскатиться на участке из мелкой гальки. Бледное искаженное лицо Иэна Мхора было покрыто морщинами, но не от возраста, а от боли и страданий. Ростом он был не выше двенадцатилетнего мальчика, но совершенно ясно, что он был старше своего тезки, а Иэну Огу было шестнадцать лет.

Возможно, он был моложе Джоан, а, может быть, нет. Она обращалась с ним с уважением, приведя к нему Роджера, как обычно женщина приводит гостя к главе семьи. В любом случае не намного моложе, тридцать или чуть больше.

«Христос, — думал Роджер, — как люди, подобные ему, живут так долго в такие времена, как эти?» Но когда, он, чувствуя неловкость, отходил от Иэна Мхора, в его сырое убежище проскользнула девочка с миской молочной каши и села возле головы дяди с ложкой в руке. У Иэна были конечности и пальцы, но прежде всего, у него была семья.

От этой мысли Роджер почувствовал стеснение в груди, что-то среднее между болью и радостью, и под ними тяжелое чувство, когда он вспомнил о словах Джоан Финдли.

«Верните их домой невредимыми». И если он не сможет, то Джоан останется одна с двумя девочками и беспомощным братом. «Есть ли у нее какая-нибудь собственность?» — задался он вопросом.

С утреннего чтения прокламации он слышал довольно много разговоров о регуляторах. Учитывая, что вопрос был недостаточно важен, чтобы попасть в учебники истории, он решил, что вряд ли нынешняя ситуация с милицией выльется во что-то серьезное. Но если все-таки дойдет до сражений, он сделает все возможное, чтобы держать Иэна Ога и Хью Финдли подальше от опасности. А если деньги для ополчения все-таки будут, то они получат свою долю.

А пока… он заколебался. Он как раз проходил мимо лагеря Джокасты Камерон, который с его многочисленными палатками, фургонами и навесами скорее напоминал маленькое поселение. В преддверии своей свадьбы, и свадьбы племянницы, Джокаста привезла всех домашних рабов, а также многих из полевых рабов. Кроме домашнего скота, табака и других товаров для торговли, в лагере были сундуки с одеждой, постельным бельем и посудой, столы, большие бочки с пивом и горы продуктов. Роджер и Бри завтракали сегодня с миссис Камерон в ее палатке, при этом еда подавалась на фарфоре, расписанном розами. Сочная жареная ветчина с чесноком, овсяная каша со сливками и сахаром, компот из сухофруктов, свежие кукурузные лепешки с медом, ямайский кофе… его живот сжался с приятным урчанием от этого воспоминания.

Контраст между этим изобилием и нищетой лагерной стоянки Финдли невозможно было перенести спокойно. Он развернулся на каблуках и стал подниматься к шатру Джокасты.

Джокаста Камерон была дома — если так можно было выразиться — ее забрызганные грязью ботинки стояли снаружи. Несмотря на слепоту, она посещала своих друзей в сопровождении Дункана и своего черного дворецкого Улисса. Однако чаще она принимала у себя, и с утра до вечера ее шатер кишел визитерами; все шотландское сообщество колонии считало своим долгом насладиться ее знаменитым гостеприимством.

35
{"b":"222028","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Охота на князя Дракулу
Копия
Другой Ледяной Король, или Игры не по правилам (сборник)
Стойкость. Мой год в космосе
Все, кроме правды
Колыбельная для смерти
Чайка Джонатан Ливингстон
Элиза в сердце лабиринта
Капитан жизни. История self-made миллионера, который встал у руля своего успеха