ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Большинство женщин во Фрейзерс-Ридже могли обращаться с оружием, но вряд ли кто-нибудь из них мог по-настоящему охотиться, поскольку они были привязаны к дому заботой о своих детях. Даже Бри, которая была хорошим охотником, не могла удаляться от Джемми на расстояние большее, чем полдня пути, а этого было недостаточно, чтобы добыть волка или бобра.

Я провела по своим влажным кудрям, разделяя их на пряди.

— Ладно, я согласна с тобой в этой части. Однако, причем здесь гланды?

Джейми взглянул на меня и улыбнулся. Не отвечая, он встал на ноги и зашел мне за спину. Твердой рукой он собрал мои непослушные пряди и заплел их в тугую толстую косу, потом склонился через мое плечо и, подхватив с моих колен ленту, аккуратно завязал ее на косе бантом.

— Вот так, — он снова уселся у моих ног. — Теперь о гландах. Ты сказала парню, что он должен от них избавиться, или его горло станет хуже.

— Да.

Джосайя Бердсли поверил мне. И едва не погибнув прошлой зимой, когда чуть не задохнулся от воспалившихся гландов, он не хотел больше рисковать.

— Ты единственный хирург к северу от Кросс-Крика, — указал Джейми. — Кто еще может сделать это?

— Да, конечно, — сказала я неуверенно, — но…

— Вот я и сделал парню предложение, — прервал меня Джейми. — Небольшой участок земли — Роджер и я поможем ему построить хижину, когда придет время — и он отдает мне половину добытых им шкур в течение трех зим. Он согласился, если ты удалишь ему гланды.

— Но почему сегодня? Я не могу удалять аденоиды в таких условиях! — я махнула рукой на мокрые деревья.

— Почему нет? — Джейми приподнял одну бровь. — Разве ты вчера говорила, что это простое дело — несколько маленьких разрезов одним из твоих маленьких ножей?

Я провела пальцем под носом, с раздражением фыркнув.

— Послушай, то, что это не ампутация ноги, еще не означает, что это простой вопрос!

Однако с хирургической стороны вопрос как раз был простой. Проблему составляли возможность послеоперационной инфекции и потребность в заботливом уходе — плохая замена антибиотикам, но все же лучше, чем полное пренебрежение.

— Я не могу вырезать гланды и просто отпустить его, — сказала я. — Когда мы вернемся во Фрейзерс-Ридж, то тогда…

— Он не собирается ехать с нами прямо сейчас, — прервал меня Джейми.

— Почему нет? — спросила я.

— Он только сказал, что у него есть дела, и что он придет в Ридж в начале декабря. Он может спать на чердаке над комнатой с травами, — добавил он.

— То есть, ты думаешь, что я разрежу ему гланды, сделаю несколько стежков и отпущу его гулять? — спросила я сардонически.

— Ты хорошо справилась с собакой, — сказал он, усмехаясь.

— О, ты слышал об этом?

— Да. И о парне, который разрубил ногу топором, и о ребятишках с молочной сыпью, и миссис Буханен с зубной болью, и о твоем споре с Мюрреем МакЛеодом о желчных протоках джентльмена…

— Это было очень занятое утро, — я содрогнулась от воспоминания и сделала еще один глоток виски.

— Весь сбор говорит о тебе, сассенах. Я вспомнил библию, когда увидел толпу, окружающую тебя.

— Библию?

Я, должно быть, выглядела недоумевающей, потому что его усмешка стала еще шире.

— «И весь народ искал прикасаться к Нему, — процитировал Джейми, — потому что от Него исходила сила и исцеляла всех».[59]

Я невесело рассмеялась, прервав смех иканьем.

— Боюсь, что сейчас я совсем без сил.

— Не беспокойся, сассенах. Во фляжке еще много виски.

Спохватившись, я предложила ему выпить, но он отказался, задумчиво хмуря брови. Растаявший град оставил влажные пряди в его волосах, и они лежали полосками расплавленной бронзы на его плечах, как у статуи некоего военного героя, мокнущей в общественном парке.

— Значит, ты займешься его гландами, когда он появится в Ридже?

Я подумала и кивнула головой, сделав еще глоток. Опасность оставалась и там, и при других условиях я не решилась бы на операцию. Но состояние Джосайи было действительно ужасно, а длительная инфекция все равно убьет его, если я не предприниму никаких шагов для ее излечения.

Джейми удовлетворенно кивнул.

— Хорошо.

Мои ноги, все еще мокрые, оттаяли, и я начинала согреваться. В животе еще оставалось ощущение, будто я проглотила большой раскаленный камень, но сейчас я не обращала на него внимания.

— Я тут подумал, сассенах.

— Да?

— Насчет того, что говорится в библии…

— Святое писание сегодня не выходит у тебя из головы, да?

Он поглядел на меня, приподняв уголок рта.

— Ага. Я вот вспомнил. Когда архангел явился Саре и сообщил, что у нее через год будет ребенок, она засмеялась и сказала, что это шутка, так как у нее уже прекратились женские дела.

— Многие женщины в ее положении решили бы, что это шутка, — уверила я его. — Я частенько подумываю, что у Бога специфическое чувство юмора.

Он смотрел вниз на большой кленовый лист, который крошил большим и указательным пальцами, но я уловила слабое подергивание его рта.

— Я сам так подумываю время от времени, — сказал он довольно сухо. — Но, тем не менее, она действительно забеременела, не так ли?

— Согласно библии, да. Я не собираюсь утверждать, что Книга бытия лжет.

Я обдумала мысль о еще одном глотке виски, но решила сохранить его на дождливый — ну, скажем, на более дождливый — день и завинтила крышку. Я могла слышать звуки со стороны нашего лагеря и в холодном дуновении ветерка уловила вопросительные голоса.

— Кто-то ищет Самого, — сказала я. — Снова.

Сам оглянулся через плечо и немного поморщился, но не двинулся с места. Он откашлялся, и я увидела, что его шея немного покраснела.

— Хмм, вопрос в том, — произнес он, старательно избегая встречаться взглядом с моими глазами, — что, насколько я знаю, если ты не дева Мария, и здесь не вовлечен Святой дух, есть только один способ забеременеть. Я прав?

— Насколько я знаю, да.

Я поднесла ладонь ко рту, чтобы подавить икоту.

— А-а. Раз так… это значит, что Сара все еще спала с Авраамом в то время, да?

Он все еще не смотрел на меня, но у него слегка покраснели уши, и до меня с запозданием дошла суть этого религиозного обсуждения. Я тихонько толкнула его в бок носком башмака.

— Ты подумал, что я больше не захочу спать с тобой?

— Но ты ведь не хочешь меня сейчас, — указал он логично, не поднимая глаз от остатков раскрошенного листа.

— Я чувствую себя так, словно у меня в животе битое стекло, я почти насквозь промокла и в грязи по колени, тебя ищут и вот-вот объявятся здесь со сворой собак-ищеек, — сказала я довольно раздраженно, — и ты предлагаешь мне предаться с тобой разгулу на этих мокрых листьях? Если ты так…

— Нет, нет, — торопливо прервал он меня. — Я не имею в виду сейчас. Я имел в виду… Я только подумал, если…

Кончики его ушей уже пламенели. Он резко встал, с преувеличенной силой отряхивая засохшие листья с килта.

— Если — произнесла я предупреждающим тоном, — ты имел в виду сделать мне ребенка, Джейми Фрейзер, я проткну твои яйца вертелом, — я откинула голову и посмотрела на него. — Что касается того, чтобы спать с тобой, то…

Он прекратил стряхивать листья и посмотрел на меня. Я улыбнулась ему, позволив ответу отразиться на моем лице.

— Как только у тебя появится кровать, — сказала я, — обещаю, что я не откажусь спать с тобой.

— О, — сказал он и глубоко вздохнул, внезапно выглядя очень счастливым. — Тогда хорошо. Я только просто подумал…

Раздался громкий треск, и из зарослей калины высунулось худое возбужденное лицо Вемисса.

— О, это вы, сэр, — произнес он с облегчением.

— Полагаю, это я, — сказал Джейми, обреченно вздыхая. — Проблемы, мистер Вемисс?

Мистер Вемисс не отвечал, он запутался в кустах и изо всех сил пытался выбраться оттуда. Мне пришлось подойти и помочь ему. Будучи в прошлом счетоводом, он был вынужден продать себя в слуги по контракту и совершенно не был приспособлен для жизни в дикой местности.

вернуться

59

Евангелие от Луки 19:6.

40
{"b":"222028","o":1}