ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Склероз, рассеянный по жизни
Охотники за костями. Том 2
Первые сполохи войны
Эти гениальные птицы
Один год жизни
Квантовый воин: сознание будущего
Охотники за костями. Том 1
Прыг-скок-кувырок, или Мысли о свадьбе
Лесовик. Вор поневоле
Содержание  
A
A

— Приношу свои извинения за беспокойство, сэр, — сказал он, сильно покраснев, и убрал колючую ветку, которая запуталась в его распущенных волосах.

— Дело в том… ну, она, в общем, сказала, что разрубит его топором с головы до ног, если он не перестанет, а он сказал, что ни одна женщина не должна разговаривать с ним таким образом, и у нее действительно есть топор…

Привыкший к манере мистера Венисса сообщать новости, Джейми вздохнул, взял у меня фляжку и сделал большой длинный глоток, потом опустил ее и пристально уставился на мистера Венисса.

— Кто? — коротко спросил он.

— О! Э-э… разве я не сказал? Розамунда Линдсей и Ронни Синклер.

— Ммфм.

Новость была не утешительная. У Розамунды Линдсей действительно был топор, она жарила нескольких свиней возле ручья в яме, наполненной углями гикори. Она также весила около двухсот фунтов и хотя, в основном, была добродушна, в гневе была страшна. Со своей стороны, Ронни Синклер был способен вывести из себя самого ангела, не говоря уже о женщине, пытающейся приготовить еду под дождем.

Джейми снова вздохнул и вернул мне флягу. Он распрямил плечи и стряхнул капли дождя с пледа.

— Идите и скажите им, что я иду, мистер Вемисс, — сказал он.

Худое лицо мистера Вемисса выразило живейшую тревогу при мысли оказаться в пределах досягаемости топора Розамунды Линдсей, но страх перед Джейми был сильнее. Он быстро поклонился и развернулся, снова уткнувшись в куст калины.

Завывание санитарной машины ознаменовало появление Марсали с Джоан на руках. Она отцепила ветку от рукава мистера Вемисса, кивнула ему и осторожно обошла его кругом.

— Па, — сказала она без всяких предисловий, — тебе нужно идти. Отца Кеннета арестовали.

Джейми изумленно поднял брови.

— Арестовали? Сейчас? Кто?

— Да, только что! Противный толстый человек, который назвался шерифом графства. Он подошел с двумя мужчинами, и они спросили, кто здесь священник. А когда отец Кеннет сказал, что это он, они схватили его за руки и увели, больше ничего не сказав.

Кровь прилила к лицу Джейми, и два его негнущихся пальца выбили дробь по бедру.

— Они забрали его от моего очага? — сказал он. — Dhia![60]

Вопрос был чисто риторическим и, прежде чем Марсали могла ответить на него, послышался хруст башмаков с другой стороны, и из-за сосны появилась Брианна.

— Что? — рявкнул ей Джейми, и она озадачено моргнула.

— А… Джорди Чизхолм говорит, что один из солдат украл ветчину с его костра, и спрашивает, можешь ли ты сходить к лейтенанту и разобраться с этим делом?

— Да, — ответил он быстро. — Позже. А вы с Марсали вернитесь к костру и выясните, куда увели отца Кеннета. Вы же, мистер Вемисс…

Но мистер Вемисс уже освободился от колючек, и быстро удаляющийся треск показывал, что он со всех ног мчался выполнять поручение.

Один взгляд на лицо Джейми убедил обеих женщин, что быстрое отступление было самым лучшим решением, и через секунду мы снова были одни. Он глубоко вдохнул воздух и медленно выдохнул сквозь зубы.

Мне хотелось рассмеяться, но я сдержалась. Вместо этого я пододвинулась к нему ближе, чувствуя тепло его кожи даже сквозь холодный влажный плед.

— По крайней мере, ко мне прикасаются только больные, — сказала я и протянула ему фляжку. — Что ты станешь делать, если у тебя кончатся силы?

Он быстро взглянул на меня, и медленная улыбка расползалась по его лицу. Не обращая внимания на фляжку, он наклонился, обхватил мое лицо своими ладонями и очень мягко поцеловал в губы.

— Вот это, — сказал он.

Потом повернулся и зашагал под гору, очевидно, снова полный сил.

Глава 13

Бобы и барбекю

Когда я с чайником, полным воды, поднялась к нашему лагерю, то обнаружила, что он опустел. Голоса и смех в кустах показывали, что Лиззи, Марсали и миссис Баг вместе с детьми отправились к женской уборной — канавке, вырытой за густой стеной можжевельника неподалеку от лагеря. Я повесила чайник с водой на огонь и на мгновение задумалась, куда лучше направить свои усилия.

В то время, как ситуация с отцом Кеннетом была самой серьезной, это был не тот случай, когда мое присутствие могло принести какую-либо пользу. Но я была врачом, а у Розамунды Линдсей был топор. Я пригладила влажные волосы, поправила одежду и направилась под гору к ручью, предоставив чепец его собственной судьбе.

Джейми, очевидно, имел такое же мнение относительно степени чрезвычайности. Когда я пробралась сквозь заросли молодого ивняка, растущего вдоль ручья, я обнаружила Джейми, который мирно разговаривал с Ронни Синклером, опираясь на ручку топора, которым он каким-то образом сумел завладеть.

Я немного расслабилась и присоединилась к компании. Если Розамунда не решила задушить Ронни голыми руками или забить насмерть куском ветчины, мои медицинские способности не понадобятся.

Широкая яма первоначально была вымоиной, появившейся в глинистом берегу из-за разливов ручья; потом в течение нескольких лет ее углубляли и подравнивали лопатами. Судя по черным камням и разбросанным углям, она использовалась довольно интенсивно. Сейчас вокруг нее суетились несколько людей, и смешанные ароматы готовящегося мяса: домашняя птица, свинина, баранина и опоссум — поднимались в облаке дыма от поленьев гикори и яблони. Божественный запах, от которого у меня потекли слюнки.

Вид самой ямы был не так аппетитен. Облака белого дыма от влажных дров поднимались над лежащими на тлеющем огне темными формами, которые сквозь дым немного походили на человеческие тела. Это зрелище ярко напомнило мне о гробовых ямах на Ямайке, где сжигали рабов, не переживших трудностей Срединного прохода,[61] и я сильно сглотнула, пытаясь не замечать, что запах жареного мяса ужасно похож на запах сжигаемых тел.

Розамунда находилась в яме; ее юбки были подоткнуты выше пухлых колен, рукава подвернуты, обнажая массивные руки. Она поливала красным соусом бока огромного кабана. Вокруг нее лежали еще пять больших гигантских форм, покрытых влажной мешковиной, и облачка ароматного дыма поднимались над ними, исчезая в мелком дожде.

— Это яд, вот что это! — горячо говорил Ронни Синклер. — Она все испортит, даже свиньи не станут есть это!

— Это свиньи, Ронни, — сказал Джейми терпеливо. Он покосился на меня, потом посмотрел на туши в яме, с которых на угли гикори капал жир. — Я, например, считаю, что ничего нельзя сделать со свининой — в смысле ее приготовления — что может сделать ее непригодной для еды.

— Очень верно, — услужливо вставила я, улыбаясь Ронни. — Копченый бекон, поджаренные отбивные, жаркое из филе, зельц, сосиски, потроха, кровяная колбаса… как говорится, у свиньи можно есть все, кроме визга.

— Да, но это же барбекю, не так ли? — упрямо заявил Ронни, игнорирую мою слабую попытку пошутить. — Любой знает, что во время жарки нужно поливать свинину уксусом! Вы же не станете класть камни в фарш для сосисок или варить бекон с пометом из курятника, да? Фу!

Он дернул головой в сторону белого глиняного тазика, стоящего возле Розамунды, показывая, что относит его содержимое к таким же несъедобным вещам.

Я уловила аппетитный запах, который принес изменивший направление ветер. Насколько я могла судить только по запаху, соус Розамунды включал помидоры, лук, красный перец и достаточно сахара, чтобы оставить толстую темную корку на мясе и дразнящий аромат карамели в воздухе.

— Я думаю, мясо будет довольно сочным при таком приготовлении, — сказала я, чувствуя, что мой желудок начинает сжиматься и бурчать.

— Да, и свиньи замечательно жирные, — произнес Джейми льстиво, когда Розамунда с негодованием посмотрела вверх. Она была черной по колени, и ее квадратное лицо было грязным от пота и сажи. — Это дикие свиньи или домашние, мэм?

— Дикие, — ответила она, распрямляясь с гордым видом и убирая прядь седеющих волос со лба, — откормленные на желудях. Ничего нет лучше, чтобы придать мясу аромат.

вернуться

60

Боже (гэльск.)

вернуться

61

Срединный проход — путь от Африки до Америки, назывался так, потому что являлся средней стороной треугольника работорговли. Корабли, груженные товарами, отправлялись в Африку из Европы, там товары обменивались на рабов. Их везли в Америку, где обменивали на сахар, табак и др. товары, которые везли в Европу.

41
{"b":"222028","o":1}