ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

— Я не думаю, что они должны, — согласилась я немного язвительно. — Ты не хочешь, чтобы я проткнула сердце шерифу своими иглами, да?

Он усмехнулся этой идее, но отрицательно покачал головой.

— Нет, я только хочу, чтобы ты узнала, почему они взяли священника, и что они собираются с ним делать. Если я сам начну их расспрашивать, это их насторожит.

Он подразумевал, что не оставил полностью мысль о диверсионном набеге на укрепление мистера Лилливайта, если ответы покажутся ему неудовлетворительными.

— Хорошо, — сказала я. — А что ты собираешься делать, пока я буду там?

— Я собираюсь пойти и собрать ребят, — сказал он и, быстро сжав мою руку с пожеланием удачи, отправился вниз по тропинке.

Я все еще размышляла, что он подразумевал этой загадочной фразой — каких «ребят»? почему? — пока подходила к откинутому клапану палатки, но все предположения вылетели у меня из головы, когда появился джентльмен, который так точно соответствовал описанию Марсали — «противный, толстый человек» — что у меня не возникло никаких сомнений в его идентификации. Он был низенького роста и походил на жабу, у него была лысина и объемный живот, из-за которого чуть не обрывались пуговицы запачканного едой жилета. Он уставился на меня маленькими глазами-бусинками, словно оценивая с гастрономической точки зрения.

— Добрый день, мэм, — произнес он с несколько недовольным видом, без сомнения придя к заключению, что я вряд ли приятна на вкус, но склонил голову с формальной вежливостью.

— Добрый день, — радостно ответила я, делая короткий реверанс. Никогда не вредно быть вежливой, по крайней мере, сначала. — Вы шериф, не так ли? Боюсь, что мы не были официально представлены. Я миссис Фрейзер из Фрейзерс-Риджа.

— Дэвид Анструтер, шериф округа Оранж, ваш слуга, мэм, — сказал он, снова кланяясь, хотя без всякого энтузиазма. Он также не выказал удивления при имени Джейми. Или он не был знаком с этим именем — вряд ли — или он ожидал от него посланников.

В таком случае, я не видела смысла ходить вокруг да около.

— Я так понимаю, что вы составили компанию отцу Донахью, — сказала я приятно. — Я пришла, чтобы увидеть его, я его врач.

Не знаю, чего он ожидал, но только не этого. Его челюсть отвисла, показав неправильный прикус, воспаление десен впереди и отсутствие малого коренного зуба. Прежде чем он закрыл его, из палатки вышел высокий джентльмен в темно-зеленом сюртуке и встал позади него.

— Миссис Фрейзер? — произнес он, приподняв одну бровь. Он сухо поклонился. — Вы желаете поговорить с арестованным священником?

— Арестованный? — я выразила огромное удивление. — Священник? Но что такого он мог наделать?

Шериф и судья обменялись взглядами, и судья кашлянул.

— Вероятно, вы не знаете, мадам, что незаконно вести церковные службы в Северной Каролине всем священникам, кроме представителей истинной, то есть Англиканской церкви?

Я слышала о законе, хотя я также знала, что он редко исполняется. Начать с того, что здесь было очень мало священников других конфессий, и никого не волновали странствующие проповедники — фрилансеры[62] в полном смысле этого слова — которые появлялись время от времени.

— Боже милостивый! — произнесла я, изображая потрясение так хорошо, как могла. — Нет, я понятия не имела. Боже мой! Как странно!

Мистер Лилливайт немного моргнул, и я отнесла это на счет созданного мною потрясенного впечатления. Я откашлялась и вытащила серебряную флягу и коробку с иглами.

— Хорошо. Надеюсь, недоразумение скоро разъяснится. Однако я хотела бы увидеть отца Донахью на минутку. Так как я его врач. У него… недомогание, — я слегка отодвинула крышку коробки и показала кончики игл, позволив им вообразить нечто опасно заразное, — которое требует регулярной обработки. Могу я увидеть его и провести процедуру? Я… э… не хотела бы, чтобы пациент пострадал из-за небрежения с моей стороны, — я улыбнулась настолько очаровательно, насколько возможно.

Шериф, укутавший шею воротником сюртука, выглядел злобным земноводным, но на мистера Лилливайта, казалось, моя улыбка произвела большее впечатление. Он колебался, посматривая на меня.

— Ну, я не уверен… — начал он, когда сзади меня раздались звуки шагов. Я оглянулась, почти ожидая, что увижу Джейми, но вместо этого увидела своего недавнего пациента, мистера Гудвина, с еще опухшей после моего хирургического вмешательства щекой и, слава Богу, нетронутой повязкой.

Он очень удивился, увидев меня, но приветствовал с большой сердечностью, выдохнув на меня облако алкогольных паров. Очевидно, мистер Гудвин воспринял мой совет относительно дезинфекции очень серьезно.

— Миссис Фрейзер! Надеюсь, вы не пришли лечить моего друга Лилливайта? Хотя я думаю, мистеру Анструтеру не помешала бы хорошая чистка. Будете очищать свои грязные гуморы, а, Дэвид? Ха-ха!

Он фамильярно хлопнул шерифа по спине, и Анструтер лишь слегка поморщился на это, что дало мне некоторое представление о степени важности мистера Гудвина в социальной иерархии округа Оранж.

— Джордж, мой дорогой, — тепло поприветствовал его мистер Лилливайт. — Вы знакомы с этой очаровательной леди?

— О, действительно, сэр! — мистер Гудвин повернул свое сияющее лицо ко мне. — Ведь миссис Фрейзер оказала мне большую услугу сегодня утром, большую услугу действительно! Вот, смотрите!

Он помахал своей уложенной в шину и забинтованной рукой, и я была рада увидеть, что она не причиняла ему боли, хотя, вероятно, благодарить за это надо было предпринятые им меры анестезии, а не мое мастерство.

— Она совершенно вылечила мою руку, просто прикоснувшись сюда и сюда, и вытащила мой сломанный зуб так ловко, что я не почувствовал боли! Смотрите!

Он затолкал палец в рот и оттопырил щеку, показав запачканный кровью тампон, торчащий из зубной лунки, и темный ровный стежок на десне.

— Действительно, я восхищен, миссис Фрейзер, — Лилливайт, не обращая внимания на запах чеснока и виски изо рта мистера Гудвина, с интересом заглядывал туда, и я видела, как оттопырилась его щека, когда он языком исследовал свой задний зуб.

— Но что привело вас сюда, миссис Фрейзер? — мистер Гудвин обратил лучи своей общительности на меня. — Уже поздно, может быть, вы не откажетесь поужинать у моего костра?

— О, спасибо, но я действительно не могу, — сказала я, улыбаясь со всей очаровательностью, на какую была способна. — Я пришла только для того, чтобы осмотреть другого пациента, который…

— Она хочет видеть священника, — прервал меня Анструтер.

Гудвин моргнул, слегка ошеломленный.

— Священник. Здесь есть священник?

— Папист, — подчеркнул мистер Лилливайт, оскалив рот, словно не хотел касаться губами грязного слова. — До меня дошли слухи, что среди собравшихся здесь прячется католический священник, который собирается сегодня вечером провести мессу. Я, разумеется, отправил мистера Анструтера арестовать его.

— Отец Донахью — мой друг, — вставила я настолько твердо, как могла. — И он не прятался; он был приглашен вполне открыто, как гость миссис Камерон. Он также мой пациент и ему необходимо лечение. Я пришла, чтобы помочь ему.

— Ваш друг? Вы католик, миссис Фрейзер? — мистер Гудвин выглядел потрясенным, ему, очевидно, не приходило в голову, что его зуб удалял папистский дантист, и он в шоке потрогал распухшую щеку.

— Да, — ответила я, надеясь, что быть католиком не являлось нарушением закона.

Очевидно, нет. Мистер Гудвин ткнул мистера Лилливайта в бок локтем.

— О, Рэндалл, не будь букой. Позволь миссис Фрейзер осмотреть священника, какой от этого может быть вред? А если он действительно гость миссис Камерон…

Мистер Лилливайт на мгновение сжал губы в раздумье, потом отступил в сторону и приподнял клапан входа.

— Полагаю, не будет никакого вреда, если вы осмотрите своего… друга, — медленно произнес он. — Входите, мадам.

Приближался закат, и внутри палатки было довольно темно, хотя сквозь одну ее сторону еще просвечивало опускающееся солнце. Я на мгновение прикрыла глаза, привыкая к сумраку, потом моргнула и огляделась вокруг.

вернуться

62

Внештатные сотрудники, от freelancer (англ.), означавшего в средние века солдата-вольнонаемника.

45
{"b":"222028","o":1}