ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Шорох и бормотание отвлекло мое внимание на мужчин. Мистер Лилливайт схватил за руку шерифа, наклонившегося к палатке с жадным вниманием, прошипел что-то и потащил за собой вниз по тропе. Мистер Гудвин последовал за ними, хотя и с заметной неохотой.

Шум их ухода, к сожалению, заглушил дальнейшее описание Джейми своего греха, но, к счастью, он также заглушил шелест листьев и треск сучьев сзади меня, возвестивших о появлении Брианны и Марсали с Джемми и Джоаной на руках и Германом, который, как обезьянка, висел за спиной матери.

— Я думала, они никогда не уйдут, — прошептала Брианна, всматриваясь в то место, где исчезли мистер Лилливайт и его компания? — На горизонте чисто?

— Да. Иди сюда, — сказала я, протягивая руки к Герману, который охотно пошел ко мне.

— Ou nous allons, Grand-mère?[63] — спросил он сонным голосом, уткнувшись белокурой головкой в мою шею.

— Шш. Увидеть Grand-père[64] и отца Кеннета, — прошептала я ему. — Но мы должны вести себя тихо.

— О, вот так? — сказал он громким шепотом и начал напевать вполголоса очень вульгарную французскую песенку.

— Шш! — я прикрыла ему рукой рот, мокрый и липкий от того, что он ел. — Не пой, мой хороший, мы не должны разбудить младенцев.

Я услышала тихий полузадушенный звук, который издала Марсали, приглушенное фырканье Брианны и поняла, что Джейми все еще исповедовался. Он, казалось, разошелся во всю и теперь придумывал — или я, по крайней мере, так надеялась — все новые случаи. Конечно же, он ничего такого со мной не делал.

Я, вытянув шею, осмотрелась вверх и вниз по тропе, там никого не было. Я поманила девушек, и мы пробрались сквозь темноту к палатке.

Джейми резко замолчал, когда мы проскользнули внутрь, потом быстро произнес.

— И грехи гнева, гордыни и ревности… о, и немного лжи тоже, святой отец. Аминь.

Он бросился на колени, быстро прочтя молитву раскаяния по-французски, и вскочил на ноги, забрав у меня Германа, прежде чем отец Кеннет закончил говорить «Ego te absolve».[65]

Мои глаза адаптировались к темноте, и я смогла разобрать объемные формы девушек и высокую фигуру Джейми. Он поставил Германа на стол перед священником и сказал.

— Быстро, отец мой, у нас мало времени.

— У нас также нет воды, — заметил священник. — Или вы, леди, догадались принести ее с собой?

Он поднял кремень и трутницу, пытаясь вновь зажечь лампу.

Бри и Марсали обменялись удивленными взглядами и одновременно покачали головами.

— Не беспокойтесь, святой отец, — произнес Джейми успокаивающе, и я увидела, как он потянулся к чему-то на столе. Раздался короткий шорох открываемой крышки, и прекрасный горячий запах виски заполнил палатку, а слабый колеблющийся свет фитиля разгорелся в ровное ясное пламя.

— При данных обстоятельствах… — сказал Джейми, протягивая открытую фляжку священнику.

Отец Кеннет сжал губы, но скорее от подавленного смеха, чем от раздражения.

— При данных обстоятельствах, да, — повторил он. — И что может быть более подходящим, в конце концов, чем вода жизни?

Он расстегнул свой воротник и вытянул висящие на кожаном ремешке деревянный крест и маленькую стеклянную бутылочку, закупоренную пробкой.

— Святой елей, — объяснил он, открыл бутылочку и поставил ее на стол. — Благодарения Пречистой деве, что они были у меня на теле. Шериф забрал коробку с моими принадлежностями для мессы, — он сделал быструю инвентаризацию объектов на столе, отсчитывая их пальцах. — Огонь, елей, вода — что-то вроде того — и ребенок. Очень хорошо. Вы и ваш муж будете крестными родителями, я полагаю, мэм?

Он адресовал вопрос мне, так как Джейми подошел к выходу.

— Для всех их, отец, — сказала я и крепко схватила Германа, который, казалось, собирался спрыгнуть со стола. — Потерпи, милый, еще немного.

Услышав тихий свист металла, вытягиваемого из кожаных ножен, я оглянулась и увидела, что Джейми стоял на страже у входа с кинжалом в руке. Приступ мрачного предчувствия сжал мой желудок, и я услышала, как Брианна рядом потянула воздух.

— Джейми, сын мой, — произнес отец Кеннет тоном легкого упрека.

— Продолжайте, пожалуйста, святой отец, — очень спокойно ответил Джейми. — Я хочу крестить своих внуков сегодня вечером, и никто не сможет мне помешать.

Священник вздохнул с небольшим присвистом, потом покачал головой.

— Да. И если вы кого-нибудь убьете, я надеюсь, у меня будет время снова отпустить вам грехи, прежде чем нас обоих повесят, — пробормотал он, беря масло. — Если у вас будет выбор, убейте шерифа, дорогой, хорошо?

Резко переключившись на латынь, он откинул копну светлых волос Германа, и его большой палец ловко чиркнул по лбу губам и животу мальчика, делая крестное знамение, отчего тот согнулся и захихикал.

— От-имени-этого-ребенка-вы-отказываетесь-от-сатаны-и-всех-его-деяний? — спросил он, говоря настолько быстро, что я едва поняла, что он снова перешел на английский, и только успела присоединиться к Джейми в ответе крестных родителей, послушно произнеся «я отказываюсь от них».

Я нервничала, прислушиваясь к любым звукам, которые могли возвестить о возвращении мистера Лилливайта и шерифа, воображая, какая шумиха поднимется, если они обнаружат отца Кеннета, совершающего то, что они, без сомнения, посчитают незаконной «церемонией».

Я оглянулась на Джейми; он смотрел на меня и слабо улыбнулся в ответ на мой взгляд, как я поняла, пытаясь ободрить меня. Если так, то он потерпел неудачу, я слишком хорошо его знала. Он хотел, чтобы его внуки были крещены, и он сделает все, чтобы их души были вручены заботе Бога, даже если для этого ему придется умереть, или все мы попадем в тюрьму, включая Брианну, Марсали и детей. Из таких людей получаются мученики, а их семьи должны разделить их судьбу.

— Верите-ли-вы-в-Единого-Бога-Отца-Сына-и-Святого-духа?

— Упрямец, — сказала я Джейми одними губами. Его улыбка расширилась, и я отвернулась, торопливо присоединившись к его твердому «верю». Были ли это шаги снаружи, или просто ветер стучал ветвями деревьев?

Вопросы и ответы закончились, и священник улыбнулся мне, похожий на горгулью в мерцающем свете масляной лампы. Его здоровый глаз коротко подмигнул.

— Будем считать, что ваши ответы будут такими же для других детей, да, мэм? Какое крещеное имя вы дадите этому мальчику?

Не снижая темпа, священник поднял фляжку и вылил немного виски на голову мальчика, приговаривая.

— Крещу тебя Германом Александером Клоделем МакКензи Фрейзером во имя Отца, Сына и Святого духа. Аминь.

Герман наблюдал эту операцию с глубоким интересом и скосил большие синие глаза, когда янтарная капля проползла по его крошечному носику и капнула с кончика. Он высунул язык, чтобы поймать каплю, и сморщился от ее вкуса.

— Фу, — сказал он громко. — Лошадиная моча.

Потрясенная Марсали прошипела короткое «Тсс!», но священник просто хихикнул, снял Германа со стола и подозвал Бри.

Она держала Джемми на руках над столом, словно жертву, и не сводила глаз с его лица. Потом я увидела, как она слегка дернула головой, привлеченная звуками снаружи. Я прислушалась, звучали возбужденные, но не пьяные голоса мужчин.

Я напряглась, боясь посмотреть на Джейми. Если они войдут, решила я, то я схвачу Германа, подлезу под дальнюю полу палатки и убегу. Потом я почувствовала легкий толчок локтем, Бри пододвинулась ко мне.

— Все в порядке, мама, — прошептала она. — Это Роджер и Фергюс.

Они кивнула в темноту и обратила свое внимание на Джемми.

Кожу на моих висках закололо от облегчения. Теперь, когда я знала это, я могла разобрать властный немного носовой звук голоса Фергюса, который что-то громко повествовал, и низкий грохот шотландского говора, по-видимому, Роджера. Раздалось тоненькое хихиканье, принадлежащее мистеру Гудвину, которое сопровождалось аристократически протяжным замечанием мистера Лилливайта.

вернуться

63

Куда мы идем, бабушка? (фр.)

вернуться

64

Дедушка (фр.)

вернуться

65

Отпускаю тебе грехи (лат.)

48
{"b":"222028","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Рой
Блондинки тоже в тренде
Наши судьбы сплелись
Зона навсегда. В эпицентре войны
Город. Сборник рассказов и повестей
Ужас на поле для гольфа. Приключения Жюля де Грандена (сборник)
Не благодари за любовь
Как в СССР принимали высоких гостей
Airbnb. Как три простых парня создали новую модель бизнеса