ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

— Кроме того, совсем не странно для молодой женщины думать о таких вещах. Марсали спрашивала меня об этом перед свадьбой с Фергюсом.

— О, вот как? — он приподнял одну бровь. — Разве ты ей не рассказала?

— Конечно, рассказала!

— Что бы ты не сказала, это не работает, не так ли? — один уголок его рта приподнялся в циничной усмешке. Герман родился приблизительно через десять месяцев после свадьбы его родителей, и Марсали забеременела Джоан в течение нескольких дней, как отняла его от груди.

Я почувствовала, что щеки мои раскраснелись.

— Ничто не работает постоянно, даже современные методы. И что касается Марсали — ничто вообще не работает, если это не использовать.

Фактически, Марсали не желала беременеть не потому, что не хотела ребенка, а потому, что боялась, что мысль о беременности может помешать ее близости с Фрегюсом. «Когда мы ляжем в постель, я хочу, чтобы мне это понравилось», вспомнила я ее слова тогда и улыбнулась воспоминанию.

Я цинично подумала, что ей это понравилось, и она решила, что беременность вряд ли уменьшит ее наслаждение Фергюсом. Но что касается страхов Джейми насчет Брианны, то, конечно, между ней и Роджером существует тесная близость. Однако, это вряд ли…

Одна из рук Джейми осталась сплетенной с моими пальцами, другая тихо скользнула вниз вдоль моего тела.

— О, — произнесла я, начиная терять ход моих мыслей.

— Таблетки, ты говорила? — его лицо было очень близко, глаза прикрыты, пока он работал руками. — Значит, так это делается?

— Хм… о, да.

— Ты не взяла их с собой, — спросил он, — когда вернулась?

Я сделала глубокий вдох и выдохнула, чувствуя, что начала таять.

— Нет, — ответила я слабым голосом.

Он сделал паузу, слегка сжав ладонью внизу.

— Почему нет? — спросил он тихо.

— Я… ну… я действительно… я думала… их нужно принимать постоянно. Я не могла принести много. Есть более радикальное средство, небольшая операция. Это просто, и навсегда делает человека бесплодным.

Я сглотнула. Готовясь к возвращению в прошлое, я серьезно раздумывала о возможной беременности и рисках, связанных с ней. Я знала, что вероятность была очень маленькой, учитывая мой возраст и предыдущий опыт, но все же…

Джейми стоял неподвижно, смотря вниз.

— Ради бога, Клэр, — сказал он, наконец, низким голосом. — Скажи, что ты сделала это.

Я глубоко вздохнула и сжала его пальцы.

— Джейми, — сказала я мягко, — если бы я сделала это, то я сказала бы тебе, — я снова сглотнула. — Ты хотел бы, чтобы я сделала?

Он все еще держал мою руку. Его другая рука оставила мое укромное место и легла на мою спину, прижимая меня к его телу. Кожа его была теплой, почти горячей.

Мы стояли близко друг к другу, прижимаясь телами, несколько минут. Потом он вздохнул, и его грудь приподнялась под моим ухом.

— У меня достаточно детей, — сказал он спокойно. — У меня только одна жизнь, и она твоя, mo chridhe.

Я потянулась и коснулась его лица. Оно было изборождено морщинами от усталости и поросло щетиной; он не брился несколько дней.

Я думала об этом. И почти решилась попросить знакомого хирурга сделать мне стерилизацию. Здравый смысл говорил в пользу этого, нет смысла рисковать. И все же… не было никакой гарантии, что я переживу переход, попаду в нужное время и место, или найду его снова. И еще меньше был шанс, что я забеременею в моем возрасте.

И все же, расставшись с ним на долгое время, не зная, смогу ли я вообще найти его, я не смогла заставить себя лишить нас этой возможности. Я не хотела больше детей. Но если я найду его, и он захочет… тогда я рискнула бы ради него.

Я потрогала его, и он сделал тихий горловой звук, тесно прижав меня к себе и зарывшись лицом в мои волосы. Наша любовь всегда была риском и обещанием — ибо если он держал мое тело, ложась со мной, то я держала его душу и знала это.

— Я думала, что ты никогда не увидишь Брианну. И я не знала о Вилли. Было бы неправильно, если бы я лишила тебя шанса иметь другого ребенка, не сказав тебе.

«Ты кровь от крови моей, — сказала я ему когда-то, — кость от кости моей». Это было так и будет всегда, независимо от того, будут у нас дети или нет.

— Я не хочу другого ребенка, — прошептал он. — Я хочу тебя.

Его рука поднялась, как бы сама по себе, и коснулась моей груди кончиками пальцев, оставив на коже прохладу душистого зеленого крема. Я обняла его талию рукой и шагнула назад, ведя его к кровати. У меня едва хватило времени загасить свечу.

— Не беспокойся о Брианне, — сказала я, дотрагиваясь до него, когда он поднялся надо мной, вырисовываясь темным силуэтом в свете камина. — Роджер собирал траву для нее. Он знает, чего она хочет.

Он издал глубокий смешок, который прервался, когда он скользнул между моих ног, где все было готово и хорошо смазано, и который превратился в тихий стон удовольствия и слияния, когда он вошел в меня.

— Я тоже знаю, чего я хочу, — сказал он приглушенно в мои волосы. — Я подарю тебе завтра еще один букет.

Полубесчувственная от усталости, ослабевшая от любви и убаюканная комфортом мягкой кровати и чистого белья, я спала, как мертвая.

Где-то ближе к рассвету мне стали сниться приятные бесформенные сны о прикосновениях и цвете. Маленькие руки коснулись моих волос, погладили мое лицо; я повернулась на бок, воображая во сне, что кормлю грудью маленького ребенка. Крошечные нежные пальчики мяли мне грудь, и я подняла руку, пытаясь коснуться головы ребенка. И он укусил меня.

Я завопила и села в постели, увидев, как серая фигурка скользнула по одеялу и исчезла в ногах кровати. Я завопила еще громче.

Джейми слетел с кровати, перекатился по полу и вскочил на ноги, набычившись и сжав кулаки.

— Что? — спросил он, дико оглядываясь вокруг в поисках мародеров. — Кто? Что?

— Крыса! — сказала я, указывая дрожащим пальцем на место, где серая фигурка исчезла между головкой кровати и стеной.

— О, — его плечи расслабились, и он, моргая, провел руками по лицу и волосам. — Крыса?

— Крыса в нашей кровати, — сказала я, совсем не расположенная рассматривать этот факт спокойно. — Она укусила меня!

Я стала придирчиво рассматривать мою раненную грудь. Крови не было, только несколько крошечных следов уколов, которые немного саднили. Тем не менее, я подумала о бешенстве, и моя кровь похолодела.

— Не беспокойся, сассенах. Я разберусь с ней.

Расправив плечи, Джейми взял кочергу возле камина и целеустремленно двинулся к изножью кровати. Головка была из цельного дерева, и между нею и стеной оставалось только несколько дюймов свободного пространства. Крыса была поймана в ловушку, если она не успела убежать за секунду между моим криком и прыжком Джейми из-под одеяла.

Я встала на колени, готовая спрыгнуть с кровати в случае необходимости. Сосредоточено хмурясь, Джейми сжал кочергу и свободной рукой откинул одеяло.

Он с силой ткнул кочергой… и внезапно отдернул, ударив ею по стене.

— Что? — спросила я.

— Что-о-о? — эхом отозвался он изумленным тоном. Он согнулся ближе, прищурившись в тусклом свете, потом начал смяться. Он положил кочергу, сел на корточки и медленно потянулся рукой к щели между головкой кровати и стеной, издавая сквозь зубы тихие щебечущие звуки, словно далеко в кустарнике кормились птички.

— Ты разговариваешь с крысой? — я поползла в ноги кровати, но он показал мне кивком головы вернуться назад, продолжая щебетать.

Я нетерпеливо ждала. Через минуту он схватил что-то и издал тихое довольное восклицание. Он встал, улыбаясь, серое пушистое тельце, которое он держал за шкирку, свисало словно маленький кошелек.

— Вот твой маленький разбойник, сассенах, — сказал он и мягко положил шарик серого меха на одеяло. Огромные глаза бледно-зеленого цвета, не мигая, уставились на меня.

— О, Боже, — сказала я. — Откуда ты появился?

Я очень медленно протянула палец. Котенок не двигался. Я коснулась края крошечной шелковистой челюсти, и большие глаза зажмурились, превратившись в узкие щелочки, когда он стал тереться о мой палец. Удивительно глубокое для такого миниатюрного тельца мурлыканье наполнило спальню.

64
{"b":"222028","o":1}