ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

— Вот, — сказал Джейми с огромным удовлетворением, — подарок, который я хотел подарить тебе, сассенах. Он будет защищать твой медицинский кабинет от вредителей.

— Ну, наверное, от очень маленьких вредителей, — произнесла я, с сомнением разглядывая подарок. — Я думаю, большой таракан может утащить его в свою нору, не говоря уже о мыши.

— Он вырастет, — уверил меня Джейми. — Посмотри на его лапы.

Он — а это действительно был он — перекатился на спинку, притворившись мертвым жуком, и задрал лапы кверху. Каждая лапка была примерно размером с большой медный пенни, огромная по сравнению с маленьким телом. Я коснулась крохотных подушечек, нежно-розовых среди серой шерсти, и котенок стал извиваться в экстазе.

Раздался осторожный стук в дверь, и я поспешно натянула простынь, прикрывая грудь. Дверь приоткрылась и лохматая голова мистера Вемисса с волосами, словно копна соломы, высунулась из коридора.

— Э-э… я надеюсь, все хорошо, сэр? — спросил он, близоруко щурясь. — Моя дочка разбудила меня и сказала, что где-то шумят, а потом мы услышали удар, и…

Он торопливо перевел взгляд с меня на выбоину в стене, оставленную кочергой.

— Да, все хорошо, Джозеф, — уверил его Джейми. — Просто маленький котенок.

— О, да? — мистер Вемисс украдкой бросил взгляд на кровать, и его худое лицо расцвело улыбкой, когда он увидел пятно серого меха. — Котеночек, да? Думаю, он станет прекрасным помощником на кухне.

— Да, кстати, насчет кухни, Джозеф будьте добры отправьте свою девочку, чтобы она принесла блюдечко сливок для котенка, хорошо?

Мистер Вемисс кивнул и исчез, послав еще одну улыбку котенку.

Джейми потянулся, зевая, и энергично почесал голову обеими руками, отчего его волосы стали торчать еще более дико. Я смотрела на него с чисто эстетическим удовольствием.

— Ты похож на мамонта, — сказала я.

— О? И какой он из себя, кроме того, что большой?

— Это своего рода доисторический слон. Такие животные с длинными хоботами.

Он, прищурившись, поглядел вниз вдоль своего тела.

— Ну что ж, благодарю за комплимент, сассенах, — сказал он, — мамонт, значит, да?

Он снова вскинул руки вверх и потянулся, небрежно выгибая спину, от чего — совершенно непреднамеренно, я думаю — увеличил сходство, которое можно найти между полувозбужденной частью утренней анатомии мужчины и лицевым украшением животного семейства толстокожих.

Я рассмеялась.

— Это не совсем то, что я имела в виду, — сказала я. — Хватит тянуться, Лиззи может прийти в любую минуты. Надень рубашку или залезай в кровать.

Звук шагов в коридоре, заставил его нырнуть под одеяло, отчего котенок испуганно бросился прочь, цепляясь коготками за простыню. Это был снова мистер Вемисс, который решил сам принести молоко, чтобы не подвергать свою дочь возможному риску увидеть Самого обнаженным.

Погода была великолепной. Вчера ночью мы не закрыли окна, и теперь в них было видно небо цвета свежих устриц, влажное и жемчужно-серое. Мистер Вемисс взглянул на него, кивнул головой в ответ на благодарность Джейми, и поковылял назад в свою кровать, довольный, что может еще полчаса подремать до рассвета.

Я выпутала котенка, нашедшего убежище в моих волосах, и поставила его рядом с блюдцем. Я не думала, что он когда-либо в жизни видел сливки, но запаха было достаточно, и через мгновение он уже измазал свои усы, лакая изо всех сил.

— Здорово уплетает, — заметил Джейми с одобрением. — Я могу слышать его отсюда.

— Он такой милый, где ты его взял? — я устроилась в изгибе тела Джейми, наслаждаясь его теплом. Огонь почти прогорел за ночь, и воздухе в спальне был холодный с кисловатым запахом пепла.

— Нашел в лесу, — Джейми широко зевнул и положил голову на мое плечо, наблюдая за котенком, который предавался греху чревоугодия. — Я думал, что я его потерял, когда Гидеон понесся. Наверное, он заполз в одну из седельных сумок и приехал сюда вместе с остальными вещами.

Сонно прижавшись друг к другу в теплом гнезде нашей кровати, мы лежали в блаженном оцепенение, пока небо за окнами не посветлело, а воздух не наполнился голосами проснувшихся птиц. Дом также просыпался, снизу донесся плач ребенка, сопровождаемый ропотом голосов и звуками движения. Нужно было подниматься — предстояло многое сделать — но ни один из нас не двигался, никто не желал нарушать ощущение мирного убежища. Джейми тихо вздохнул, обдав теплом мое плечо.

— Неделя, я думаю, — сказал он спокойно.

— До твоего отъезда?

— Да. Этого времени хватит, чтобы наладить дела здесь и поговорить с мужчинами Риджа. Потом неделя, чтобы проехать от Линии соглашения до Пьяного ручья и объявить сбор, потом я приведу их сюда для обучения. Если Трайон призовет милицию…

Некоторое время я лежала тихо, обвив руки Джейми, его ладонь лежала на моей груди.

— Если он призовет, то я пойду с вами.

Он поцеловал меня сзади в шею.

— Ты хочешь этого? — спросил он. — Я не думаю, что это необходимо. Ни ты, ни Бри не знаете, что здесь в это время были какие-то сражения.

— Это лишь означает, что если сражения были, то они были не большим, и потом это разные места, — сказала я. — Эти Колонии огромны, Джейми. А через двести лет мелкие конфликты просто забудутся. Что касается Бостона… — я вздохнула и сжала его руку.

Сама я мало что знала о событиях в Бостоне, но Бри, которая росла там, изучала в школе местную историю и историю США. Я слышала, как она рассказывала Роджеру о бостонской резне — небольшой конфронтации между местными жителями и британскими войсками, которая имела место в прошлом марте.

— Да, наверное, ты права, — сказал он. — Однако мне не кажется, что все это выльется во что-нибудь серьезное. Думаю, Трайон только хочет припугнуть регуляторов и призвать их к порядку.

Это было весьма вероятно. Однако я хорошо знала старую пословицу «Человек предполагает, а Бог располагает», и зависит ли это от Бога или от Уильяма Трайона, но только небеса знают, что может случиться.

— Ты так думаешь? — спросила я. — Или только надеешься?

Он вздохнул и вытянул ноги, его рука на моей талии напряглась.

— И так, и так, — сказал он. — Главным образом я надеюсь. И я молюсь. Но я действительно так думаю.

Котенок полностью вылакал блюдце. Он с тихим шлепком сел на свой маленький зад и облизал остатки сливок с мордочки, потом медленно направился к кровати с заметно раздувшимися боками. Он запрыгнул на одеяло рядом со мной и, растянувшись, быстро заснул.

Возможно не совсем, потому что я чувствовала тихую дрожь его урчания через одеяло.

— Как мне его назвать, как ты думаешь? — вслух размышляла я, поглаживая кончик мягкого тонкого хвостика. — Пятнышко? Пушок? Облачко?

— Дурацкие имена, — сказал Джейми с ленивой терпимостью. — Вы так называли своих кошечек в Бостоне? Или в Англии?

— Нет. У меня никогда раньше не было кошек, — сообщила я ему. — У Фрэнка была аллергия на них; они заставляли его чихать. А какое подходящее шотландское имя для кота — Диармуид? МакДжилливрей?

Он фыркнул и рассмеялся.

— Адсо, — сказал он уверенно, — назови его Адсо.

— Что это за имя? — спросила, повернувшись к нему в удивлении. — Я слышала много странных шотландских имен, но не это.

Он оперся подбородком на мое плечо, наблюдая за котенком.

— У моей матери был котенок по имени Адсо, — сказал он. — Серый котенок совсем такой же, как этот.

— Да? — я положила руку на его ногу. Он редко говорил о своей матери, которая умерла, когда ему было восемь лет.

— Да. Редкостный мышелов и очень любил мою мать, хотя нас, детей, не любил, — он улыбнулся воспоминанию. — Возможно потому, что Дженни одевала его в кукольное платье и кормила сухарями, а я как-то бросил его в запруду возле мельницы, чтобы посмотреть умеет ли он плавать. Между прочим, он умел, — сообщил он мне, — но ему страшно не понравилось.

— Не могу сказать, что обвиняю его, — сказала я. — Но почему Адсо? Это имя какого-то святого?

65
{"b":"222028","o":1}