ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Это нарушило настрой, и он отпустил ее, отстраняясь.

— Ты хочешь возвратиться? — спросил он.

Она сжала губы и покачала головой.

— Нет. Давай отойдем подальше от дома. Мы ведь не хотим беспокоить их шумом. Стрельбой, я имею в виду.

Он усмехнулся, и она почувствовала, как горячая кровь бросилась ей в лицо. Нет, она не могла притворяться, что не понимает. Для их экспедиции было больше причин, чем только стрельба.

— Да, и это тоже, — сказал он, наклонившись за своими чулками и башмаками. — Идем.

Она отказалась обуться, но воспользовалась возможностью и захватила ружье. Не то что бы она не доверяла ему, хотя нужно признать, что он никогда не стрелял из такого ружья. Просто ей нравилось ощущать его сбалансированный вес на своем плече и чувствовать себя в безопасности, даже если оно не было заряжено. Это был пехотный мушкет более пяти футов длиной и весил добрых десять фунтов, но торец приклада из полированного ореха уютно помещался в ее ладони, а стальной ствол удобно лежал на плече, направив дуло к небу.

— Ты собираешься идти босиком? — Роджер бросил скептический взгляд на ее ноги, потом вперед на склон горы, где тропинка заросла кустами ежевики и была усеяна упавшими ветками.

— Совсем немного, — уверила она его. — Я часто ходила босиком, когда была маленькой. Папа — Фрэнк — водил нас в горы каждое лето, в Уайт-Маунтинс или Адирондак. После недели путешествий мои подошвы так грубели, что я могла ходить по раскаленным углям.

— Я тоже ходил босиком, — сказал он и снял башмаки. — Хотя, — продолжил он с кивком на заросшую тропинку, которая пролегала через кустарник и выступающие скальные образования, — ходить по берегу Несса или по гальке залива Ферта намного легче, чем здесь.

— Да, — сказала она, глядя на свои ноги с несколько хмурым видом. — Как давно ты прививался против столбняка? На тот случай, если ты наступишь на что-то острое.

Он уже поднимался по тропинке впереди нее, осторожно ставя ноги.

— Я сделал прививки от всего, что только было возможно, прежде чем пройти через камни, — уверил он, оглядываясь через плечо. — Тиф, холера, тропическая лихорадка и другие. Я думаю, в том числе и от столбняка.

— Тропическая лихорадка? Думаю, я тоже сделала прививки против всего, но про тропическую лихорадку даже не вспомнила.

Зарываясь длинными пальцами в ворохи высохшей травы, она сделала несколько длинных шагов и догнала его.

— Здесь эта прививка не понадобится.

Тропа шла вдоль крутого склона, поросшего желтыми растениями, и ныряла под нависающие ветви черно-зеленой тсуги. Он приподнял тяжелые ветви, и она, предусмотрительно спустив ружье с плеча, нырнула под них в ароматный полусумрак.

— Я не знал, куда мне придется отправиться, — раздался сзади нее приглушенный во влажной темноте голос Роджера. — Если бы пришлось попасть в прибрежные города или Вест-Индию, то там водились… водятся, — автоматически поправил он себя, — африканские болезни, завезенные рабами. Решил, что лучше быть готовым.

Она использовала неровности почвы, чтобы не отвечать, но была немного встревожена и в то же время приятно обрадована узнать, насколько он был готов искать ее.

Земля была покрыта коричневыми иглами тсуги, обильно пропитанными влагой; под ее ногами они не издавали треска и совсем не кололись. Они были прохладными и слегка пружинили — слой игл на земле был, по крайней мере, в фут толщиной — давая ее подошвам приятное ощущение.

— Оу!

Роджер, не столь удачливый, как она, наступил на гнилую хурму и, поскользнувшись, схватился за куст падуба, который уколол его иголками, расположенными на концах листьев.

— Дерьмо, — сказал он и пососал раненный палец. — Хорошо иметь прививку против столбняка, да?

Она согласно рассмеялась, но тревога поселилась в ее сердце. А как же Джемми, когда он начнет лазить босиком по горам? Она видела, что маленькие МакЛеоды и Чизхолмы, не говоря уже о Германе, постоянно были в синяках и царапинах, и почти еженедельно получали какие-нибудь травмы. Она и Роджер были защищены от таких болезней, как дифтерия и тиф, но у Джемми такой защиты не было.

Она сглотнула, вспомнив предыдущий вечер. Этот кровожадный конь укусил руку отца, и Клэр, усадив мужа перед огнем и сняв с него рубашку, обрабатывала и перевязывала рану. Джемми высунул любопытную голову из кроватки, и дед, улыбаясь, вытащил его и усадил к себе на колени.

— Скачем-поскачем, — приговаривал он, подкидывая восхищенного Джемми вверх и вниз. — Этот проклятый конь! Скачем-поскачем. К черту его и в огонь!

Но не эта очаровательная сценка, когда две рыжеволосые головы весело хихикали, довольные друг другом, пришла ей на ум, а свет очага, мерцающий на чистой нежной коже ее сына, яркое серебро паутины шрамов на спине отца, и темно-красная рана на его руке. Время сейчас было опасное для мужчин.

Она не могла уберечь Джемми от вреда, она знала это. Но мысль о нем — или Роджере — заболевших или травмированных, заставила ее желудок сжаться, и холодный пот выступил на ее лице.

— Как твой палец? — она повернулась к удивленному Роджеру, который совершенно забыл о нем.

— Что? — он озадаченно взглянул на нее. — Ах да, хорошо.

Она взяла его руку и поцеловала уколотый палец.

— Будь осторожен, — сказала она яростно.

Он рассмеялся немного удивленно под ее пристальным взглядом.

— Хорошо, — сказал он и кивнул на ружье в ее руках. — Не волнуйся, хотя я не стрелял из такого ружья, я немного знаю о них, и я не отстрелю себе пальцы. Как ты думаешь, вот это место подойдет для небольшой практики?

Они вышли на свободное пространство, высокогорный луг, покрытый травой и рододендронами. На его дальней стороне росли осины; остатки золотых и темно-красных листьев на их ветвях трепетали на фоне синего неба. Где-то булькал невидимый ручей, и краснохвостый ястреб кружил вверху. Солнце поднялось уже довольно высоко, согревая теплом его плечи.

— Подходит, — сказала она и спустила ружье с плеча.

Это было красивое оружие больше пяти футов длиной, но так отлично сбалансированное, что из него можно стрелять, положив дуло на вытянутую руку, и оно не дрогнет, что Брианна и продемонстрировала.

— Видишь? — сказала она, одним плавным движением вскидывая ружье. — Кладешь левую руку так, правую на курок, приклад упираешь в плечо. Аккуратно, помни об отдаче.

Она слегка ударила ореховым прикладом в свое плечо для иллюстрации, потом вручила ружье Роджеру, выказав при этом больше нежности, чем вручая ему дитя, с насмешкой отметил он. С другой стороны, насколько он мог сказать, Джемми был более крепким, чем ружье.

Она показала ему порядок действий. Он, закусив губу, тщательно имитировал ее движения: откусить зубами бумажную закрутку на пуле, забить ее в дуло, утрамбовать и проверить. При этом он испытывал раздражение от своей неловкости и в тайне был очарован — и более того возбужден — естественной, свирепой грацией ее движений.

Ее руки были почти такой же длины, как и его собственные, хотя с более тонкими костями, и она обращалась с огромным ружьем с такой же легкостью, как другие женщины с иглой или метлой. На ней были полотняные бриджи, и ее длинные мускулы вырисовались под ними, когда она присела возле него на корточки, роясь в кожаной сумке.

— Что? Ты взяла с собой обед? — пошутил он. — Я думал, мы кого-нибудь пристрелим и приготовим обед из него.

Она, проигнорировав шутку, вытащила рваный белый платок, чтобы использовать его в качестве мишени, и встряхнула, критически рассматривая. Когда-то он считал, что она пахнет жасмином и травой, теперь же она пахла порохом, кожей и потом. Он вдохнул запах, поглаживая деревянный приклад.

— Готов? — спросила она, глядя на него с улыбкой.

— О, да, — ответил он.

— Проверь кремень и запал, — сказала она, поднимаясь, — а я приколю мишень.

Со спины, с рыжими тесно перевязанными волосами, одетая в свободную охотничью рубаху из оленьей кожи, которая достигала ее бедер, она потрясающе походила на своего отца. «Хотя перепутать их невозможно», — подумал он. В брюках или нет, у Джейми Фрейзера никогда в жизни не было такой задницы. Он наблюдал, как она шла, и поздравлял себя с выбором учителя.

69
{"b":"222028","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Войти в «Поток»
Здравый смысл и лекарства. Таблетки. Необходимость или бизнес?
Я и мои 100 000 должников. Жизнь белого коллектора
Дети мои
Циник
Попутчица. Рассказы о жизни, которые согревают
Смерть в белом халате
Победители. Хочешь быть успешным – мысли, как ребенок