ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Level Up 3. Испытание
Борис Сичкин: Я – Буба Касторский
Аромат желания
Тайны жизни Ники Турбиной («Я не хочу расти…)
Моя девушка уехала в Барселону, и все, что от нее осталось, – этот дурацкий рассказ (сборник)
Чудо-Женщина. Вестница войны
Земля живых (сборник)
Гениальная уборка. Самая эффективная стратегия победы над хаосом
Войти в «Поток»
Содержание  
A
A

Не в первый раз я пожалела, что не знала больше. Как долго ассамблея функционировала в колонии?

Брианна расхаживала вокруг колодца, задумчиво хмуря брови.

— Труба, — сказала она без предисловий. — Люди делали в это время водопроводы из металлических труб? Римляне делали, но…

— Я видела металлические трубы в Париже и Эдинбурге для отвода воды с крыш во время дождя, — предположила я. — Значит, водопровод есть. Хотя я не уверена, что видела что-нибудь подобное в колониях. Если даже есть, это ужасно дорого.

Кроме самых простых вещей таких, например, как подковы, все скобяные товары завозились их Англии, также как и металлы: медь, латунь и свинец.

— Хмм, по крайней мере, они знают, что это такое, — она прищурила глаза, вычисляя наклон между колодцем и домом, потом покачала головой и вздохнула. — Я могу сделать насос, я думаю. Но провести воду в дом проблематично, — она внезапно зевнула и моргнула, отчего на глазах у нее появилась влага. — Боже, я так устала, что не могу думать. Джемми всю ночь проплакал, и когда он, наконец, заснул, заявились Мюллеры. Я думаю, я вообще не спала этой ночью.

— Мне это знакомо, — сказала я с сочувственной улыбкой.

— Я была беспокойным ребенком? — спросила она и улыбнулась мне в ответ.

— Очень, — ответила я и повернулась к дому. — А где ребенок?

— Он с…

Брианна внезапно застыла, схватив мою руку.

— Что… — произнесла она. — Что это, ради Бога?

Я обернулась и почувствовала судорогу потрясения под ложечкой.

— Совершенно очевидно, что это такое, — сказала я, медленно направляясь к нему. — Вопрос в том, зачем?

Это был крест. Точнее большой крест — семи футов высотой — сделанный из сухих сосновых стволов, очищенных от ветвей и связанных веревкой. Он был установлен в ограде возле большой голубой ели, охраняющей дом.

Он не бросался в глаза, но его тихое присутствие, казалось, доминировало во дворе, подобно дарохранительнице в церкви. В то же время, было очевидно, что он был поставлен здесь не в знак почитания или для защиты. На самом деле, он выглядел зловещим.

— У нас будет собрание секты? — Брианна дернула ртом, пытаясь обернуть все в шутку. Крест заставил ее почувствовать тревогу так же, как и меня.

— Не то, чтобы я об этом слышала.

Я медленно обошла его, осматривая сверху донизу. Его сделал Джейми, насколько я могла судить по качеству исполнения. Стволы были выбраны прямые и симметричные, тщательно очищенные от веток, концы заужены. На перекрестье стволов были сделаны аккуратные выемки, и в этом месте они были перевязаны веревкой с искусностью моряка.

— Возможно, па решил основать свою собственную религию, — Брианна приподняла бровь; она также признала мастерство.

Из-за угла дома внезапно появилась миссис Баг с миской корма для цыплят. Она резко остановилась, увидев нас, и ее рот тут же раскрылся. Я инстинктивно приготовилась к нападению и услышала тихое хихиканье Брианны.

— О, вот вы где, мэм! Я сказала Лиззи, что это позор, совершеннейший позор, что эти отродья перерыли весь дом сверху донизу, и их грязные объедки разбросаны по всему дому, даже в кабинете у Самой, и Лиззи сказала мне, да, она сказала…

— В моем хирургическом кабинете? Что? Где? Что они наделали? — забыв про крест, я поспешила к дому, преследуемая по пятам миссис Баг, которая все еще продолжала говорить.

— Я сама поймала двух маленьких дьяволят, которые играли с вашими прекрасными синими бутылками, и будьте уверены, я надрала им уши так, что думаю, у них все еще в них звенит, противные дети. И еще они разбросали у вас испорченную пищу.

— Мой хлеб! — я уже вошла в холл и распахнула двери кабинета, чтобы увидеть, что все было идеально прибрано, включая столешницу, где я держала мои новые образцы для экспериментов с пенициллином. Теперь дубовая столешница была совершенно пуста и влажно блестела от уборки.

— Отвратительно, это было совершенно отвратительно, — сказала миссис Баг позади меня. Она сжала губы с чопорным достоинством. — Покрытый плесенью, весь покрытый, и синий весь, и…

Я глубоко вздохнула, сжав опущенные руки в кулаки, чтобы не наброситься и не задушить ее. Я закрыла дверь в кабинет, пряча пустую столешницу, и повернулась к маленькой шотландке.

— Миссис Баг, — произнесла я, с большим усилием удерживая голос спокойным. — Вы знаете, как я ценю вашу помощь, но я бы просила вас…

Входная дверь распахнулась и врезалась в стену возле меня.

— Ты проклятая старая метла! Как ты смеешь поднимать руки на моих детей!

Я обернулась и оказалась нос к носу с миссис Чизхолм с пылающим от ярости лицом и метлой в руке; два раскрасневшихся малыша со следами слез на мордашках цеплялись за ее юбки. Она полностью проигнорировала меня, сосредоточив все свое внимание на миссис Баг, которая стояла рядом со мной, ощетинившись, как маленький ежик.

— Ты и твои драгоценные дети! — закричала миссис Баг с негодованием. — Да ведь если бы ты заботилась о них, ты бы воспитала их надлежащим образом и научила отличать плохое от хорошего, а не бросила бы их носиться по дому, как диких обезьян, ломая все от чердака до порога и хватая своими грязными ручонками все, что плохо лежит!

— Ну, ну, миссис Баг, я уверена, что они не хотели…

Моя попытка установления мира была заглушена воплями всех трех Чизхолмов; сама миссис Чизхолм безусловно вопила громче всех.

— Кто ты такая, чтобы обвинять моих детей в воровстве, ты старая болтливая паучиха!

Разгневанная мамаша угрожающе замахнулась метлой, пытаясь достать миссис Баг. Я быстро вклинилась между воюющими сторонами.

— Миссис Чизхолм, — сказала я, поднимая руку в умиротворяющем жесте. — Маргарет. Я уверена, что…

— Кто я? — миссис Баг, казалось, расширилась, как поднимающееся тесто. — Кто я? Да я ведь честная женщина и христианская душа! Кто ты такая, чтобы разговаривать таким образом с теми, кто старше и лучше тебя? Ты и твое проклятое племя шлялись по горам в лохмотьях и тряпках без всего, кроме горшка для мочи!

— Миссис Баг! — воскликнула я, поворачиваясь к ней. — Вы не должны…

Миссис Чизхолм не озаботилась поисками возражений, вместо этого она двинулась на нас, взяв метлу наизготовку. Я протянула руки, чтобы схватить метлу. Обнаружив, что я мешаю ей ударить миссис Баг, она вместо этого стала дико тыкать метлой поверх моего плеча, пытаясь достать старую женщину.

Миссис Баг, очевидно чувствуя себя в безопасности за моей спиной, подпрыгивала, как шарик для пинг-понга, с лицом, раскрасневшимся от ярости и триумфа.

— Нищие! — орала она во всю силу своих легких. — Голытьба! Цыгане!

— Миссис Чизхолм! Миссис Баг! — умоляла я их, но они совершенно не обращали на меня внимания.

— Проститутка! Неуч! — ревела миссис Чизхолм, бешено тыкая метлой. Дети вопили и плакали, и миссис Чизхолм, которая была довольно грузной женщиной, наступила мне на ногу.

Я, потеряв терпение, шагнула к миссис Чизхолм с горящими глазами. Он отступила назад, опустив метлу.

— Ха, ты грубая дура! Ты и… — пронзительные крики миссис Баг внезапно прекратились, и я снова развернулась, чтобы увидеть, как Брианна, которая, по-видимому, обошла вокруг дома и зашла через кухню, подняла сразу уменьшившуюся в размерах миссис Баг над полом, обхватив ее за талию, а другой рукой зажала ей рот. Маленькие ноги миссис Баг бешено пинались, ее глаза пучились над рукой Брианны. Бри закатила глаза, взглянув на меня, и отступила к кухонной двери, унося пленницу с собой.

Я повернулась, чтобы разобраться с миссис Чизхолм, но увидела только серую юбку, которая мелькнула, исчезая за углом. Вопль ребенка звучал, как удаляющаяся сирена. Метла лежала возле моих ног. Я подняла ее и вошла в свой кабинет, закрыв за собой дверь.

Я закрыла глаза, схватившись за пустую столешницу. Внезапное иррациональное желание стукнуть кого-нибудь, разбить что-нибудь овладело мной. Я стукнула кулаком по столешнице и ударяла снова и снова, но она была сделано солидно и крепко, так что мои удары даже не производили громкого стука, и я остановилась, задыхаясь.

77
{"b":"222028","o":1}