ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

— Да? — произнес он с удивленным видом. — Ну что ж, если ты так говоришь, сассенах. Но…

— Насчет милиции…

Я подняла Джемми, который с протестующими звуками брыкался и извивался, как рыба на крючке, не желая надевать подгузник. Он пнул меня в живот.

— О, прекрати сейчас же.

Джейми потянулся и забрал его у меня.

— Давай я возьму его. Может ему нужно еще виски?

— Не знаю, но он точно будет меньше кричать с твоим пальцем по рту.

Я с облегчением отдала ему Джемми, вернувшись к ходу своих мыслей.

— Бостон основан более ста лет назад, — сказала я. — Вокруг него много деревень и ферм, причем фермы не далеко от деревень, люди живут там давно, и все знают друг друга.

Джейми терпеливо кивал головой на каждое из этих «потрясающих» откровений, полагая, что, в конечном счете, я приду к какому-либо выводу. Что я и сделала только для того, чтобы обнаружить, что это был тот же вывод, о котором говорил он.

— И если там собирают милицию, — сказала я, внезапно поняв, что он пытался мне сказать, — они являются все, потому что привыкли вместе защищать свои города, и потому что ни один человек не хочет, чтобы соседи посчитали его трусом. Но здесь… — я закусила губу, глядя на высокие горы вокруг нас.

— Да, — сказал он и кивнул головой, увидев осознание на моем лице. — Здесь по-другому.

На сто миль в округе не было достаточно большого поселения, который мог бы называться городом, кроме, наверное, Салема, города немцев-лютеран. Кроме него в этой удаленной местности не было ничего — только разбросанные фермы, иногда расположенные относительно близко друг другу, когда там селились родственники, братья или кузены. Крошечные поселения и отдельные хижины, некоторые так запрятанные между горами, что там месяцами— или годами — не видели белых лиц.

Солнце уже опустилось за склон горы, но его свет еще задерживался, пятная деревья и скалы вокруг нас золотом и окрашивая далекие пики в синий и фиолетовый цвета. Я знала, где-то среди этого холодного и блестящего пейзажа есть жилье, и теплые тела, но в пределах моего поля зрения ничего не двигалось.

Здешние поселенцы, без сомнения, придут на помощь соседу, потому что в любой момент помощь может понадобиться им самим. Здесь просто не к кому больше обращаться.

Но они никогда не боролись за общую цель, не имели ничего общего, что нужно было защищать. А оставить без защиты свои фермы и семьи ради прихоти далекого губернатора? Неопределенное чувство долга могло подвигнуть некоторых, другие отправились бы из любопытства, от любви к приключениям или в надежде на выгоду, но большинство могло пойти, если только их позовет человек, которого они уважают и которому они доверяют.

«Я не рожден их лэрдом и вождем», — сказал он. Не рожден для них, нет, но рожден для этого. Он мог стать вождем, если бы захотел.

— Зачем? — спросила я тихо. — Зачем ты сделал это?

Тени от гор удлинялись, медленно поглощая свет.

— Разве ты не понимаешь? — он приподнял одну бровь, повернувшись ко мне. — Ты рассказала мне, что случится в Каллодене, и я поверил тебе, сассенх. Люди Лаллиброха смогли вернуться домой благодаря тебе и мне.

Это было не совсем верно; любой человек, который маршировал с горской армией от Нэрна, знал, что впереди лежит бедствие. Но все же… Я смогла хотя бы немного помочь подготовить Лаллиброх не только для сражения, но и для его последствий. Неясное чувство вины, которое я всегда испытывала, когда думала о восстании, слегка ослабло.

— Хорошо, возможно. Но что…

— Ты рассказала мне, что произойдет здесь, сассенах. Ты, Брианна и МакКензи, все трое. Восстание, война и на сей раз… победа.

Победа. Я беспомощно кивнула, помня, что я знала о войнах и цене победы. И все-таки это было лучше, чем поражение.

— Ну, вот, — он наклонился, поднял свой кинжал и махнул им на горы вокруг нас, — я поклялся Короне. Если я нарушу клятву, я предатель. Мою землю отберут и, возможно, мою жизнь, а те, кто последуют за мной, разделят мою судьбу. Верно?

— Верно, — я сглотнула и обхватила себя руками, желая, чтобы Джемми все еще был у меня на руках. Джейми повернулся ко мне, взгляд его был твердым и ясным.

— Но на сей раз корона не победит. Ты сказала это. И если король будет свергнут здесь, в колониях, что станет с моей клятвой? Если я сдержу ее, то я буду предателем для мятежников.

— О, — произнесла я довольно слабым голосом.

— Понимаешь? В какой-то момент Трайон и король потеряют власть надо мной, но я не знаю когда. В какой-то момент власть захватят мятежники, но я не знаю когда. А между ними…

Он опустил кинжал острием вниз.

— Я понимаю. Безвыходная ситуация, — сказал я, ощущая внутри себя пустоту от осознания того, насколько сомнительным было наше положение.

Следовать приказам Трайона на данный момент было единственным выходом. Однако позже на ранней стадии революции… если Джейми продолжит действовать, как человек губернатора, то объявит себя роялистом, что, в конечном счете, станет для него фатальным. Однако разрыв с Трайоном раньше времени и отказ от клятвы королю… может стоить ему земли и, весьма возможно, жизни.

Он пожал плечами, слегка скривив рот, и откинулся назад, усадив Джемми на колени.

— Не в первый раз я хожу между двух огней, сассенах. Я могу выйти оттуда немного подпаленный по краям, но, думаю, я не сгорю, — он слабо фыркнул, что можно было принять за смешок. — Это у меня в крови, да?

Я тоже коротко хохотнула.

— Если ты имеешь в виду своего дедушку, — сказала я, — то признаю, он был способен на это. Однако и он попался в конце концов, не так ли?

Джейми с неопределенным выражением на лице наклонил голову набок.

— Может быть. Но тебе не приходило в голову, что все произошло, как он хотел?

Покойный лорд Ловат был печально известен странной изворотливостью своего ума, но я не могла видеть, какую он получил выгоду, позволив отрубить себе голову, и сказала Джейми об этом.

Джейми улыбнулся, несмотря на серьезный предмет разговора.

— Ну, возможно, казнь не была тем, что он планировал, но все же… Ты же видела, что он сделал; он отправил молодого Саймона к Чарльзу, а сам остался дома. Но кто из них заплатил на Тауэр Хилл?[97]

Я медленно кивнула, начиная понимать его мысль. Молодой Саймон, почти такого же возраста, что и Джейми, не понес наказание за участие в восстании. Его не заключили в тюрьму, не изгнали из Шотландии, как большинство якобитов, и хотя он потерял значительную часть своих земель, он смог вернуть себе достаточно собственности, благодаря упорным судебным процессам против короны.

— Если бы старый Саймон не прикрыл своего сына, то тот закончил бы жизнь на эшафоте, но он не сделал этого. Я думаю, даже такая старая гадюка, как он, не решился подставить своего собственного сына и наследника под топор.

Джейми кивнул.

— Ты позволишь отрубить себе голову, сассенах, если выбор станет между тобой и Брианной?

— Да, — ответила я без колебаний. Я отказывалась признавать, что старый Саймон обладал каким-либо чувством семейной привязанности, но, может быть, даже гадюки заботятся о благополучие своего потомства.

Джемми сменил палец деда на его же кинжал и теперь яростно грыз рукоятку дирка, который Джейми предусмотрительно держал за лезвие, чтобы ребенок не поранился.

— Я тоже, — сказал Джейми с легкой улыбкой. — Хотя я надеюсь, что этого не потребуется.

— Я не думаю, что обе армии отрубали людям головы — или будут отрубать, — сказала я. Но оставалось еще множество других неприятных вариантов, и Джейми знал это так же, как и я.

Внезапно у меня возникло страстное желание убедить его бросить все это и отойти в сторону. Отдать Трайону его землю, сказать арендатором, чтобы они делали, что хотели, бросали Ридж и уходили. Война надвигалась, но она не должна поглотить нас. Не на этот раз. Мы можем уйти на юг во Флориду или к индейцам. На запад к чероки. Или даже назад в Шотландию. Колонии восстанут, но есть места, где можно скрыться от войны.

вернуться

97

Место публичных казней в Лондоне.

82
{"b":"222028","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Слишком красивая, слишком своя
Черный кандидат
Пора лечиться правильно. Медицинская энциклопедия
World Of Warcraft. Traveler: Путешественник
Психбольница в руках пациентов. Алан Купер об интерфейсах
Потерянная Библия
Время генома: Как генетические технологии меняют наш мир и что это значит для нас
Венеция не в Италии
Превращая заблуждение в ясность. Руководство по основополагающим практикам тибетского буддизма.