ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Одна из фигур, завернутая в одеяло, раскашлялась и перевернулась, испугав меня. Из-под одеяла показалась большая нога с подвязанной веревкой подошвой, изобличая Эвана Линдсея. И я почувствовала облегчение от этого признака жизни и индивидуальности.

Именно анонимность войны делает убийство возможным. Когда мертвые снова получают свои имена на надгробных камнях и плитах, тогда они возвращают свою личность, которую потеряли в солдатах, и занимают свое место в памяти любящих их. Возможно, наше путешествие закончится миром. Но война надвигается… большая война, и я прошла мимо последнего из спящих мужчин, словно все еще находилась в тревожном сне, от которого не полностью проснулась.

Я взяла фляжку возле седельных сумок и сделала большой глоток. Вода была ледяной, и мои мрачные мысли стали рассеиваться, смытые ее сладким чистым вкусом. Я сделал пауза, задохнувшись от ее пронизывающего холода, и вытерла рот.

Надо взять воды для Джейми. Если он не проснулся, когда я встала, то обязательно проснется при моем возвращении, и я знала, что рот у него тоже будет пересохшим, так как он совершенно не мог дышать носом. Я набросила ремень фляжки на плечо и вступила в лес.

Под деревьями было холодно, но воздух был тих и прозрачен. Тени, которые представлялись зловещими от костра, под сенью леса казались странно успокаивающими. Здесь вдалеке от жара и треска огня мои глаза и уши стали приспосабливаться к темноте. Я услышала шелест чего маленького в сухой траве и неожиданный далекий крик совы.

Закончив, я стояла некоторое время, наслаждаясь временным одиночеством. Было очень холодно, но мирно. «Джейми был прав, — подумала я, — кто бы был или не был здесь ранее, сейчас в лесу не было ничего опасного».

Как если бы моя мысль вызвала его, я услышала осторожные шаги и тихий хрипящий звук его дыхания. Он приглушенно закашлялся с подавленным звуком, который мне совсем не понравился.

— Я здесь, — сказала я тихо. — Как грудь?

Кашель внезапно оборвался паническим хрипом, и листья сильно зашуршали. Я увидела, как Мурдо у костра вскочил, держа мушкет в руках, и мимо меня пронеслась черная тень.

— Эй! — крикнула я, вздрогнув от неожиданности, но совершенно не испугавшись. Темная фигура споткнулась; я рефлекторно сорвала фляжку с плеча и раскрутила ее за ремень. Фляжка ударила фигуру по спине с приглушенным «цанк!», и он — кто бы это ни был, но конечно не Джейми — упал на колени с надрывным кашлем.

Потом последовал короткий период хаоса, мужчины с шумом и топотом выпрыгнули из одеял, как чертики из табакерки. Уроженец Глазго перескочил через несколько тел и с ревом бросился в лес, размахивая мушкетом. В темноте он налетел на первую фигуру на своем и пути, которой оказалась я. Я пропахала головой листья и неизящно растянулась на земле, потеряв дыхание; мужчина надавил коленом на мой желудок.

Я, должно быть, смогла закряхтеть по-женски, потому что он успел удержать руку, которой собирался стукнуть меня по голове.

— А? — он опустил руку и наткнулся на мою грудь. Он тут же отдернул ее, словно обжегся, и слез с меня. — Ээ… хм! — сказал он.

— Ух, — только смогла сказать я в ответ, как можно дружелюбней. Звезды вращались вверху, ярко сияя сквозь голые ветви. Мужчина исчез со смущенным звуком. Слева от меня раздался громкий крик и треск, но мне не было дело до него, я изо всех сил пыталась восстановить дыхание.

К тому времени, когда я поднялась на ноги, злоумышленник был захвачен и вытащен в свет костра.

Если бы он не закашлялся, когда я стукнула его, он, скорее всего, ушел бы. Но сейчас он надрывался и хрипел от кашля так страшно, что он едва мог стоять вертикально, и его лицо потемнело от попыток вдохнуть воздух. Вены на его лбу вздулись, словно черви, и он производил ужасный свистящий звук, пытаясь дышать.

— Что, черт побери, ты здесь делаешь? — хрипло спросил Джейми и сделал паузу, чтобы в свою очередь откашляться.

Это был риторический вопрос, так как мальчик все равно не мог говорить. Это был Джосайя Бердсли, мой предполагаемый пациент на тонзилэктомию, и что бы он ни делал после сбора, здоровье его явно не улучшилось.

Я поспешила к костру, где на тлеющих углях стоял кофейник. Я подхватила его уголком шали и потрясла. Прекрасно, там еще оставалось немного кофе, и поскольку он стоял там с ужина, то вероятно стал крепким, как ад.

— Усадите его, расстегните одежду и принесите мне холодную воду! — я протолкалась в круг мужчин, вынуждая их посторониться перед горячим кофейником.

Я поднесла ко рту мальчика кружку с крепким кофе, черным и горьким, и лишь немного разбавленным холодной водой, чтобы не обжечь его рот.

— Выдохни медленно на счет до четырех, сделай вдох на счет до двух, сделай выдох и глотни это, — приказала я. Глаза его выпучились от натуги, так что стали видны белки, а в уголках губ собралась слюна. Я твердо схватила его за плечо, принуждая дышать, считать, дышать… и приступ кашля немного ослабел.

Один глоток, один выдох, один глоток, один вдох, и к тому времени, когда кружка опустела, его лицо утратило тревожный темно-красный цвет, став белесым, как живот рыбы. Воздух все еще свистел в его легких, но он дышал.

Мужчины стояли вокруг, с интересом наблюдая за происходящим, но было поздно и холодно, и они начали позевывать. Это всего-навсего мальчишка, и притом худой и больной. Они охотно ушли, когда Джейми отправил их спать, оставив Роджера и меня позаботиться о нашем неожиданном госте.

Я накинула на него свободные одеяла, натерла медвежьим жиром с камфарой и вручила еще одну кружку кофе, прежде чем позволила Джейми расспрашивать его. Мальчик казался сильно смущенным моей заботой и, сгорбив плечи, не поднимал глаз с земли. Однако я не знала, было ли это от непривычки, что о нем заботились, или его подавляло присутствие Джейми, который ждал, скрестив руки.

Он был слишком маленьким для четырнадцати лет и худым на грани истощения; я могла пересчитать все его ребра, когда распахнула рубашку, чтобы послушать его сердце. Совсем не красивый, с коротко обрезанными волосами, торчащими сосульками от грязи, жира и пота, и вообще весь его вид напоминал измученную блохами обезьянку с большими темными глазами на лице, полном тревоги и подозрения.

Наконец, сделав все возможное, я была более или менее удовлетворена его состоянием. С моим кивком Джейми опустился рядом с мальчиком на землю.

— Итак, мистер Бердсли, — сказал он приятным голосом, — вы пришли присоединиться к отряду милиции?

— А… нет, — Джосайя катал в руках кружку, не поднимая глаз. — Я… мм… у меня дело, я случайно наткнулся на вас.

Он говорил так хрипло, что я невольно вздрогнула, вообразив, как болит его воспаленное горло.

— Понятно, — голос Джейми был негромким и дружелюбным. — Ты увидел наш костер и решил подойти, чтобы найти пристанище и еду?

— Да, — он с трудом сглотнул.

— Ммфм. Но ты был здесь раньше. В лесу сразу после заката. Зачем было ждать восхода луны, чтобы объявиться?

— Нет… я не был…

— О, нет, ты был, — голос Джейми был все еще дружественным, но твердым. Он схватил мальчика за отвороты, вынуждая того смотреть на него.

— Послушай, парень. Между нами заключена сделка. Ты мой арендатор. Это означает, что ты имеешь право на мою защиту. Это означает также, что я имею право услышать правду.

Джосайя ответил ему прямым взглядом, и хотя в его глазах были страх и опасение, он вполне владел собой, что делало его старше четырнадцать лет. Он не пытался отвести взгляд, и в умных черных глазах был какой-то расчет.

Этот ребенок — если его можно было считать таковым, а Джейми явно так не считал — привык полагаться только не самого себя.

— Я сказал вам, сэр, что приду к вам к Новому году, и я собирался сделать это. Что я делаю до того времени — это мое дело.

Брови Джейми поднялись, но он медленно кивнул и отпустил его.

— Верно. Однако согласись, что это любопытно.

Мальчик открыл рот, как бы собираясь заговорить, но передумал и уткнулся носом в кружку с кофе.

92
{"b":"222028","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Разумный инвестор. Полное руководство по стоимостному инвестированию
Тайная опора. Привязанность в жизни ребенка
Результатники и процессники: Результаты, создаваемые сотрудниками
#черные_дельфины
Легкий способ бросить курить
Ты есть у меня
Нить Ариадны
Метро 2035: Воскрешая мертвых