ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Как разговаривать с м*даками. Что делать с неадекватными и невыносимыми людьми в вашей жизни
Страсть – не оправдание
Вместе быстрее
Падение
Сабанеев мост
Поденка
Как перевоспитать герцога
Русофобия. С предисловием Николая Старикова
Русские булки. Великая сила еды
Содержание  
A
A

— Тридцать лет! Боже, сколько же им было в то время?

— Два или три года, — ответил он.

Я была поражена. Не принимая во внимание произошедшую трагедию, я могла бы посчитать, что это до некоторой степени хорошо — если, конечно, их покупатель мог обеспечить мальчикам приличную жизнь… но я помнила худые ребра и искривленные ноги Джосайи. Они не выглядели детьми, о которых хорошо заботятся.

— Джосайя понятия не имеет, кем были его родители, откуда они прибыли, и как их фамилия, — пояснил Джейми. Он коротко кашлянул.

— Он знал собственное имя и имя брата — его зовут Кезайя — но больше ничего. Бердсли — это тот человек, который их купил. Сами мальчики не знают, кто они — шотландцы, англичане, ирландцы, но с такими именами они вряд ли могут быть немцами или поляками, хотя и это не исключается.

— Хмм, — я задумчиво выпустила облачко пара, которое на время закрыло от меня вид на домик внизу. — Значит, Джосайя убежал. Полагаю, что побег имел некоторое отношение к клейму на большом пальце?

Джейми кивнул, не поднимая глаз с земли, следя, как лошадь осторожно выбирает путь вниз по склону горы. Земля с обеих сторон от дороги была мягкой, и грязь просачивалась между камнями, словно черные грибы.

— Он украл сыр, он честно в этом признался, — его рот немного раздвинулся в улыбке. — Взял его в молочной в Браунсвилле; это видела доярка. В действительности она сказала, что сыр взял другой брат, но…

Рыжие брови Джейми на мгновение сошлись.

— Возможно, Джосайя не был так честен, как я думал. Во всяком случае, сыр украл один из них. Бердсли вызвал шерифа, Джосайя принял на себя вину и наказание.

После этого происшествия, который имел место два года назад, мальчик сбежал с хутора Бердсли. Как сказал Джейми, Джосайя намеревался вернуться и забрать брата, как только найдет место для житья. Предложение Джейми стало для него счастливым шансом, и после сбора он пешком отправился за братом.

— Вообрази его удивление, когда он увидел нас на склоне горы, — сказал Джейми и чихнул. Он вытер нос, глаза его немного слезились. — Он скрывался рядом и решал, что делать — ждать ли, пока мы уйдем, или посмотреть, может быть, мы завернем на хутор, и тогда он под шумок сможет незаметно увести брата.

— И значит, ты решил помочь ему украсть брата? — у меня тоже бежало из носа. Я достала носовой платок и доверила миссис Хрюше нашу безопасность на то время, пока сморкалась. Я посмотрела на Джейми поверх носового платка. У него все еще был красный нос, но его высокие скулы раскраснелись от утреннего солнца, и он выглядел довольно бодрым для человека, который всю ночь провел в холодном лесу. — Повеселился, да?

— О, да, было забавно. Я годами не делал ничего подобного, — от усмешки глаза Джейми превратились в синие треугольники. — Это напомнило мне о набегах на земли Грантов с Дугалом, когда я был молодым. Пробираться в темноте, без звука залезть в сарай. Христос, мне пришлось удерживать себя, чтобы не украсть корову. Или я бы украл, если бы она у них была.

Я фыркнула и рассмеялась.

— Ты настоящий бандит, Джейми, — сказала я.

— Бандит? — сказал он немного оскорблено. — Я честный человек, сассенах. Или, по крайней мере, я бываю честным, когда могу позволить себе это, — добавил он, кинув быстрый взгляд назад, чтобы убедиться, что никто нас не слышит.

— О, ты совершенно честный, — уверила я его. — Даже чересчур, что тебе вовсе не на пользу. Просто ты не очень законопослушный.

Это замечание, казалось, смутило его, потому что он нахмурился и произвел горлом хриплый звук, который, возможно, был шотландским несогласием или просто попыткой освободить горло от мокроты. Он кашлянул, натянул поводья и, привстав на стременах, помахал шляпой Роджеру. Тот махнул ему в ответ и повернул лошадь в нашем направлении.

Я подвела лошадь ближе к Джейми и опустила поводья на ее шею.

— Скажу Роджеру, чтобы он вел мужчина в Браунсвилл, — объяснил Джейми, откинувшись в седле, — а я один поеду к Бердсли. Ты поедешь со мной или с маленьким Роджером?

— Конечно, с тобой, — ответила я без колебаний. — Я хочу посмотреть, что представляют собой эти Бердсли.

Он улыбнулся и пригладил волосы назад, прежде чем надеть шляпу. Он носил волосы распущенными, чтобы закрывать шею и уши от холода, и они сияли на солнце, как литая медь.

— Думаю, что ты можешь. Только следи за своим лицом, — сказал он с предупреждающей усмешкой. — Не открывай рот и не красней, как крыжовник, если они упомянут о пропавшем слуге.

— Следи за своим лицом, — повторила я раздраженно. Крыжовник, действительно! — Джосайя говорил, что с ними плохо обращались?

Мне пришло в голову, что его побег был скорее обусловлен этим фактом, чем случаем с сыром.

Джейми покачал головой.

— Я не спрашивал, а он не говорил, но спроси себя, сассенах: ты убежала бы из уютного дома, чтобы жить в лесу, спать на холодных листьях, питаться личинками и жуками, пока не научишься охотиться?

Он двинул лошадь, направляясь навстречу Роджеру, оставив меня обдумывать его вопрос. Спустя некоторое время он вернулся, и я снова пристроилась сбоку, обдумывая другой вопрос.

— Если у Бердсли было так плохо, почему брат не убежал вместе с ним?

Джейми посмотрел на меня, потом немного мрачно улыбнулся.

— Кезайя плохо слышит, сассенах.

Он не был рожден с дефектом слуха, как сказал Джосайя, он потерял слух в результате болезни в возрасте пяти лет. Поэтому Кезайя мог говорить, но слышал только громкие шумы. Он не мог слышать шороха листьев и звуки шагов, значит, не мог охотиться и скрываться.

— Он говорит, что Кезайя понимает его, и это действительно так. Когда мы проникли в сарай, я стоял на страже, а парень поднялся на чердак к брату. Я не слышал ни звука, но через минуту они оба были внизу. Я не думал, что парни близнецы, и, увидев их вместе, страшно удивился.

— Интересно, почему Кезайя ушел в одной рубашке, — сказала я, затрагивая факт, озадачивший меня.

Джейми рассмеялся.

— Я спрашивал. Он снял бриджи вечером и оставил на сене, а одна из кошек окотилась на них. Он не хотел тревожить котят.

Я тоже рассмеялась, хотя с содроганием вспоминала босые ноги с синеватой кожей, казавшейся почти фиолетовой в свете костра.

— Добрый мальчик. А его обувь?

— Ее у него никогда не было.

Мы уже достигли низа. Лошади медленно кружили вокруг Джейми, пока он делал указания, назначал рандеву и прощался. Потом Роджер со слегка озабоченным видом свистнул и махнул шляпой, призывая мужчин двигаться. Я наблюдала за его отъездом и заметила, как он сначала полуобернулся назад, потом отвернулся, глядя вперед.

— Он не был уверен, что за ним последуют, — заметил Джейми. Он покачал головой и пожал плечами. — Ладно. Он справится или нет.

— Он справится, — сказала я, думая о прошлой ночи.

— Я рад, что ты так думаешь, сассенах. Ну что ж, едем.

Он щелкнул языком и развернул коня.

— Если ты не уверен, почему отправил его одного? — спросила я его спину, покачивающуюся в седле, пока мы пробирались через рощицу, скрывающую от нас хутор. — Почему не поехать к Бердсли всем вместе, а потом самому привести мужчин в Браунсвилл.

— С одной стороны, он ничему не научится, если я не дам ему шанса. С другой… — он сделал паузу, поворачиваясь, чтобы поглядеть на меня. — С другой стороны я не хочу приводить туда всех, они могут услышать о пропавшем слуге. Весь лагерь видел вчера Джосайю, да? Если у вас сбежал слуга, и вы услышите, что ночью на наш лагерь выскочил какой-то парень, то можно сделать однозначный вывод, не правда ли?

Он отвернулся, и я последовала за ним через узкий проход между соснами. Роса, словно алмазы, мерцала на коре и иголках, и маленькие ледяные капельки падали с веток на мою кожу, заставляя меня вздрагивать.

— Если этот Бердсли не стар и не болен, разве он не присоединится к нам? — возразила я. — Кто-нибудь все равно упомянет о Джосайе при нем.

Он, не оборачиваясь, покачал головой.

95
{"b":"222028","o":1}