ЛитМир - Электронная Библиотека

На противоположномъ мавзолеѣ характеръ фронтонныхъ надписей нѣсколько отличенъ отъ предыдущаго, а именно: въ срединѣ его находится куфическая надпись: «Нѣтъ Бога кромѣ Бога, Магометъ пророкъ Его», надъ нею сульсская: «Здѣсь покоится блаженная, высокочтимая Ширинъ-Бика-Ака, дочь эмира Тургая-богадура»; ниже: «Сооруженъ ею самою для себя въ 787 (1385) году», а по бордюрамъ — куфическая: «Достояніе Божіе», идетъ вокругъ всего фронтона, вязью, повторяясь множество разъ. Внутренность часовни расписана al fresco.

Третій мавзолей справа представляетъ шестигранную ротонду съ большими и широкими стрѣльчатыми окнами, что придаетъ ей видъ открытой сквозной бесѣдки, увѣнчанной плосковатымъ куполомъ, форма коего напоминаетъ тѣ расшитыя шелками шапочки, что носятъ въ Бухарѣ молодыя дѣвушки. Это могила одной изъ дочерей Тимура, умершей дѣвственницей, въ ранней юности. «А потому ей и мавзолей открытый и куполъ въ видѣ дѣвичьей шапочки», прибавилъ хальфа въ поясненіе.

— Что до купола, то это я понимаю, замѣтилъ я моему путеводителю, — но что именно означаетъ аллегорія открытости мавзолея?

— О тюря![30] Это значитъ, что внутренность покойной, то есть ея сердце, ея душа, ея домыслы, ея утроба такъ чисты, что насквозь свѣтятъ какъ эти окна, въ которыя ты, стоя здѣсь, видишь небо по ту сторону мавзолея.

Недурно и притомъ совершенно по-восточному.

Третій мавзолей слѣва воздвигнутъ однимъ изъ внуковъ Тимурѣ въ 765 (1363) году, но неизвѣстно которымъ, потому что мраморная доска, гдѣ было высѣчено имя покойнаго, растреснулась когда-то, и упавшая часть оной разбилась вдребезги; по преданію же мавзолей называется «Эмиръ-Абу-Тенги». Такъ по крайней мѣрѣ объясняютъ хальфа и мутевали. Мавзолей замѣчателенъ тѣмъ, что на мозаично-кафельномъ фронтонѣ его чрезвычайно изящные рисунки въ видѣ арабесокъ составлены не изъ фантастическихъ завитковъ и многоугольниковъ, а исключительно изъ куфическихъ надписей, сгруппированныхъ чрезвычайно искусно, так что изъ нихъ выходитъ цѣлый узоръ, и узоръ очень красивый. Особенно искусно сдѣланы двѣ боковыя круглыя розетки, въ видѣ плоскосвернутой спирали (rouleau), изъ которыхъ каждая въ своемъ узорѣ представляетъ слѣдующее изреченіе: «Нельзя сказать, гдѣ именно находится Богъ, но можно сказать только, что Онъ есть, безсмертный, бдящій, сотворившій небо и землю. Людей Ему угодившихъ Онъ приближаетъ къ себѣ. Ему извѣстно, что было и что будетъ. Доказательство силы Его то, что небо не падаетъ на землю»[31] Надпись надъ входомъ: «Основанъ внукомъ эмира Тимура… для себя въ 765 году». На правой колоннѣ портала сохранилась въ узорѣ надпись: «Работа уста (мастера) Али Мансура». Надпись эта составлена изъ такихъ же буквъ-арабесокъ.

Четвертый мавзолей слѣва построенъ въ видѣ открытой съ фронта широкой ниши. Сводъ его уже рухнулъ, но настѣнныя мозаики сохранились прекрасно, и среди ихъ находится надпись: «Туманъ-Ака, дочь эмира Муссы». Въ заднюю стѣну этого мавзолея-ниши вдѣланы стоймя двѣ продолговатыя плиты съ высѣченными на нихъ надписями слѣдующаго содержанія: на правомъ отъ зрителя камнѣ:

«Сеидъ-Хатымъ-ходжа, бенъ[32] Сеидъ-богадуръ-ходжа.

Сеидъ-богадуръ-ходжа, бенъ Сеидъ-Абдурахимъ-ходжа.

Сеидъ-Абдурахимъ-ходжа, бенъ Абдуллъ-Кадырь-ходжа.

1022 (1612) года».

На лѣвомъ отъ зрителя камнѣ:

«А6дуллъ-Сафа, бенъ Абдулъ-Каюмъ.

Абдуллъ-Каюмъ, бенъ Шерифъ-Эддинъ.

Омаръ-Эддинъ, бенъ Шерифъ-Эддинъ.

Османъ, бенъ Шемседдинъ.

Шемседдинъ, Эмиръ-Магометъ».

Кто эти лица, сказать довольно затруднительно, такъ какъ этого не могли объяснить намъ и хальфа съ мутеваліемъ, которымъ, казалось бы, ближе всего можно было бы имѣть о нихъ какія либо свѣдѣнія. Судя по титуламъ «сеидъ», видно, что тутъ погребены люди знатнаго происхожденія, ведшіе свой родъ отъ дочери пророка Магомета и его ближайшихъ родственииковъ, но чѣмъ они были достопримѣчательны и почему удостоились чести быть погребенными въ усыпальницѣ Тимуридовъ, этого я не знаю, равно какъ не знаю въ исторіи Трансоксаніи и эмира съ именемъ Шемседдинъ-Магомета. Что же до первыхъ трехъ именъ, начертанныхъ на второмъ камнѣ, то можно догадываться: не погребены ли тутъ внукъ и два сына Шерифъ-Эддина, извѣстнаго біографа Тимурленга.

Надъ этими двумя камнями, вверху, находится общая надпись въ стихахъ слѣдующаго содержанія: «Никто не сдѣлается великимъ, если своимъ долготерпѣніемъ въ скорбяхъ не заслужитъ себѣ благоволеніе Аллаха. Земная жизнь не принесетъ пользы — принесетъ ее жизнь будущая».

Проходъ, идущій по плоской вершинѣ холма между рядами мавзолеевъ, приводитъ васъ, наконецъ, къ ротондѣ Чааръ-тагъ[33] изъ которой входъ налѣво ведетъ въ месджиди-джума (соборную мечеть), очень древнюю, съ высокими и весьма оригинально расположенными сводами, а входъ направо — въ мечеть и усыпальницу Шахи-Зинда. Поднявшись на пять мраморныхъ ступеней, вы изъ-подъ ротонды выходите въ ея среднюю арку на верхній продолговатый дворикъ, сплошь обрамленный мозаичными мавзолеями, между которыми по лѣвой (западной) стѣнѣ въ особенности обращаетъ на себя вниманіе одинъ, воздвигнутый надъ прахомъ принцессы или государыни, имя которой, составленное изъ кусочковъ мозаики, выщербилось отъ времени, а сохранились только слова: «Ша падиша… годъ 808 (1404 нашей эры)». Первыя два слова подаютъ поводъ въ заключенію, что здѣсь покоится прахъ женщины; устное же преданіе говоритъ, что это мавзолей дочери Тимура, Ходжи Тоглу-Текинъ. Рядомъ съ нимъ указываютъ на памятники какой-то принцессы Нуріи и эмира Бурундука.

В гостях у эмира Бухарского - i_008.jpg

Всѣ надписи прекраснаго мавзолея Тоглу-Текинъ сдѣланы арабскими письменами, за исключеніемъ бордюра, орнаментирующаго вверху и вниву стройныя колонки по бокамъ входа, изъ которыхъ въ особенности хорошо сохранилась лѣвая. Въ этомъ бордюрѣ, въ видѣ узора, изображено имя Магомета письменами магалинскини, но такъ, что вы съ перваго взгляда и не подумаете будто это письмена, а не просто арабески. Верхняя надпись мавзолея подъ сталактитовымъ сводомъ ниши состоитъ изъ текста корана: «Всякому благочестивому открыты двери рая», а затѣмъ, въ видѣ главной надписи, идутъ вышеприведенныя слова, съ выщербившимся именемъ погребенной; вокругъ же нихъ читается по-арабски слѣдующее: «Магометъ рекъ: буде кто изъ правовѣрныхъ лишенъ возможности отправиться на поклоненіе его гробу, то достаточно если онъ поклонится гробу Хаттама, сына Аббаса,[34] и если бы послѣ меня положено было отъ Бога быть еще одному пророку, то это былъ бы Хаттамъ». Магометъ рекъ: «Всякъ да замолитъ грѣхи свои, пока живъ. Если при этомъ (то есть при замоленіи грѣховъ) дарована человѣку долгая жизнь на семъ свѣтѣ, то и въ будущей жизни блаженство его будетъ долгое».

Въ задней стѣнѣ, замыкающей дворикъ съ сѣверной стороны, устроена открытая ниша, въ которую вдѣлана мраморная доска съ рельефною арабскою надписью сульсскими литерами: «Аллахумма Алгаккуна-ль Гакуни уляу-кона-ль бу-кагу би-кодри-саукиль агирате», то есть: «Вознеси Господи душу мою въ обитель блаженства, сопричти къ твоимъ праведникамъ и сохрани на томъ свѣтѣ». На бокахъ этой ниши, тоже рельефомъ въ видѣ узора, вырѣзаны по мрамору куфическія надписи, а самый памятникъ воздвигнутъ надъ какимъ-то Ходжа-Ахметомъ, о которомъ думаютъ, что это сынъ Мираншаха, сына Тимурова, извѣстный поэтъ, написавшій Книгу прелестей (Летафетъ-Намехъ).

Въ правой или восточной стѣнѣ дворика продѣлано въ нишѣ портала широкое окно, открывающее видъ на внутренность особаго мавзолея, сводъ и куполъ котораго уже давно обрушились. Въ сталактитовидныхъ наугольникахъ стѣнъ и въ верхнихъ частяхъ настѣнныхъ нишъ этого мавзолея прекрасно сохранились рельефныя надписи на лазурно-голубыхъ поливчатыхъ кафляхъ, да и самый рисунокъ этихъ кафелей, напоминающій своимъ глубоко врѣзаннымъ рельефомъ самое затѣйливое мелкоузорчатое кружево, просто очарователенъ по своей красотѣ и изяществу. Мавзолей этотъ носитъ названіе «Ша-арапъ», вѣроятно вслѣдствіе мавританскаго стиля своихъ сталактитовидныхъ наугольниковъ.[35] Надпись надъ его окномъ, образующая надъ собою квадратный чегыреугольникъ, равно какъ и всѣ прочія надписи этого мавзолея сдѣланы по сульсъ-рейхонской системѣ письма, одной изъ древнѣйшихъ на Востокѣ. Надоконная надпись заключаетъ въ себѣ тотъ же самый текстъ, который мы читаемъ въ срединѣ входной ниши мавзолея Хусейна: «Скажи тотъ есть Богъ единъ» и проч. По карнизу и бордюрамъ начертаны повторяющіяся имена величайшихъ подвижниковъ ислама въ такомъ порядкѣ: «Абубекръ, Омаръ, Османъ и Али», а вокругъ ниши: «Основанъ эмиромъ Тимуромъ въ 762 (1360) году, махрама (ноября) 13».

вернуться

30

Тюря — князь, знатный господинъ. Такъ въ Средней Азіи всегда величаютъ тѣхъ, кому желаютъ оказать почетъ и любезность.

вернуться

31

То есть ему извѣстно прошлое и будущее и силою своею Онъ держитъ твердь небесную надъ землей.

вернуться

32

Бенъ по-арабскн и бинъ по-узбекски значитъ сынъ.

вернуться

33

Чааръ-тагъ — собственно: четыре лѣстницы; въ переносномъ же значеніи — бесѣдка. Не отсюда ли наше русское чердакъ?

вернуться

34

Эти слова объясняютъ отчасти почетный титулъ хаджи (паломникъ или паломница), приданный имени Тоглу-Текинъ. Вѣроятно она совершила странствованіе ко гробу Магомета или ко гробу Хаттама.

вернуться

35

Ша-арапъ или ша-арафа суть два стиля наиболѣе употребляемые даже и доселѣ при орнаментаціи настѣнныхъ панелей, цоколей, карнизовъ и наугольниковъ. Первый изъ нихъ мавританскаго происхожденія и представляетъ подобіе сталактитовъ, состоящихъ изъ выпуклыхъ, геометрически правильныхъ многогранниковъ: второй же происхожденія иранскаго и состоитъ изъ ряда углубленныхъ внутрь призмъ или многогранниковъ, расположенныхъ въ видѣ маленькихъ нишекъ, рядами, преимущественно въ шахматномъ порядкѣ. Такимъ образомъ первый стиль всегда горельефъ, а второй — барельефъ и оба чрезвычайно изящны.

11
{"b":"222031","o":1}