ЛитМир - Электронная Библиотека

Доехав примерно до середины долины, путники внезапно увидели пожар. Горело большое здание.

— Ты знаешь, что это за дом? — спросила Цзывана.

— Наверняка сказать не могу, — отозвался Стэнтон Вэр.

— А ведь это летняя резиденция представительства Британии.

— Не приходится сомневаться, кто поджег ее, — хмуро и резко заключил майор, чувствуя, что это и есть начало той войны, которой все так боялись. Можно было только молиться, чтобы Герберт Сквайерс получил его сообщение, а сэр Клод Макдоналд наконец-то осознал грозящую опасность.

Той ночью путники не успевали доехать до Пекина, поэтому устроились на ночь в парке летнего дворца британского посланника. Дом оказался заперт. Стэнтон Вэр спрашивал себя, сколько же людей прячется там в страхе перед нелепой и тупой агрессией «боксеров».

На следующий день, когда Стэнтон с Цзываной подошли почти к самой столице, сборища молодых людей с красными повязками можно стало видеть повсюду.

Из города выходили простые китайцы, чтобы поглазеть на них. Они требовали зрелищ, искренне веря всему, что изрекали прорицатели в красных повязках.

Стэнтону Вэру казалось, что «боксеров» гораздо больше, чем предполагали сведущие и сознававшие опасность люди.

Эти неграмотные парни были молоды, сильны и не знали меры ни в чем. Не зря принц Дуань рассчитывал на них как на грозную разрушительную силу.

В полдень следующего дня они увидели на окраинах города горящие церкви.

Стэнтон Вэр постарался держаться подальше от пожаров и поэтому выбирал путь по узким боковым улочкам. Нужно было как можно быстрее добраться до дома Цзэнь-Вэня.

Но к его дому молодые люди подъехали лишь поздно вечером. Они остановились не у парадного подъезда, а у одной из боковых дверей, которыми, по словам Цзываны, пользовались слуги.

Принц Дуань вполне мог послать своих людей следить за домом, и девушку похитили бы раньше, чем она успела бы постучать в дверь.

— Ты ничего не забываешь, — с восхищением проговорила Цзывана.

— Просто ты мне дорога, — спокойно объяснил Стэнтон Вэр, — поэтому я не могу думать ни о чем, кроме твоей безопасности.

— Мы не сможем вздохнуть свободно, пока не окажемся в доме Цзэнь-Вэня, — с улыбкой согласилась девушка.

Убедившись, что улица пуста, Стэнтон Вэр спешился и постучал в дверь.

Странно, но ответа не последовало. Озабоченно взглянув на свою спутницу, он постучал снова.

И вновь молчание. Майор уже собирался постучать в третий раз, но тут в глубине дома послышались поспешные шаги, затем лязг многочисленных задвижек и щеколд, и наконец дверь приоткрылась. В узкую щель выглянул Инь!

Цзывана легко спрыгнула с седла.

— Ты вернулся, Инь! — радостно воскликнула она. — Слава богу, ты цел и невредим! Мы так за тебя волновались!

— А я очень волновался за вас, госпожа, — широко улыбаясь, ответил верный слуга. Он впустил их в усадьбу, а потом отвел лошадей в конюшню.

Стэнтон Вэр шел вслед за Цзываной через многочисленные внутренние дворики к главному дому.

Было ясно, что самого Цзэнь-Вэня нет. Это подтвердил и Инь. Он первым делом сказал:

— А хозяин уехал.

— Куда? — спросила Цзывана.

— Он решил погостить у своего досточтимого брата, милях в двадцати к востоку от Пекина, Хозяин очень встревожился, благородный сэр, когда я передал ему ваше сообщение, — обратился Инь к Стэнтону Вэру, — и сразу отправился во дворец, чтобы посоветоваться с Ли Хун-Чжаном.

— Это очень хорошо, — отозвался Стэнтон Вэр. — А вернувшись и немного поразмыслив, мой благородный господин решил, что ему будет лучше покинуть Пекин, учитывая, как ведет себя принц Дуань.

Цзывана бросила быстрый вопросительный взгляд на своего друга.

— Не сомневаюсь в мудрости этого решения, — через мгновение произнесла она. — Принц наверняка постарался бы отомстить ему за меня.

Стэнтон Вэр кивнул.

— Ну вот, а я остался дома, чтобы дождаться вас, досточтимый сэр, и вас, моя госпожа. И я счастлив видеть вас снова!

— А мы счастливы наконец-то вернуться домой, — улыбнулась в ответ Цзывана — Господи, как я хочу наконец переодеться!

— Осмелюсь посоветовать, госпожа, — снова заговорил сообразительный Инь, — вам не заходить в дом. Я отослал всех слуг, но все равно принц вполне может следить за нами.

— Ведь и ты этого опасался? — Цзывана взглянула на Стэнтона Вэра.

— Так куда же нам отправиться? — спросил тот.

— В павильон лотосов, в самый дальний конец сада, — пояснил Инь. — Там очень тихо, спокойно, а я уж о вас позабочусь!

Цзывана захлопала в ладоши.

— Как ты здорово все придумал, Инь! — воскликнула она. — Очень мало кто знает о существовании этого павильона!

— Пойдем посмотрим, — позвала девушка Стэнтона. — Цзэнь-Вэнь построил этот павильон много лет назад для своей жены. Там очень красиво! После ее смерти там больше никто никогда не жил! А место просто создано для любви!

Последние слова Цзывана произнесла так тихо, что расслышать их мог один лишь Стэнтон Вэр. Он с нежной улыбкой взглянул в глаза своей очаровательной подруги и крепко сжал ее руку.

Глава 6

В самом удаленном уголке сада, скрытый густыми ветвями плакучих ив, стоял небольшой белый павильон, со всех сторон окруженный искусственными каналами.

Подойти к нему можно было только по узкому горбатому мостику. С первого взгляда Стэнтон Вэр согласился с Цзываной: это место было создано для любви.

Стены павильона украшала изысканная чугунная решетка. По углам крыши сидело по грифону — птице, призванной отгонять злых духов.

Вода в каналах, окружавших удивительный павильон, почти скрывалась цветущими лотосами, которые уже начали раскрывать свои прелестные бело-розовые лепестки.

Внутри было всего две комнаты. Первая, побольше, вполне могла служить гостиной. Однако дальний ее конец был отделен розовыми шторами, расшитыми пышными цветами магнолии. Они очень украшали скромную комнату и в то же время скрывали широкую, мягкую кровать, покрытую стеганым пуховым покрывалом.

Вторая комната, меньшая, была украшена и обставлена более сдержанно. Но зато в ней хранилась великолепная коллекция нефрита.

Многие верили, что этот удивительный по разнообразию оттенков и чрезвычайно любимый в Китае камень обладает магическими свойствами.

— Здесь мы сможем познать счастье, — негромко проговорила Цзывана.

Стэнтону Вэру потребовалось сделать над собой немалое усилие, чтобы ответить достаточно твердо:

— Прежде всего мне необходимо принять ванну. К тому же мы оба умираем от голода.

Он взглянул на Иня, и слуга поспешил в кухню готовить обед, а Стэнтон направился в свою комнату.

Действительно, последние два дня они боялись заходить в деревни, чтобы купить какой-нибудь еды. Им удалось раздобыть в крайнем домике одной деревни лишь немного риса и овощей. Хозяйка казалась испуганной и торопилась спрятаться в дом. Люди ждали начала страшных событий и хотели припрятать припасы на черный день. По многу часов молодые люди проводили в седле. Лошади устали и шли медленно и вяло, поездка по жаре оказывалась очень утомительной. Поздно вечером, едва добравшись до ночлега, оба падали и мгновенно засыпали. Даже во сне Стэнтон Вэр крепко, словно защищая, обнимал свою подругу, но он всеми силами гнал от себя мысли о любви.

Так же, как Цзывана, Стэнтон Вэр ни на минуту не сомневался, что священник, обладавший даром предвидения, не отправил бы их в путь, если бы не был уверен в его безопасности.

Во время путешествия мысли Стэнтона Вэра время от времени возвращались к служителю далекого горного храма, а иногда он ощущал его присутствие настолько явственно, что не сомневался: в этот момент святой отец молится за успех их путешествия.

Однажды ночью, лежа без сна на душистом сене, Стэнтон Вэр задумался о том, что же ждет Цзывану. Неожиданно девушка положила голову ему на плечо и проговорила:

— Не волнуйся и не мучь себя понапрасну: ведь наша судьба в руках Просветленного.

26
{"b":"222034","o":1}