ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Второй путь. Он предоставляет большую возможность для Эволюции.

Во-первых, так как в Пространстве нет ни одной частицы Праматерии, которая была бы похожа на свою соседку, то будут появляться из небытия бесчисленные и разнообразные живые существа. Господь Кришна нам сообщает, что существует 8 400 000 видов живых существ. Но мы не должны забывать, что виды делятся еще на подвиды, отряды, семейства и прочие подразделения.

Во-вторых, через какое-то время передовой отряд Существ, получив определенную Космическую Форму, Космический Разум и т. п., начинает заниматься творением существ ниже себя по развитию. Небесные Существа объединяются в «трудовой коллектив», который будущие люди-человеки Земли назовут Элохимом (Богом), которому будут подчиняться, молиться и жить в страхе перед Ним.

В-третьих, т. к. нельзя объять необъятное, то все Пространство Элохимы и им подобные «граждане» завоевать не смогут. Это невозможно даже теоретически. Поэтому то, что не оказалось под контролем богов, продолжит свою эволюцию параллельно и самостоятельно. Так что «творцы» Творения не смогут «съесть всего, выпить всего, получить всего», и конец всех этих «творцов» один — все уйдут в небытие, в Пралайю. И какими бы они ни были разумными, конец Цикла приведет всех в первоначальное однородное состояние, правда, с полученным опытом прошедшей жизни.

Таким образом, мы пришли к варианту, что Творение троично:

1. Постоянное проявление жизни из недр Пространства.

2. Развитие ее, с активным участием Разумных Существ через творение себе подобных: послушных и непослушных, как и они сами.

3. Продолжение естественной Эволюции существ, не попавших под контроль «наблюдательных органов» и развивающихся через приспособление и изменение себя, в зависимости от изменения условий жизни в окружающей среде.

Глава 6. Думающий священник

Протоиерей Роман Братчик — сторонник теории эволюции, что неудивительно, если принять во внимание его научный багаж знаний. В 1972 году окончил биологический факультет МГУ. Работал в лаборатории эволюционной зоологии и генетики Биологопочвенного института Дальневосточного научного центра, потом в Институте биологии внутренних водоемов.

Крещение принял в 1985 году. В 1989 году рукоположен митрополитом Курским и Белгородским Ювеналием в священники. С 2005 года настоятель Успенского храма города Курчатова Курской области. Преподает курс «Наука и религия» на факультете теологии и религиоведения Курского государственного университета.

Конечно, есть и священники-креационисты с биологическим образованием. Но отец Роман считает, что креационизм вульгарный — заблуждение. Предоставляем ему слово:

«Совокупность слоев осадочных пород, в которых мы наблюдаем (что бы ни подсовывали нам креационисты) постепенную смену флор и фаун при очевидной тенденции к развитию. Земля буквально перепахана, и после каждого исследования появляются новые данные.

Как люди без специального образования берутся судить об эволюции? Один мой молодой прихожанин начал ругать Дарвина. Я ему сказал, что готов обсуждать с ним Дарвина, если он прочитает «Происхождение видов». Парень оказался упорный, прочитал и сказал мне: «Да! Дарвин — это голова!» Можно не соглашаться с выводами Дарвина, но отрицать, что он большой ученый, труженик науки? Это проявление собственного невежества.

С другой стороны, теории Дарвина 150 лет. А в современной науке это огромный срок. От Дарвина в эволюции если что и осталось, то только принципы. Не Дарвин, кстати, придумал эволюцию, просто ученые искали ее возможный механизм. И Дарвин предложил вариант, который всех пленил своей краткостью. Всего два фактора (естественный отбор и наследование изменений) — и готово. Но когда стали глубже разбираться, поняли, что это не все. Никто не отрицает отбор, изменчивость, но добавляется много других факторов. И если раньше мы рисовали эволюционные дерева, то теперь — сеть: где-то ветви соединяются, где-то расходятся, где-то параллельно идут совершенно разные ветви. Гораздо сложнее предстала нам картина мира, чем 150 лет назад. Ну и что? Мы знаем о теории относительности Эйнштейна, однако не ставим в вину Ньютону, что его научные воззрения устарели, а продолжаем считать Ньютона великим ученым. Так и Дарвина нельзя винить в том, что сегодня ученым больше известно об эволюции.

По поводу происхождения человека от обезьяны скажу, наверное, неожиданную для многих вещь: биологически человек не шибко отличается от обезьяны. Если сравнить признаки, по которым они отличаются, и признаки, по которым схожи, последних окажется намного больше. Однако необходимо дать ответ на такой вопрос: что есть человек? Если мы говорим о себе: «Я человек», — то подразумеваем не свои конечности и форму черепа, но свой дух. Поэтому «человек произошел от обезьяны» — некорректное выражение. Тело могло произойти, но человеком он стал, когда Господь вдунул в него дух: до этого было человекообразное существо. Да и если у современного человека убрать душу, разве это будет человек? И мы многих видим на грани этого состояния: внешне вроде люди, а по духу уже вроде как и нет. Честно говоря, я не знаю, чем они тогда лучше обезьян.

Глава 7. Геном — сумма этапов Эволюции

Вполне фантастическую, на первый взгляд, гипотезу выдвинул российский ученый: в геноме человека содержится наследственная информация о ключевых формах жизни и основных этапах ее эволюции на нашей планете. Если гипотеза верна, то человек представляет собой своеобразный банк генетических программ всех предшествующих, «утерянных» в ходе эволюции видов живых существ, которые можно возродить, если запустить эти программы в действие.

Наш разговор с ученым, доктором биологических наук Геннадием Симкиным, главным научным сотрудником биофака Московского государственного университета имени Ломоносова начался, можно сказать, с арифметики. Еще не так давно некоторые ученые, касаясь расшифровки генома человека, выказывали удивление, что генов у нас оказалось явно мало: всего сто тысяч. Как-то не увязывалось такое количество с невообразимо сложной «конструкцией» человеческого организма, полный ассортимент «деталей» которого и точную технологию «сборки» гены должны обеспечить. Геннадий Николаевич внес буквально ошеломляющие коррективы по этому вопросу.

«Первые результаты расшифровки генома человека, — говорит он, — без всяких сомнений, потрясли мировую общественность, но одновременно вызвали чувство растерянности и разочарования у самих участников международной программы. Оказалось, что число генов собственно человека в три раза меньше, чем ранее считалось: всего тридцать тысяч против предполагавшихся ста. Следует отметить, что в среде генетиков существуют разные мнения по этой уникальной для современности проблеме. Количество скептиков, полагающих, что объявленные результаты крайне далеки от истины, весьма велико.

Скептиков можно понять. Если уж сто тысяч генов представлялось недостаточным количеством для обеспечения всего многообразия чёловеческого организма, то что же говорить о меньшем в три раза. Но хочу подчеркнуть, что речь идет о чисто человеческих генах. А кроме них в геноме содержатся миллионы других — одинаковых с генами низших существ или похожих на них (общих с червями, например; много генов, похожих на гены плодовой мушки-дрозофилы; каждый-пятый ген — общий с микробами и т. д.).

Но зачем они человеку, какова их роль? Вопрос правомерный. Лет двадцать назад академик Георгий Георгиев нарисовал впечатляющую картину далеко не мирного сосуществования прошлого с настоящим в клетках человеческого тела. В процессе эволюции, длящейся сотни миллионов лет и продолжающейся в настоящее время, при адаптации организмов к постоянно меняющимся внешним условиям происходит непрерывная цепь мутаций на клеточном уровне: что-то отживает и перестает функционировать, что-то новое занимает освободившееся место. Но далеко не все отжившее исчезает бесследно: какие-то ферменты, белки, другие компоненты остаются в клетках, причем, возможно, не просто как балласт, но и в ряде случаев мешая клеткам нормально работать. Точной картины наука пока не знает, но надо думать, за истекшее время таких «обломков прошлого» накопилось немало.

16
{"b":"222036","o":1}