ЛитМир - Электронная Библиотека

Обычно Мэллори носила только одно украшение – тонкую золотую цепочку с подвеской в виде знака бесконечности, которая раньше принадлежала Карен. Больше ей ничего не было нужно, но почему-то этот браслет притягивал ее, и Мэллори мысленно прикидывала, где же взять на него денег, которых у нее сейчас не было.

– Для медсестры со «скорой» не очень-то практичная вещь.

Мэллори обернулась и увидела позади себя миссис Берленд. Она стояла, опершись на трость, рот был растянут в нечто, напоминающее улыбку.

– Здравствуйте, миссис Берленд. Вам стало лучше?

– Конечно, нет. У меня распухли ноги, пальцы на руках ничего не чувствуют, и сосуды забились так, что никакой «Тирет» не поможет.

Мэллори уже давно привыкла к тому, что с ней говорили о таких вещах, о которых в обычном разговоре упоминать просто неприлично.

– Вы принимаете таблетки, которые вам прописали?

– В аптеке все перепутали с рецептами.

– Вы обязательно должны пить их.

– Я попыталась позвонить своему доктору. Но он идиот. Ведет себя как двенадцатилетний мальчик.

Ее доктора звали Джош Скотт. Ему было тридцать два, и он считался одним из лучших медиков в округе.

– К нему идут из-за красивых глаз, только и всего.

Мэллори не считала Джоша красивым. Симпатичным – да. Умеющим привлечь внимание… а еще серьезным, даже когда он улыбался. Джош всегда выглядел очень серьезным, как будто побывал в аду, но вернулся обратно целым и невредимым. И узнал много чего важного по пути.

Но все это не имело никакого отношения к его работе. Джош трудился как проклятый.

– Вы очень несправедливы к человеку, который спас вам жизнь. Завтра я первым же делом проверю ваши рецепты.

– Ну ладно, посмотрим. А где же твой парень?

Мэллори перевела дух.

– Ну… – начала она.

– Он не пришел? Какой позор, а ведь ты так разоделась ради него. – И с этими словами пожилая женщина пошла внутрь.

Мэллори повернулась и стала смотреть на браслет. В одном миссис Берленд была права: для женщин с такой работой, как у нее, эта вещь была совершенно непрактичной. Подвески будут звенеть и цепляться за все подряд, начиная от катетеров и заканчивая волосами пациентов.

– Дорогая, что ты тут делаешь?

Мэллори оторвалась от созерцания браслета, внутренне готовясь к разговору с мамой. Элла сегодня надела свое лучшее вечернее платье. Его голубой цвет подчеркивал загар, который она получила, сидя во время перерывов на открытой веранде больницы. Там она читала любовные романы и выдумывала такую же сказку со счастливым концом для своей единственной незамужней дочери.

– Очень мило, – сказала она насчет браслета, – но…

– Непрактично, – закончила Мэллори. – Я знаю.

– На самом деле я хотела сказать, что обычно такие вещи девушкам дарят молодые люди. Тебе нужен бойфренд, Мэллори.

Да, она как раз присмотрела одного в магазине бойфрендов.

– А где твоя пара?

Отличный вопрос.

– Ох, дорогая, он что, не пришел на свидание?

Мэллори посмотрела на носки своих туфель.

– Может, он просто немного задерживается, – проговорила она.

– Для ваших отношений это большой минус.

Ага, самый большой минус для них – это то, что их пока нет вообще.

– Тебе тоже надо сходить на свидание.

– Мне? – удивленно спросила Элла. – О нет. Я пока не готова к новым отношениям, ты же знаешь.

Мэллори знала это очень хорошо. Мама повторяла эти слова на протяжении последних десяти лет, с тех пор как на нее обрушился развод – катастрофическое событие, за которое Мэллори целиком винила только себя.

– Ты какая-то бледная. Может, подхватила этот противный грипп, который сейчас повсюду?

Нет, ее болезнь называется по-другому – Синдром Кинутой Девушки.

– Все в порядке, мама. Не волнуйся.

– Хорошо, тогда я пойду внутрь. Скоро десерт. – Элла поцеловала ее в щеку и ушла.

Мэллори опять прошлась мимо витрин с вещами для аукциона и опять посмотрела на парковку. Десерт подходил к концу. Верхний свет погас, и началась слайд-презентация выставленных на продажу товаров, которую составила сама Мэллори. Больше медлить было нельзя. Пользуясь полумраком, она прокралась в зал, села на первое пустое место и перевела дух.

Пока все шло хорошо.

Она искоса посмотрела на людей, которые сидели за ее столиком, но толком ничего не смогла разглядеть. Справа от нее было пусто, слева сидел мужчина и смотрел на экран. Он показался ей немного знакомым, и Мэллори прищурилась, стараясь понять, где она могла его видеть. Вдруг кто-то сзади положил ей руку на плечо.

– Мэллори, вот ты где.

Ее начальница. Вот черт. Она повернула голову и с улыбкой поздоровалась:

– Здравствуйте, Джейн.

– Я тебя нигде не могла найти. Ты опоздала.

Джейн Миллер заведовала сестринским отделением больницы. А в прошлой жизни, наверное, была королевой, никак не меньше. С тех времен у нее осталась царственная осанка и голос, ослушаться которого было невозможно и который предвещал головную боль, если его обладательница была хоть в малейшей степени чем-то недовольна.

– О, я тут уже давно, – уверила ее Мэллори. – И всю ночь готовилась к аукциону.

– Да? И что?

– Пока все идет отлично, – быстро ответила Мэллори. – Пришел весь город. У нас будет хороший сбор.

– Тогда ладно. – Удивительно, но эти слова она произнесла одобрительным тоном. – Молодец. – Джейн Миллер посмотрела на пустое кресло справа от Мэллори. – Твой парень не пришел?

И тут Мэллори совершила ошибку. Она так и не поняла, что на нее нашло – может, это была усталость от долгой рабочей недели, может, слишком высокие каблуки. Но скорее всего дело было в ее проклятой гордости, про которую бабушка часто говорила ей, что она-то ее и погубит.

– Вот мой парень, – прошептала Мэллори. Как можно более незаметно она кивнула в сторону мужчины слева от нее, молясь, чтобы дама, с которой он пришел, не выбрала именно этот момент, чтобы вернуться из туалета.

– Отлично. – Джейн вежливо улыбнулась его затылку. – Ты нас познакомишь?

Боже мой! Мэллори посмотрела на мужчину, радуясь, что было так темно и он не обращал на них никакого внимания.

– Он сейчас смотрит презентацию. Может, в следующий раз?

Но Джейн стояла на месте и улыбалась. Перед ее упрямством не мог устоять никто – ни администрация больницы, ни чиновники, ни сам Господь Бог.

Мэллори сжала зубы и опять посмотрела на «своего парня». Она была уверена, что тот продолжал смотреть презентацию.

Но он смотрел прямо на нее. И конечно, прямо в этот момент слайд-шоу закончилось и включился верхний свет.

У него была повязка над глазом и синяк на щеке. Мэллори точно знала, что под повязкой были швы, а синяк она сама сделала, когда кинула в него телефоном Грейс.

Это был Таинственный Красавчик.

Глава 5

Не беспокоить: работают шоколадные фантазии.

«Черт, вот это да!» – было первой реакцией Мэллори. В ту ночь она не смогла как следует разглядеть его. Но теперь при ярком свете она видела суровые черты лица, цепкий взгляд, длинное мускулистое тело в элегантном костюме черного цвета и понимала, что перед ней – мужчина, каких сейчас мало. Ему удалось зацепить ее, когда он лежал на спине с сотрясением мозга и кровавыми ранами, и сейчас, видя его в сознании, сидящим рядом с ней, Мэллори испытывала гораздо более сильные чувства.

Прежде чем она успела что-либо сказать, над сценой зажегся свет.

– Твой выход, – сказала Джейн, указывая ей на микрофон в центре. – Ведь ты будешь открывать аукцион? – И она потянула ее вверх за руку.

– Да, я знаю. – Окончание презентации спасло ее, как в детстве порой спасал вовремя прозвеневший звонок с урока.

– Ну? – Джейн обратилась к Таинственному Красавчику. – Вы ее пара на сегодня, значит, вы должны отвести ее к сцене.

Хоть Мэллори ничего не знала про него – ни его имени, ни где он работает, – но она готова была поставить свои последние три доллара в кармане на то, что ему никто и никогда не указывал, что делать, как это сейчас сделала Джейн. Странно, но выражение его лица не изменилось, так и оставшись бесстрастным и спокойным.

10
{"b":"222039","o":1}