ЛитМир - Электронная Библиотека

В темноте.

Но ничего другого не оставалось. Она поднялась, и вдруг два окна над кухонной мойкой вдребезги разбились. У Мэллори чуть сердце не остановилось.

Грейс включила телефон и чертыхнулась. Держась друг за друга, три женщины уставились на ветку дерева, пляшущую в новой дыре.

– Йен с ума сойдет от злости, – сказала Эми.

Йен была хозяйкой кафе. Эта пятидесятилетняя женщина почти всегда пребывала в плохом расположении духа, да еще была настоящей скрягой. Деньги давались ей тяжело, и она тратила их только на свое тайное хобби – игру в покер через Интернет.

Ветер ворвался в разбитое окно, и стало совсем холодно.

– Что-то мне очень захотелось торта. А вам? – дрожащим голосом спросила Грейс.

Все посмотрели на Мэллори.

– Это форс-мажор, – подумав, сказала она. – Джо проживет и без торта, а мы – нет. Но кто его достанет из холодильника?

Они решили бросить жребий, и Эми проиграла. Низко нагибаясь, она пошла на кухню и вскоре принесла и раздала всем по куску торта. Мэллори с сомнением посмотрела на огромный и явно очень калорийный продукт. С месяц назад ее медицинская форма стала ей немного тесна, и потому она бросила есть шоколад. Но сейчас же был исключительный случай, форс-мажор.

Итак, вместо того чтобы пытаться выбраться наружу, к заметенным снегом дорогам, они накинулись на торт. И в темноте ночи, до смерти напуганные ураганом, но возвращенные к жизни шоколадом и сахаром, три женщины разговорились.

Грейс поведала им свою историю. Из-за кризиса она потеряла свое место инвестора в банке, а также свою съемную квартиру, кредитные карты и акции. У нее был шанс получить работу в Сиэтле, и она поехала туда через всю страну. Но там выяснилось, что она должна была не только работать, но и спать с мерзким президентом компании. Она его послала подальше и поехала попробовать удачи в Лос-Анджелес, но решила передохнуть и потому остановилась в Лаки-Харборе.

– Я нашла купон на скидку в местную гостиницу и решила пожить тут немного, собраться с мыслями. Пока совсем деньги не закончатся, – закончила Грейс. Ситуация у нее была почти безвыходной, но описывала она ее довольно спокойным голосом.

– Не сомневаюсь, ты что-нибудь найдешь, – сказала Мэллори, поглаживая в знак утешения ее руку.

– Надеюсь на это, – со вздохом ответила Грейс. – Простите, что вам пришлось выслушать такую нудную историю. Наверное, я слишком долго держала это в себе, и вот теперь меня как прорвало.

– Не извиняйся, – сказала Эми, облизывая пальцы. – Такие темные страшные ночи созданы как раз для того, чтобы изливать друг другу душу.

– Тогда, девушки, ваш черед.

Мэллори не умела изливать душу и повернулась к Эми.

– Ну что я могу сказать, – пожала плечами та. – У меня совсем простая история.

– Это ничего, – заверила ее Грейс.

Эми пожала плечами и неохотно произнесла:

– Это вариация на тему «из грязи в князи».

– Что? – удивленно воскликнула Мэллори. Вилка в ее руке повисла в воздухе. Эми жила в городке уже многие месяцы, и хотя была не робкого десятка, но о своей прошлой жизни никому не рассказывала.

– Вернее, «из грязи в князи, а потом опять в грязь», – поправила себя Эми.

– Рассказывай, – сказала Грейс, беря еще один кусок торта.

– Ладно, но сюжет банальный. Девочка живет с мамой в разбитом трейлере. Вскоре мама вышла замуж, а новый отчим возненавидел девочку до смерти. В шестнадцать лет ее выгнали из дому, лишив малейшей поддержки. Девочку это сломало – ведь она ничего не умела и не знала, как жить одной. Она слонялась по городам-весям, тусуясь со всяким сбродом. И в конце концов у нее осталось только два выхода – как-то выкарабкаться из этой грязи или умереть. Она решила что-то предпринять и оказалась в Лаки-Харборе, потому что когда-то, много лет назад, ее бабушка провела тут одно лето, которое изменило ее жизнь.

Мэллори сочувственно кивнула.

– Ох, как тебе досталось, – произнесла она.

– Смотри, – сказала Эми блондинке, – вот она, самая хорошая девочка города. Всегда утешит, поможет хотя бы добрым словом.

И это была правда. Мэллори очень нравилось помогать людям, утешать их, и этот порыв она не могла сдержать.

– А ты когда расскажешь нам свою тайную историю? – спросила Эми.

– Чуть позже, – ответила Мэллори, облизывая вилку. Или никогда. Она и так слишком много отдавала людям – такова была ее работа, таков был ее характер. Потому ей хотелось иметь хоть что-то, что будет принадлежать только ей. Она потянулась к торту: – Я, пожалуй, съем еще кусок.

– Вежливо уходить от ответа она умеет, – опять обратилась Эми к Грейс. – Наверное, по-другому и не выжить, если у тебя куча безумных братьев и сестер, а ты – единственный нормальный человек в семье. Она думает, что не заслуживает счастья, и заменяет его еще одним куском шоколадного торта.

– Спасибо, мой психоаналитик. – Однако это было очень похоже на истину. Ее семья действительно славилась своими чудачествами, и от этого ей порой приходилось нелегко. И она давно уже не ощущала себя по-настоящему счастливой – с той поры, как умерла ее сестра Карен. Мэллори поежилась. – У вас тут, случайно, не найдется какого-нибудь забытого посетителем свитера или чего-нибудь в этом роде?

– Нет. Йен все продает через Интернет. – Эми положила вилку и откинулась назад. – А странно мы выглядим, да? Сейчас вечер пятницы, а мы сидим тут, поджав ноги и поедая чужой праздничный пирог, потому что других вариантов у нас нет.

– У меня есть, – сказала Грейс. – Просто я не могу выйти отсюда из-за этого дурацкого шторма. – Эми с удивлением посмотрела на нее, и Грейс сдалась: – Ну ладно, нет у меня никакого варианта.

Потом они обе глянули на Мэллори, и та со вздохом призналась:

– Ладно. У меня тоже нет ничего подходящего. И даже хуже. Это как если бы у вас одновременно села батарейка, на машину упало дерево, закончился бензин, и рядом никакой автомастерской. Ну что, излила я вам душу? В образной форме…

Обе женщины тихо рассмеялись, выпуская облачка пара. Они сидели совсем рядом, согревая друг друга теплом своих тел.

– Знаете, – сказала Эми, – если мы выберемся отсюда живыми, это будет чудо.

– Эй! – Мэллори даже выпрямилась. – Конечно, выберемся! Как только перестанет идти снег, мы растащим ветки, пойдем ко мне в машину, вызовем помощь, и…

– Постой, – недовольно прервала ее Эми, – ты не дала мне закончить.

– Прости. Продолжай дальше.

– Спасибо. Значит, если мы выживем, – продолжила Эми с шутливой серьезностью в голосе, – я буду держать торт в холодильнике – такой же, как этот, – только для нас. А еще, – и ее голос стал мягче, – я постараюсь изменить свою жизнь. Хватит уже прогибаться под нее, пора жить по-настоящему. Самое время как-то проявить себя. С этим у меня пока плохо.

– Я твой настоящий друг, – прошептала Мэллори, сжимая ее ладонь в своей. – Особенно после твоих слов насчет торта.

Эми слегка улыбнулась.

– Если мы выживем, – продолжила Грейс, – я, конечно, найду работу. Но не только. Я долго гонялась за своим хвостом, ожидая, когда ко мне придет счастье. Больше ждать не буду, пойду искать его сама.

И опять Эми и Грейс в ожидании уставились на Мэллори. Та вздохнула. Она знала, что хотела лично для себя – стать свободной, жить так, как ей нравится, а не метаться, решая проблемы коллег, родни и просто приятелей. Но ей не слишком-то хотелось распространяться об этом. Подумав, Мэллори произнесла нечто совсем другое:

– На следующей неделе я устраиваю благотворительный вечер для Центра помощи, который хочу открыть. Будут официальный ужин и аукцион. И я единственная медсестра из нашего отделения, которая придет без пары.

– Ну, раз ты уже призналась, что с хорошим парнем у тебя дела не клеятся, надо попробовать с плохим.

– Конечно, – согласилась Мэллори. Но в душе она знала, что, во-первых, в ее окружении не было никаких плохих парней, и, во-вторых, даже если бы он и появился, то вряд ли бы заинтересовался ей.

3
{"b":"222039","o":1}