ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
О лебединых крыльях, котах и чудесах
Древние города
Четыре года спустя
Чего хотят женщины. Простые ответы на деликатные вопросы
Браслет с Буддой
Время генома: Как генетические технологии меняют наш мир и что это значит для нас
Кровь, кремний и чужие
Фантомная память
Метро 2035: Красный вариант
A
A

- Марат! Я не могу говорить, - затараторила я, увидев выразительный жест хозяйки. - У меня все в порядке. Кроха со мной. Как наши?

- Она ещё спрашивает! Тут не знаешь, на сколько частей разорваться! Рысь все западные склоны предгорий обыскала, спасательные службы стоят на ушах, корпорация свои коптеры в воздух подняла... Уже две недели, как поиски прекратились, только Рысь... Впрочем, незачем сейчас, завтра всё расскажем!

- Вы искали меня?

- Эй! Не раскисай там. Еще бы не искали! Только не там, как выяснилось. И как Их Величество изволило оказаться на четыреста километров южнее?

- Не знаю, - растерялась я. - А что-нибудь еще... Передача?

- Передача вышла в срок. Спасибо дяде Леше, очень помог. Бонусы отличные. Рейтинг лучше, чем я надеялся. А вот в городе творится нечто невообразимое и Моретти сам не свой от кучи материала, разобраться в котором без тебя просто некому. Так что готовься. Завтра чуть свет заберём тебя и сразу - за работу.

Вот так вот сразу по всему моему нежно-сопливому и в то же время победоносному настроению - и грязным сапогом жизненной прозы.

- До завтра, Марат! - Я отдала рацию хозяйке. - Спасибо!

- Это тебе спасибо. Ты у нас - первая добыча за три недели, причем вознаграждение обещано - закачаешься.

Я улыбалась и никак не могла прекратить это, вся уже там, в Ново-Плесецке, в студии медиацентра... Но все же не удержалась от любопытства:

- Э-э! Вы тут что, специально сидите, чтобы вылавливать заблудившихся журналистов?

- Нет. Беглую ребятню с ГОКа перехватывать и беспорошным передавать. А только они досюда не добираются. Беглые. Далеко им, понимаешь. Так что за чистую ставку, считай, горбатимся.

Рация тренькнула. Зоя взглянула на табло и обратилась к мужчине:

- Ты, смотри, Дим, гугловые-то журналюги не обманули. Что обещали за информацию о нахождении пропажи своей, то и скинули уже. Осторожные, правда – обещают еще столько же, когда заберут ее живой и невредимой.

- Ну, значит, не напрасно мы с тобой тут месяц оттрубили. Ну а что – осторожные, так кудаж без этого в наше время. А ты, девонька, тигре своему полосатому харчи-то снеси, коли он стесняется на глаза людям показываться, - мужчина протянул мне котелок с недоеденным варевом, наполовину состоящим из тающего на языке мяса.

Я невольно поглядела на это великолепие голодным взглядом и шумно сглотнула слюну.

- Что, наголодалась? А всё равно больше не ешь сегодня, а то кишки тебе может завернуть. Утром позавтракаешь поплотней, да не бойся - успеешь. Пока туман на перевале не разойдётся, никто за тобой не прилетит.

Крохина лапа выхватила у меня котелок, едва я вышла из поля зрения хлебосольных хозяев. В сгустившейся темноте было плохо видно, но после скребущих звуков ложки по дну посуды, послышался и мягкий шелест языка. Я ласково погладила своего хранителя по голове, но звать к людям не стала - он знает, что делает.

Остаток вечера прошел в молчании. Хозяева предпочитали слушать округу, а не заполнять её своими звуками. А я недолго блаженно глядела в синие небеса и зеленую крону сосны, лежа в натянутом меж двух стволов гамаке. Слишком устала, чтобы бороться с наплывающей дремотой.

***

Утром мы с Зоей поднялись на наблюдательную площадку. Мощная оптика, установленная в домике на высоком дереве, представляла собой старенький обзорный телескоп, через какие в увеселительных местах туристы любуются красивыми видами. Широкая панорама прерии с множеством животных была словно на ладони. Однако любую деталь этого пейзажа можно было разглядеть в подробностях, чем я с удовольствием и занималась не меньше часа - идущий за мной коптер задержали из-за тумана.

- Видела я вчера животинку, что тебя охраняет. - Хозяйка вдруг заговорила со мной. - В ориентировке было сказано, что это кадавр, искусственное создание, а вот только ты мне скажи, он на задних лапах может ходить?

- Почти также хорошо, как человек. Кстати, они у него не ноги, а руки, - я ответила не задумываясь. Вся уже обратилась в слух, ожидая услышать знакомый звук коптера Рыси.

- Очень уж много сходства между ним, и Хозяином. Легенды о нём то и дело из разных мест долетают, но только, чтобы существо это стало служить человеку - быть того не может. Стало быть, и правда, кадавр.

Я улыбнулась этой суровой женщине, не слишком поняв, о чем она говорит, о каком еще хозяине. Но расспрашивать сейчас о местных поверьях не стала. Слишком волновалась перед встречей с друзьями. В голове не укладывалась, что больше месяца они считали меня пропавшей. Что столько времени я выживала! Вот что значит потерять счет дням. Привыкли, что за нас всегда думают машины. Кстати, и день рождение мое давно прошло, а я и не вспомнила о нем - впервые в жизни. Вот и славно.

Боже. Осталось совсем немного и я увижу их всех - Рысь, Марата, Сержа...

Сердце больно стукнулась о ребра и провалилось куда-то вниз. Оглянулась вокруг, но ничего не заметила. Подумала с беспокойством, не опоздал бы Кроха к прилету коптера. Не видела ведь его с вечера.

И как бы красочны не были открывавшиеся передо мной картины, ничто не могло сравниться с появившемся на горизонте 'стрижём'. Значит Рысь сама полетела. Очень боялась в глубине души, что пошлют кого-то другого.

Чуть не упала, спускаясь вниз по узким ступенькам. Женщина вдруг улыбнулась очень по-доброму, а мне уж казалось, что улыбаться она не умеет. Поддалась порыву, обняла ее, та усмехнулась, похлопала по плечу, кивнула:

- Счастья вам, госпожа Морозова. Молодец, девочка. Ну, беги. Мне то возвращаться пора, да и не хочу с твоими встречаться, ни к чему это.

С этими словами, она спокойно развернулась и пошла к лесу, а я еще некоторое время смотрела ей вслед, только потом спохватившись, что даже номера ее рации не спросила.

Однако пора было и правда бежать. Машина уже приземлялась недалеко от меня. Но ноги от чего-то стали ватными, даже идти быстро не могла.

Вот они высыпали все, впереди Рысь бежит, мужчины идут быстро, но с достоинством. Конечно, чего им бегать! Вот же я, уже тут. Искать больше не надо!

Рысь налетела, сжала меня в объятиях. Всхлипнула и прошептала прерывающимся голосом:

- Я верила.

- Спасибо, - так же тихо прошептала я, у самой глаза были на мокром месте.

А Марат вдруг отстранил Рысь, схватил меня в охапку, так что пришлось обхватить его ногами за талию и смеяться радостно, пока кружил меня, улыбаясь. Он шутил, но я только понимала, что это здорово, не вдумываясь в слова.

А потом меня у него отобрал Серж. Тоже покружил и остановился, не отпуская.

- Ну, привет, - подмигнул итальянец. – Миленькие ожерелья! Камеру я заберу?

И не дожидаясь ответа, протянул руку и сковырнул камеру у меня с кожи, о которой я, признаться, и позабыла. И как не сковырнула ее во время купаний?

- Эй, погоди! Там...

- Я разберусь, - перебил он, - пойдем уже. Времени, на самом деле мало. Где Кроха?

- Я видела, что он забирается в коптер, - сообщила Рысь. - Куда летим? В дом?

Прежде чем Марат успел отдать распоряжение, мне удалось вмешаться:

- В дом, Оль. Пока я не приму душ и не переоденусь, всё равно толку от меня ноль.

- Я же говорил, - хохотнул Серж, глядя, как вытянулось лицо Марата, - с тебя коньяк, Токаев!

***

Мягкое кресло салона вытянувшийся, на диванчике, словно у себя дома, кадавр, шелест раскручивающихся роторов... и Марат, срочно отвечающий на вызов по визорам, привычно устроившись в кабине — старая жизнь, будто одним махом стёрла приключение и взяла своё. Серж сидит напротив, откинувшись на сиденье, полуприкрыв ресницами глаза. Рассматривает меня, ясное дело, и думает непонятно о чем. Нет, улыбнулся, произнес вдруг тихо:

- А ты изменилась, Ди…

И с чего взял? Я слова сказать не успела. Кроха тоже был удивлен, судя по тому, как дернулось у него ухо. Я уже открыла рот, чтобы расспросить Моретти о программе и всем остальном, как наш администратор попросил Рысь погодить со взлётом, включив громкую связь.

104
{"b":"222048","o":1}