ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Взгляд опять переместился на последнего члена команды – развалился на вещах и одобрительно посматривает в мою сторону, в глазах странные искры и твердая уверенность, что проблемы надо решать по мере их поступления. Спасибо, Кроха, приятно знать, что на кого-то всегда можно положиться как на каменную стену.

- Оля, - Серж заговорил чуть громче, - надо уходить левее, срежем угол и пойдем над дорогой к горам. С беженцами нам не по пути – они оставляют слишком заметный след, и первый удар наверняка будет направлен по ним.

Марат согласно кивает, и коптер сразу заваливается на левый бок. Вот значит как… Никогда бы не подумала, что судьба других людей будет интересовать меня в таком разрезе – смогут ли они отвлечь внимание охотников от меня. И ведь такой подход совсем не вызывает протеста в душе, мы просто выбираем собственную судьбу. И совсем не факт, что этот выбор более счастливый. Но вот поинтересоваться планами стоит:

- Долетим до гор, а что потом? – кашлянув, чтобы прочистить пересохшее горло, спросила я. Слишком уж долгим было мое молчание.

Нет, все же мы на самом деле команда! Как ребята обрадовались, поняв, что я только сейчас пришла в себя, даже Рысь улыбнулась мне печальной улыбкой.

- А потом, донна миа, мы найдем пещерку поуютнее – коптер надо спрятать от радарного обнаружения с орбиты - и начнем жить, как настоящие пещерные люди. – Добившись от меня улыбки, Серж подмигнул в ответ и продолжил: – Наличие коптера нам даст некоторую мобильность, а кадавра – автономность. Все остальное можно будет решать только по обстановке.

С любопытством глянула на нашу основу автономности, как он отнесся к тому, что его «тоже посчитали», но Кроха развалился, как кот на помойке, и только одобрительно махнул ушами, дескать, «все правильно, там посмотрим».

И в этот момент судьба решила нам напомнить о последствиях неверных решений.

Внизу нитка дороги вдруг расцветилась яркими пятнами, а потом коптер резко бросило на один бок, в результате чего меня прижало к спинке, а Кроха, не удержавшийся на оставшейся неподвижной поклаже, меховым ядром пролетел по салону и финишировал на моих коленях. Впрочем, последнее не совсем верно – приземлился он на все четыре лапы на спинку кресла и до того, как обратный наклон бросил его назад, успел высунуть язык и совершить надо мной традиционное утреннее умывание. Это действительно ободрило и отвлекло от зрелища, схваченного глазами – как от дороги к нам тянутся светящиеся ниточки, и в боковом стекле и крыше салона образуются дыры в два моих кулака. Всё это почему-то совершенно бесшумно.

И если увиденное можно было списывать на обман зрения, то свист ветра в отверстиях не позволял признать их игрой воображения. Моретти опять демонстрировал недюжинное знание русского матерного, а Токаев, угрюмо заявил: – «Надо же, местные позаботились выделить средства ПВО для прикрытия колонны беженцев с воздуха», а Кроха чинно слез с моих коленей, уселся рядом и, наконец, пристегнулся.

Рысь спокойным голосом доложила: – «Серьезных повреждений нет», - и поинтересовалась: – «Куда теперь?». Только побелевшие губы выдавали, что она пережила побольше нашего. Осмотрели и ощупали каждый себя сам, пытаясь успокоиться - к счастью, никто не был ранен - и призадумались над вопросом нашего пилота. Пытаясь быть самыми умными, мы влипли в серьезную переделку – от пути на север вдоль побережья нас теперь отделяла злополучная колонна, с которой стреляли в любой летательный аппарат, не задумываясь. И я их хорошо понимаю. На запад были снежные вершины гор, на восток океан, возвращаться назад в город и прорываться на юг – не хотелось решительно. Не факт что защитники Ново-Плесецка не поприветствуют нас еще более горячо. А уж о возможностях армейских ПВО даже думать не хотелось - мы им даже не на один зуб.

- Надо возвращаться, и стараться проскочить между городом и горами. – Выдал свое предложение изучавший карту Марат.

- Не стоит! – С непонятным нажимом сказала Рысь.- Давайте возьмем больше на северо-запад, там будет плато, а за ним перевал. Он высокий, но у нас потолка хватит и просто напрямую через горы перелететь. Разве что… - она бросила взгляд на дополнительные вентиляционные отверстия – надо будет кислородные маски надевать, но это просто неудобство, не более.

Перевалив через горы, мы получали более безопасное укрытие, но одновременно теряли возможность следить за тем, что происходит в районе столицы – прибывающие войска наверняка в первую очередь возьмут под контроль это направление, и перелететь обратно через горы будет весьма проблематично. Но тут уж приходилось выбирать между безопасностью и осведомленностью. От Марата больше возражений не последовало, и машина легла на новый курс.

Некоторое время наблюдали, как настоящий лес под нами сменяется укрывающей склоны «зеленкой» - труднопроходимым переплетением низкорослых деревьев и кустарников. А потом мы выскочили на относительно ровное место между пологих холмов, и стало не до того. Прямо посреди площадки возвышался еще один летающий стадион! В отличие от того, что садился на посадочный стол космодрома, из этого потоком шла выгрузка техники.

Рысь опять бросила машину в головокружительный вираж и перед глазами мелькнула идущая в сторону города колонна военных машин. В следующий миг горизонт встал чуть не вертикально, и все мысли из головы вытрясли непрерывные рывки.

Сколько длилось это безобразие - вряд ли возможно установить точно, Марат ругался самыми черными словами, Серж молчал, а Рысь вытряхивала из нас и машины душу, устроив слалом между многочисленными холмами в качестве точек поворота. Потом был относительно ровный участок и до меня дошло, что теперь мы летим на юг – видимо, план админа остался единственным из приемлемых. Но и ему вряд ли суждено было сбыться – летели мы со значительным креном, и, взглянув на правый импеллер, я увидела, что с него потоки воздуха срывают клочья противопожарной пены. Запоздало в душе колыхнулся страх.

- Не волнуйся, все целы, – успокоил меня Серж.

- Ага,- подтвердил Марат, - военные ракету на нас пожалели, а системы наведения пушек у них с хорошей автоматикой – бьют только по источнику магнитного поля. Видимо они хотели нас «приземлить», но у них слишком высокая скорость – проскочили вперед, сейчас….

- Разделяются и заходят по новой! Один в лоб, второй сбоку! – прервала его Оля.

- Жмись к земле и препятствиям! – крикнул оператор, заслужив неодобрительный взгляд Крохи, а в следующий миг деревья внизу слились в непрерывную полосу и бросились нам на встречу.

Я почувствовала на своем поясе лапу кадавра, сам же он умудрился при этом так растопыриться, что занял практически весь салон. Успела вяло подумать: – «Зачем? Ведь я пристегнута…», - когда перегрузка сначала вжала меня в сиденье, а потом удар бросил вперед. Ремень больно врезался в грудь, а потом просто оборвался, и мы с Крохой единым комком впечатались в надувшуюся «завесу». Сетка безопасности, надутая воздухом при столкновении, показалась сделанной из камня.

Глава 28

Очнулась я от приставаний Крохи – этот мерзавец мало того, что лизал мне лицо, так еще и мял уши изо всех сил! Попыталась оттолкнуть это чудовище, и со словами: «Кроха, милый, будь человеком – дай поспать, еще ведь рано!» - попробовала завернуться в одеяло. Но вся сонливость тут же слетела – слишком уж необычной была обстановка моей спальни, да и кадавр на радостях так крутанул мои бедные уши, что на глаза навернулись слезы.

Прорычав обещание ощипать его с помощью пинцета для бровей, кое-как протерла глаза, чтобы обнаружить себя лежащей на чем-то мягком. Прямо перед глазами увидела вдруг пол нашего коптера, ставший почему-то стеной, и мохнатую спину Крохи, отцепляющего наши рюкзаки от страховочной сетки. С поражающей быстротой и силой, он вышвырнул их в раздвинутые боковые двери, располагающиеся теперь на потолке. В виде последнего тюка, он самым бесцеремонным образом подхватил с пола и меня. Чувствуя дополнительную поддержку пониже спины, я, быстро цепляясь за окружающие предметы, выдралась наверх, а потом спрыгнула наружу. Марат с Сержем вовремя меня поймали, не дав растянуться на земле.

113
{"b":"222048","o":1}