ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Всхлипнув навзрыд, я выстрелила, раз, другой, а скотина сделала какой-то неуверенный шаг в мою сторону. Несколько секунд она стояла, замерев, а потом знакомыми прыжками рванула ко мне.

Еще выстрел, словно его и не было. Ни бежать, ничего сделать, я уже просто не успевала. Сжав зубы с такой силой, что стало больно, я прицелилась и снова нажала на курок, и сразу - в двух шагах от меня, чудовище остановилось, ткнувшись рылом в землю. Что-то серое промелькнуло поверх огромной туши, или показалось в помутившемся сознании, а потом, поняв, что кабан больше не шевелится, я стала пятиться в рощу, споткнулась обо что-то и спасительная темнота навалилась прежде, чем я упала.

Поток ледяной воды, хлынувшей на голову и в лицо, вернул мне сознание сразу, вместе со страшными воспоминаниями. Чихнув, я поспешно открыла глаза и поразилась, что все расплывается, а я ничего не могу разглядеть.

- Она очнулась, - сказал кто-то, и ужас стал отступать. Я больше не одна! Господи... Кое-как села и протерла кулаками глаза.

Когда зрение удалось сфокусировать, увидела перед собой страшно бледных Сержа и Марата. Кажется, за ними маячила Рысь и тот водитель, Стас.

- Слава Богу! Ты жива, Ди, - кажется, это Марат воскликнул.

- Глеб, - с трудом прохрипела я - горло ужасно саднило, - Глеб жив?

Марат закусил губы и отрицательно покачал головой, и тогда я заплакала. Мне было стыдно, но ничего не могла поделать. Кто-то гладил меня по голове, а я вдруг отчетливо вспомнила и Камаля. Не смогла удержаться. Спазмы снова и снова сжимали мой желудок, опорожняя на зеленую траву его содержимое.

- Дыши! - откуда-то сверху раздался голос Моретти, - Ди? Полегчало?

Я закивала, не в силах посмотреть на своих друзей. Кто-то стал лить воду, и я вымыла лицо. Руки дрожали. Почти насильно Марат заставил сделать меня несколько глотков из своей фляжки, и меня чуть снова не вырвало - если там был и не чистый спирт Стаса, то что-то близкое к тому. Но рвоты не повторилось. И я попыталась, наконец, подняться с колен.

Парни придерживали меня с двух сторон. Невдалеке стоял внедорожник, туша кабана была накрыта брезентом, также как и то место, где погиб Камаль, Там, где последний раз видела Глеба не было ничего, лишь на траве виднелись темные пятна.

- Мы успели объехать по другой дороге, - пояснил Марат, - пока ты была без сознания. Услышали выстрелы...

- Думаю, на сегодня сафари закончено, - полуутвердительно произнес Моретти, - поехали домой, Ди.

Я кивнула. Марат вдруг нагнулся и поднял меня на руки, как маленькую.

- Я отнесу ее! - твердо сказал он кому-то.

Я беспомощно обхватила его за шею и уткнулась в широкую грудь, пахнущую какими-то цветами, потом и чуть-чуть алкоголем.

Поездка назад, на ранчо прошла как в тумане. Я, то приходила в себя, то снова впадала в полудрему и тогда мне виделись какие-то жуткие картины. Видела заплаканные лица Рыси, Леночки и Надюшки, но даже не могла их никак утешить и подбодрить.

Уже в коптере, куда меня тоже перенес Марат, я слабым голосом поинтересовалась, куда мы летим.

И поразилась своему равнодушию, услышав про дом на скале.

Как долетели, как я оказалась в своей новой постели в раздетом виде - это уже совсем осталось непонятным. Кажется в коптере, Серж сунул мне какую-то таблетку, наверное, она так подействовала.

Проснулась я поздно вечером, визоры показывали одиннадцать. На кресле встрепенулась и сразу подлетела ко мне Рысь.

- С добрым утром, - улыбнулась она. Мягкий свет залил мою новую спальню.

- Привет, а где все?

Рысь смущенно вжала голову в плечи.

- Все отказались тебя оставлять здесь одну, и я их разместила - кого куда. Ты не против? - затараторила она, - Я им говорила, что тут буду я и уже все хорошо, но они все равно...

- Все нормально, Оль, - мне так тепло стало внутри от ее слов, - я даже рада. А они уже легли спать?

Рысь помотала головой. И огорченно сообщила:

- Даже есть отказались без тебя, а я так старалась. Ждут. Моретти сказал, что ты в одиннадцать проснешься... Ой, и правда. Ты хочешь есть?

Ее вопрос был задан таким жалобным голосом, что я не могла ответить иначе:

- Умираю с голоду.

- Это хорошо, - она отвернулась и тихо добавила:

- Прости меня, Ди. Я должна была поехать с тобой.

- Оль, никто не знал, что так будет!

Девчонка отчаянно замотала головой.

- Ты не понимаешь! - с мукой в голосе произнесла она, но тут же забормотала. - Прости! Что это я... Набросилась... Прости, пожалуйста, я потом... так я пойду?

- Иди, - я кивнула, очень тронутая ее переживанием, чувствуя, что не заслуживаю такого отношения, да и утешать ее - нет пока сил. Самой бы прийти в норму. - Только приму душ и скоро буду.

- Мы подождем! - опустив плечи, Рысь вышла из спальни, плотно прикрыв за собой дверь.

Столкнувшись с Сержем прямо за дверью, я схватила его за футболку, наверняка слега ошарашив:

- Где эта камера?

- А! - он осторожно сжал мои кисти и, оторвав от футболки, стал нежно массировать в своими длинными пальцами. - У меня.

- Всё видел? - у меня опять появился комок в горле от его ласкового взгляда.

- Ди... Да, всё... почти. Ты умница, девочка.

- Серж, пожалуйста, я всё понимаю, но ты не мог бы... Может не будешь никому рассказывать? Я знаю, что это не профессионально, ведь я журналистка, но он же умер, он же даже хотел меня спасти... Прошу тебя!

- Ди! Спокойно, спокойно! Раз ты так хочешь, никто не узнает.

Он достал из кармана знакомую камеру на цепочке и протянул мне:

- Вот, держи, закрыл запись твоим личным кодом, прочесть и скачать не сможет никто. Заодно подарочек будет. Пригодится, может, когда-нибудь... Теперь ты немножко успокоишься, а? Но если желаешь, устроим маленький пожарчик. Как тебе?

- Не-е, - улыбнулась я, пряча подарок в карман брюк. - Пусть останется! Спасибо тебе! А где все?

- В столовой, где ж еще. Готовы уже съесть друг друга, дожидаясь тебя.

- Вечно ты шутишь, идем!

- Стой!

Я удивленно посмотрела в его ставшие очень серьезными глаза.

- Что?

- Поверишь ли, что я страшно виню себя в происшедшем?

Я молчала, опустив глаза. Похоже, все вокруг чувствуют себя виноватыми. Но что мог бы сделать Серж, или Рысь?! Простой оператор и девочка-пилот! Их наверняка убили бы первыми, а потом уже принялись за меня. Как хорошо, что никого из них не оказалось рядом!

- Поверю! Спасибо. Изменить все равно уже ничего нельзя. Лучше забыть! И... ты же всё видел... Тебя бы убили первым, разве нет?

Он вздохнул и помотал головой, но вслух согласился:

- Пожалуй, сеньорита. Грустно такое слышать о моих предполагаемых возможностях, но ... как говорят русские... ай раджонэ . То есть - крыть мне нечем.

На этом наш разговор и закончился.

В столовой уже вовсю хозяйничала Рысь, накрывая на стол что-то очень аппетитное в красивых тарелках, исходящих ароматным паром.

Все были в сборе - и Марат, и Леночка с Егором, Степан Степаныч, который Викинг и даже Надюшка.

Мужчины дружно вскочили при моем появлении. Надо же, какие вежливые! Надо же, какие вежливые! Так бы и расцеловала, да только сомнительно, что правильно поймут...

Глава 12

'Снежные склоны хребтов Гиндукуша

в красных заплатах солдатской крови.

Я под огнем перекрестным не струшу

ради твоей неизвестной любви.

Может быть, смерть мои руки развяжет -

я обниму тебя, падая в снег.

Горы высокие небу расскажут,

как человека любил человек.

Словом прощанья, слезою печали

издалека не тревожь, не зови.

Лучше останься такой, как в начале

нашей с тобой неизвестной любви.

Мы не бродили Москвою вечерней,

не целовались в Нескучном саду,

48
{"b":"222048","o":1}