ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Последние метры над тучей пролетела словно в забытьи, то казалось, что не успею, то наоборот все внутри вспыхивало радостью - успеваю. Сильно замерзла, руки едва меня слушались. И вот уже осталось совсем немного, еще бы несколько метров...

Последние хвосты тучи унеслись подо мной вдаль, даже показалось, что грозовое облако начало распадаться, образовывая прорехи. Но это уже меня не касалось. Настала пора приземляться, и я аккуратно по спиралям стала уходить вниз. Внутри все ликовало, но пока я не встала на твердую землю, радоваться было рано. Вот уже близко высокий склон горы, разглядела подходящее место - довольно большой пятачок травянистой площадки.

Хорошо бы попасть именно на него - ведь тогда можно будет снова взлететь. Метров пятьсот до низа там есть, разве что для разгона маловато.

Скорость удалось сильно снизить, потом ещё и ещё, пока совершенно мягко ноги не коснулись земли. Именно там, на пятачке у скалы - площадочке примерно пять на пять метров, с которой некуда было бы деться без параплана.

Трясло так, что я сразу опустилась на мокрую от прошедшего ливня траву. И некоторое время просто сидела не в силах поверить, что мне удалось выжить. Правда, теперь я не имела ни малейшего представления, где я, и насколько далеко меня унесло от друзей.

Но сейчас это волновало мало. Я полной грудью вдыхала чистый и вкусный после грозы воздух, ощущая себя как никогда живой. И не так все плохо получилось в итоге. Параплан со мной, в какую сторону примерно лететь представляю, так что немного передохну и полечу.

Сколько пробыла в таком расслабленном состоянии - не представляла, может десять минут, а может и полчаса. Встала неохотно и принялась за дело. Расправила купол, подготавливая его к полету, с радостью убеждаясь, что он цел и невредим. Единственное, что беспокоило - это совершенное безветрие. Почему? Ведь только что ветер дул с такой бешеной силой, а сейчас словно кто-то его разом отключил.

Так меня может просто унести вниз, в незнакомую долину. А это совсем не то, что следовало сделать. Во-первых, там виднелся густой лес, опасный не только для полета на параплане, но и для моей шкурки, окажись я внизу. Кто знает, какие твари водятся в этом лесу? А приглядевшись, я убедилась в правильности своих догадок, заметив каких-то крупных животных, промелькнувших между деревьями. Пистолет, конечно, при мне, но печальный опыт с огромным кабаном-людоедом еще не забылся, хотя и побледнел на фоне экстремального полета.

Значит, надо ждать ветра. Должен же он появиться! Что здесь могут найтись термические потоки - сомнительно, лесистая местность это вроде бы исключала. Разве что дальше, километрах в четырех впереди, где виднелись луга и тонкая змейка реки. Но в безветрие туда не долетишь.

Вздохнув, отцепилась от кресла, чтобы оправиться. Ожидание грозило затянуться. Голода я пока не чувствовала, а вот пить хотелось. Солнце снова начало палить, а мне даже негде от него было укрыться. Разве что соорудить навес из параплана.

Но первым делом надо конечно оповестить ребят, довольно уже играть в беглянку. Сейчас-то мое исчезновение уже обнаружили. Сколько прошло - час? Два? Страшно представить, что они думают о моем исчезновении. Но как ни боялась их праведного гнева, деваться-то некуда. Ведь им так просто долететь сюда и меня забрать.

Раскрыла поясную сумочку и достала визоры. И только теперь вспомнила про поломку. Дрожащими пальцами надела очки и включила устройство, взмолившись, чтобы оно работало. Но бесполезная теперь игрушка никак не реагировала. Писк, давший было мне надежду, только сообщил дребезжащим голосом: 'Перезагрузка всех систем. Ожидайте. Осталось десять часов, сорок три минуты, семь секунд'.

Десять часов! Даже почти одиннадцать! От отчаяния захотелось разбить визоры о скалу, но удержалась. Ведь вполне может получиться, что я буду все еще здесь, когда они заработают.

Сидела, прислонившись спиной к гладкой теплой скале, и некоторое время всхлипывала, жалея себя. Пить хотелось все сильнее. Тяжело вздохнув, поднялась и подошла к краю, чувствуя слабое головокружение от ощущения высоты. Отступила быстро, чтобы ненароком не свалиться на острые скалы внизу. Стоило выживать в безумии стихии, чтоб так по-глупому разбиться! Срочно надо было занять себя делом!

А раз предстоит провести много времени прямо здесь, решила для начала хорошенько осмотреться, что я тут имею. А имела немного. Площадка, почти квадратная, со стороной чуть больше пяти метров. Если стоять спиной к горе, то передо мной был крутой обрыв, а слева еще один, но с этой стороны падать пришлось бы меньше - всего-то метров сто. А справа гора слегка нависала надо мной, поднимаясь вверх неровными ступенями под углом градусов в семьдесят.

В общем, ничего утешительного. Точнее одну радостную деталь обнаружить удалось - в углу, который образовали две стены моего временного, как я надеялась, прибежища, нашлось небольшое углубление в камне, наполненное дождевой водой. Не удержавшись, опустилась на колени и выхлебала чуть ли не половину, когда здравый смысл заставил остановиться. С грустью поглядела на остатки с мутноватой грязью на самом дне. Надолго явно не хватит, да и солнце так греет, что трава уже высохла. Чтобы драгоценная влага не испарялась, накрыла краем купола, решив экономить.

А потом навалилась такая усталость, что решила чуток поспать - делать все равно было совершенно нечего. Уговорила себя, что всего полчаса, не больше. Боялась упустить ветер.

Легла, кое-как укрывшись под крылом параплана, и накрыв голову жилеткой, которую из-за жары пришлось снять. Слой земли с травой, видимо был совсем тоненьким, но, несмотря на жесткое каменное ложе, отключилась почти сразу.

***

Жаль, что ненадолго. Купол сполз во время сна, рука, нога и бок затекли, в горле пересохло. Вдобавок вся выпачкалась под грязным и мокрым парапланом. И как додумалась расстелить его на влажной еще траве, а потом не заметить, в каком виде находится мое 'одеяльце'? Наверное, сказался стресс и сильная усталость, до сих пор ощущались последствия напряжения во всем теле, усугубленные лежанием на камне.

С грязью на футболке и камуфляжных штанах пришлось смириться. Воды и для питья маловато, и не только для стирки, а даже для умывания уж точно не предназначалась. Только жилетка, то есть разгрузка, осталась чистой. Прикрывая мою голову от солнца, она не соприкасалась с грязным куполом. Натянула ее поверх пострадавшей футболки, словно кто-то мог меня увидеть в таком состоянии. Пить хотелось все сильнее, и я пошла в уголок к каменной чаше. Легла животом поверх относительно чистого верха параплана и сделала пару медленных глоточков. Что будет, когда воды не останется, если к вечеру не поднимется ветер, не хотелось и думать. Лететь же ночью я ни за что не рискну. Это я уже понимала, гроза, казалось, выбила всю дурь из моей головы. И как я могла поступить так безответственно, по-детски - сбежать, никого не предупредив, не оставив хотя бы записки?

Встряхнулась, приказывая себе перестать заниматься самоедством. Натворила дел, так надо выкарабкиваться, а не жалеть об упущенных возможностях. Вот когда закончится все хорошо, тогда и подумаю, а сейчас следовало собраться и в первую очередь высушить купол.

Отцепив стропы от подвески - или иначе - от полётного кресла, высмотрела наверху два тощих деревца, росших прямо из расщелины в скале. Додумалась привязать к одной из веревок кусок скальной породы, нашедшейся тут же, и после нескольких попыток, когда рука уже устала закидывать вверх тяжелый камешек, он, наконец, перелетел через оба ствола. Длины веревки вполне хватило, чтобы подтянуть параплан повыше - мокрой стороной вверх. Конец веревки привязала к неподъемному угловатому камню, лежащему под стеной. Размерами он походил на большой арбуз. Вспомнила даже, как вяжутся морские узлы, благодаря чему закрепила драгоценное средство возвращения в цивилизацию вполне надежно за оба конца. Синее полотно параплана ярким пятном выделялось на слегка покатой серой скале, радуя глаз.

77
{"b":"222048","o":1}