ЛитМир - Электронная Библиотека

Четыре минуты до атаки.

Второй и Третий доложили о занятии исходной позиции. Четвертый и Пятый приготовили к стрельбе ручные ракетные комплексы. За ними первое слово. Для начала они отстреляются ракетницами по наиболее защищенным объектам, потом Первый, Второй и Третий начнут зачистку живой силы противника. Четвертому и Пятому в это время отводится роль перехватчиков. Они, заняв наиболее высокие позиции, будут отстреливать противника из снайперских винтовок «Вельд». А по окончании зачистки приступят к минированию.

Конечно, можно было бы просто нанести авиаудар и разбомбить ко всем чертям это гнездо. Но вся соль была в том, чтобы бойцы Манагена и Хабарова оттачивали свое мастерство именно вот в таких операциях.

Первому пришла картинка от Шестого. Вторая пятерка заняла исходную позицию. Он доложил о готовности Манагену.

– База, группа на позиции, – бесстрастным голосом проговорил Первый.

– Атакуйте!

Буквально через две секунды Четвертый и Пятый разрядили свои ракетницы в сторону построек фермы. Одновременно с ними, справа, дали залп Девятый и Десятый. Пока перезаряжались ракетницы, форварды медленно двинулись к ближайшим строениям. На внутренних сторонах забрал их шлемов проецировались красные точки. Судя по количеству точек, противников было больше чем пятьдесят человек. Полковник, просматривая данные с камер бойцов, сначала нервно задергался, но потом успокоился, решив, что пара десятков лишних противников никак не скажутся на операции. Его бойцам приходилось брать объекты и покруче.

Тем временем форварды вплотную приблизились к крайним постройкам и приступили к основной фазе операции. Перехватчики, отстрелявшись из ракетниц, взяли в руки снайперские винтовки и стали выцеливать противника.

Все бы прошло, как обычно происходило при других операциях, но противник никак не хотел умирать. Более того, противник атаковал сам. Профессионально. И оружие у него было таким мощным, что броня бойцов не выдерживала.

– Полковник! Что происходит, черт побери?! – завопил доктор, повернувшись к Манагену. – Они гибнут! Вы слышите, черт бы вас побрал?! Они гибнут! Второй, Третий и Седьмой потеряны! Вы понимаете?! Потеряны! Их больше нет! Кто там, на этой ферме?! А? Я вас спрашиваю?!

– Откуда я знаю, кто там?! Я что – провидец?! – придвинув свое лицо к лицу доктора, заорал в ответ Манаген. – По данным разведки, там должны быть боевики, охраняющие лабораторию!

– Это конец! Вы понимаете?! Вот! Вот! Смотрите! – продолжал орать доктор и тыкал пальцем в экран терминала. – Теперь Первый и Шестой! Господи, что же там происходит?!

В этот момент дверь открылась и в маленький отсек втиснулся капрал Левин.

– Капрал, тебе какого хрена здесь нужно?! А? – ощерился на вошедшего Манаген.

Левин направил на Манагена пистолет, который до этого прятал за спиной. Полковник отшатнулся.

– Сиди тихо, полкан. Мне нужен только доктор. – Левин перевел ствол на Хабарова.

В этот момент на него с места прыгнул Варовски. Капрал отскочил в сторону, насколько позволяло пространство отсека, и выстрелил. Варовски откинуло, и он упал. Манаген скосил глаза. Один выстрел – один труп. Во лбу Сэма зияла дырка, из которой плавной струйкой вытекала кровь. Под головой расплывалась лужа.

– Доктор Хабаров, – ствол пистолета вновь смотрел на Хабарова, – по закону Российской Империи, статья пятьсот шестьдесят семь дробь семь: незаконные исследования и опыты на людях, вы приговариваетесь к смертной казни. Заочный суд состоялся четыре месяца назад. Я исполнитель приговора. Последнее желание будет?

– У меня будет вопрос. – Доктор на поверку оказался далеко не трусом.

– Задавайте.

– Что будет с моими ребятами?

– Их уже нет, доктор. Они тоже косвенно подпадают под уничтожение. Это не моя воля. Я бы оставил их жить, но я не Император.

– Печально. Вся работа коту под хвост. – Хабаров взглянул на Левина, и тот выстрелил. В голову.

Потом капрал посмотрел на Манагена:

– Убирайтесь отсюда, полковник. И советую вам немедленно уйти в отставку. Не дожидаясь одобрения сверху. В корпорации не поймут, что вы остались живы. У меня нет приказа преследовать вас, а также нет к вам личной неприязни. Да и к Варовски не было. Сидел бы тихо, был бы жив. Счастливо, полковник. Надеюсь, больше не свидимся.

Капрал, пятясь, вышел из отсека и, прихватив с собой медблок, покинул десантный бот. Манаген несколько секунд сидел неподвижно, потом посмотрел на экран терминала доктора. Все десять картинок в виде человечка были окрашены в красный цвет. Команда бойцов, равных которым до сих пор не было, прекратила свое существование. Да, в корпорации за это по головке не погладят. Скорее всего, его пустят в расход. Сольют как ненужного свидетеля. А зачем он им теперь нужен?

– Все просрал, все. – Манаген посмотрел на мертвого доктора. Рот у того открылся, обнажив зубы. Было похоже, что доктор злобно ухмыляется. – Все просрал.

Тут ему на ум пришла мысль о домике в горах, о кресле-качалке…

– А может, и не все. Про дорогое виски и сигары придется забыть, ну и хрен с ними. – Манаген нажал на кнопку связи с пилотом. – Пилот! Уходим на орбиту!

– Есть, сэр! – Пилот был полностью изолирован и всех дел не знал. Его работой было вести бот.

Створы десантного отсека закрылись, и бот медленно начал набирать высоту. А на месте разрушенной фермы строились солдаты в силовой броне с фототропным покрытием. Бойцы подразделения «Скифы». Из леса, окружавшего ферму, выехала платформа. На нее запрыгнули пятеро бойцов, и водитель, резко прибавив скорость, направил платформу обратно в лес.

Через полчаса на небольшую площадку в центре фермы сел десантный бот с нарисованными на борту щитом и мечом и надписью «Скифы» на фоне развевающегося российского триколора. В открывшиеся створы начали заходить бойцы. Когда последняя пара скрылась внутри, на площадку из леса выскочила платформа. Водитель хотел было с ходу заехать в отсек, но его остановил один из пассажиров. Он слез с платформы и снял с нее небольшой ящичек. Отойдя подальше, человек поставил ящичек на землю, немного постоял, вглядываясь в стену леса, и вернулся к боту. Поднялся по аппарели, и створы стали закрываться. Пыль, поднятая взлетающим ботом, толстым слоем покрыла тела девяти мертвых супербойцов и одну пустую броню, сохранившую очертания человеческого тела.

4

День синтезирует страх,
Свет причиняет мне боль.
На пересохших губах
Легкий привкус сомнений.
Где-то в моих проводах
Сломанный кем-то пароль
Пробует доступ открыть
Из других измерений.
Группа «Технология»

Пятый лежал, вжавшись в корни дерева. Тело его было вымазано глиной, к которой прилипла прошлогодняя листва. Когда послышался шум опускавшегося десантного бота, у Пятого скользнула мысль, что это полковник подоспел на помощь, и сейчас с воздуха на головы противников прольется смертоносный дождь. Надо бы вылезти и вернуться к месту, где он снял броню, и попробовать связаться с Базой. Но страх цепко держал его в своих объятиях. И Пятый не мог объяснить это чувство. Он еще сильнее вжался в корни и замер. Совсем рядом прошелестела десантная платформа.

Все пошло не так, когда форварды пересекли периметр фермы. Вместо обычных головорезов их атаковали профессиональные солдаты. Они не церемонились и не стреляли из простых винтовок. Все солдаты были вооружены бронебойными ружьями. Недостаток скорострельности они компенсировали точными выстрелами и убойной силой своего оружия.

Всего пару минут сопротивлялись бойцы Манагена. Да-да, сопротивлялись, потому что перешли от атаки к обороне. Когда бойцы стали падать, Пятый испытал приступ страха. Даже не страха, а ужаса.

3
{"b":"222078","o":1}